Радиостанция Голос Столицы

 

Правительство Украины приняло пакет решений, которые значительно упрощают условия ведения бизнеса. Решения были разработаны Минэкономразвития при поддержке Офиса эффективного регулирования. Одна из инициатив Минэкономразвития — это введение так называемого риск-ориентированного подхода в деятельности инспекционных органов. Они теперь должны проверять не для того, чтобы наложить штраф, наказать, а с целью устранения нарушений. Так объяснил суть нововведений первый вице-премьер-министр Степан Кубив.

 

Также Кабмин принял Концепцию реформы института саморегулирования в Украине. "Сейчас бизнес фактически отстранен от регулирования своего рынка, а органы государственной власти тратят значительные ресурсы на выполнение функций по регулированию хозяйственной деятельности", — заявил Кубив.

 

В итоге, правительство отменило ряд нормативных актов, чтобы уменьшить нагрузку на предприятия розничной торговли, торговли нефтепродуктами и ремонта бытовой техники.

 

Подробнее об инициативе правительства, рассказал руководитель секретариата Совета предпринимателей при Кабмине Андрей Забловский в эфире радиостанции Голос Столицы.

 

И насколько бизнес готов к переходу на саморегулирование — правительство же стремится именно к этому?

 

— Одни из мер, которые вы назвали — шесть шагов навстречу бизнесу, была принята так называемая концепция внедрения института саморегулирования в Украине. Обсуждение данного института — не новое. За последние пять лет было три или четыре законопроекта, не просто концепций, а законопроекта, которые предполагали внедрение института. Более того, в некоторых отраслях, более 15 их, уже функционирует институт саморегулирования. Начиная, например, с финансов, фондового рынка, ценных бумаг, архитектуры и тому подобного.

 

То есть этот институт не нов сам по себе с точки зрения подходов передачи части полномочий государства на институты саморегулирования. Есть понятие саморегулирование, есть так называемые самоуправляющиеся организации. Например, учителя, стоматологи могут объединяться в организации, то есть по признаку профессиональной принадлежности. Данный институт очень распространен во многих странах развитого мира, в США и ЕС. Безусловно, когда государство передает эти функции, оно очень жестко контролирует надлежащий способ их выполнения. Если государство и ранее предоставляло какие-то услуги и передает это институту саморегулирования, которое безусловно должно соответствовать ряду критериев, репрезентативность прежде всего. То есть эти критерии выписываются уже, и им должны жестко следовать. И данная организация следит за тем, чтобы в рамках ее деятельности те же члены этого самого регулирующего института выполняли все требования. И государство, подчеркиваю, очень жестко следит за выполнением этих условий, качеством предоставляемых этих услуг.

Альгирдас Шемета
© Фото: facebook.com/BusinessOmbudsmanUkraine
Шемета: деятельность бизнес-омбудсмена — прямая польза финансовому климату в стране

 

Насколько готова Украина к внедрению института? Дискуссия уже не нова, ведется уже последние, наверное, пять лет. Я же говорю, что этот институт в Украине существует. Говорить о том, что его нет, нельзя. Насколько эти институты выполняют свою функцию, это другой вопрос. Это тоже предмет отдельной дискуссии. С точки зрения наших обязательств перед ЕС, и лучших мировых практик, то внедрение этого института нужно. Но это займет значительное время, потому что к этому не совсем готовы как институты государственной власти, так и сами институты, которые бы взяли на себя функции саморегулирующихся организаций. У нас есть проблема так называемого общественного рейдерства, когда очень многие общественные организации на себя натягивают признаки репрезентативности, по сути не являясь такими. То есть проблема системна, она не касается только органов власти, она касается самих институтов.

 

Как сделать так, чтобы этот институт наконец заработал?

 

— Начнем с законодательства. Я же сказал, что у нас действуют в ряде отраслей, в ряде направлений институты саморегулирования. Но нет общего закона, который определял бы, что такое институт саморегулирования, критерии репрезентативности, какая организация сможет получить статус саморегулирования. Поэтому первое видение, в каком направлении, какие есть аудит-проблемы, анализ-проблемы, как их можно решать. Следующий шаг — это разработка. Это будет базовый закон. Опять-таки были разные подходы, дискуссии. Но пока мы сами не определимся, что такое саморегулирующие организации, кто имеет право, какими будут жесткие санкции за несоблюдение, какие правила, какие условия мы передаем и кому, без этого дальше мы двигаться не сможем. Это базовые вещи.

 

Потому что пока вы не понимаете, кто может в вашем государстве быть этим институтом, то у вас всегда будут желающие получить этот статус. Потому что это определенные преференции, если государство передает часть полномочий своих, а полномочия — это деньги. А деньги — это возможность создания основ для частной коррупции. В этом боязнь многих перехода на этот институт саморегулирования. Поэтому пока это не будет жестко определено, и за этим должен жесткий быть контроль, который есть и в США, и в ЕС. По-разному это регулируется. Но опять-таки за этим очень жестко следят. Начиная от репутации саморегулирующей организации, которая сама следит за своими членами, от кодекса этики, стандартов и тому подобное. И заканчивая полномочиями государства, которое в случае несоблюдения лишает этого статуса. И организация не может дальше претендовать на то, чтобы презентовать интересы тех же учителей, или если говорить о бизнесе, например, любого, строительного, не важно. То есть это взаимная ответственность двух сторон. Но она должна начинаться с четких предписаний требований законодательства. Если мы хотим выходить на нормальное саморегулирование, нам без базового, очевидно, закона сейчас на этом этапе не обойтись никак.

Нина Южанина
© facebook.com/Ніна Южаніна
Государство нарушает Налоговый кодекс во благо бизнеса — Южанина

 

Одна из инициатив Минэкономразвития — это введение так называемого риск-ориентированного подхода в деятельности инспекционных органов. То есть теперь бизнес должны проверять не для того, чтобы наложить штраф, а с целью устранения нарушений. Базовый подход меняется, но средства остаются те же?

 

— Этот шаг — это составляющая часть общей реформы, когда переход от такого фискального принципа, когда вас проверяют по принципу: когда хотим, тогда приходим и находим то, что хотим. А принцип риск-ориентированности. То есть чем больше бизнес рисковый по своей сути, по набору критериев, аналитических профилей, тем более он склонен к тому, чтобы его проверяли. И ставка больше на аналитическую составляющую. И проведя параллель с фискальной службой, то больше на превентивную аналитику. И за счет аналитических данных выявляется, например, степень этого риска. И потом опять-таки есть понятие плановых, внеплановых проверок. Но бизнес должен знать о том, что его проверяют. Опять-таки, если там серьезные нарушения, то есть жесткое законодательство, это практика многих стран. Это окружающая среда, безопасность граждан, охрана здоровья, то есть те вещи, которые очень чувствительные для всех нас.

 

Безусловно, без замены людей, которые олицетворяют эту систему, людей, которые должны быть научены совсем по-другому работать, и системных изменений, говорить о том, что сразу вот мы приняли, это заработало система, не стоит. Это завышенные ожидания, очевидно. Это следующий шаг. Безусловно, эта реформа немножко затянулась и во времени, и в ожиданиях самого бизнеса от того, как она должна работать. Проблем на самом деле очень много с ее внедрением. Это откровенное чиновничье нежелание или саботаж на местах, когда очень часто не понимают, что происходит, как эти реформы должны внедряться, и замену институтов, органов проверяющих, контролирующих органов. Потому что здесь тоже реформа у нас, скажем так, осталась пока половинчатая, незавершенная. Без этого по-новому система не заработает.

 

Ранее председатель BRDO Алексей Гончарук заявлял, что вмешательство государства в бизнес убивает конкуренцию.

 

А глава Ассоциации владельцев малого и среднего бизнеса Руслан Соболь отметил, что Нацбюро финрасследований не решит проблему "проверок" бизнеса.

Елена Дьяченко
© Фото: facebook.com/helena.dyachenko.7
Инициатива Порошенко о выходе из СНГ добьет еле живой бизнес — Дьяченко