Радиостанция Голос Столицы

 

Правительству Владимира Гройсмана уже практически два года. 14 апреля 2016 года Верховная Рада приняла отставку Арсения Яценюка и назначила вместо него Гройсмана. Накануне Независимая группа макроэкономического анализа и прогнозирования IMF Group заявила, что в их обновленном рейтинге Гройсман вошел в тройку украинских премьеров с наилучшими экономическими результатами. Его опережают Виктор Янукович и Николай Азаров, каждый из которых руководил Кабмином в два раза дольше. При этом за последние два года средняя зарплата в реальном выражении выросла на 22%, ее долларовый эквивалент — со 193 до 300 долларов, или на 56%.

 

Худшим премьер-министром за всю историю независимой Украины стал Витольд Фокин. В пятерку худших вошел и Арсений Яценюк, а Юлия Тимошенко попала в два списка — при ней экономика страны потеряла 162 млрд гривен, но доходы украинцев увеличились на 10%.

 

Насколько преуспел Владимир Гройсман на должности главы правительства, в эфире радиостанции Голос Столицы проанализировал эксперт по вопросам экономики Андрей Блинов.

 

Согласны ли Вы с оценками коллег относительно того, что правительство Владимира Гройсмана входит в тройку самых успешных в экономическом плане правительств?

 

— Я считаю, что здесь все зависит от методики подсчетов. То есть совершенно понятно, что если считать по реальным доходам граждан, то эта ситуация имеет место быть. И мы прекрасно знаем, на чем сыграл Владимир Гройсман в свои два года работы премьером — именно на том, что в 2013-2015 годах не происходило повышения социальных выплат гражданам, базовых заработных плат, пенсий. Соответственно, когда накопился уже большой инфляционный потенциал в 2016 году, мы знаем, что Владимир Гройсман, собственно, решился на эти шаги. И в какой-то мере он сейчас продолжает прежнюю линию, стараясь не останавливаться.

Блокада демаркации украинско-белорусской границы. Комментарий Госпогранслужбы
© RIA Novosti/Pavel Palamarchuk
Гройсман объяснил ситуацию с модернизацией КПП на деньги ЕС

 

В результате эта линия на повышение заработных плат и пенсий удалась, и насколько эта идея сказалась на темпах восстановления украинской экономики?

 

— Здесь очень важно анализировать именно с экономической точки зрения, с точки зрения совокупного предложения, с точки зрения совокупного спроса. Соответственно, то, к каким последствиям это приводит. Смотрите, в 2016 году абсолютно очевидно, что это был назревший шаг. И я в какой-то мере даже аплодировал смелости Владимира Гройсмана и команды, когда они решились удвоить минимальную заработную плату с 1 600 до 3 200 гривен. Это вызвало у многих шок. И я знаю, что многие аналитики советовали этот показатель резко повысить правительству, учитывая первые кварталы экономического роста. Но мало кто предполагал, что сразу в два раза решится премьер сделать этот шаг. Действительно, в какой-то мере этим самым он подталкивал тех агентов, которые ориентируются, это очень многие у нас предприятия, кроме крупных промышленных, которые ориентируются на минимальную заработную плату, ведь не секрет, что на многих предприятиях, многих фирмах платят базовую заработную плату, близкую к минимальной, и все остальное платят в конверте. Понятно, что когда тебе увеличивают официальную заработную плату, в какой-то мере ты детенизируешь эти самые выплаты. Плюс, у тебя резко подскакивают показатели социальных отчислений. Это все была компенсация за вот этот самый период 2013-2015 годов, и это не столь сильно ударило по инфляции. Кстати, прогноз НБУ, помним, что он 2016 был года 12%, и по итогам года у нас была инфляция 12%. А вот дальше Владимир Гройсман сотоварищи увлекся. Уже в прошлом году инфляция составила почти 14% при том, что НБУ прогнозировал 8%. В этом году НБУ хочет инфляцию 7%, прогнозирует 9%, но судя по всему, инфляция останется на уровне выше 10%. Опять же потому, что идут разговоры о том, что будет дальнейшее повышение, как минимум, до 4 200 гривен. И мы понимаем, что сейчас идет предвыборная ситуация, но с каждым месяцем, с каждым кварталом все сложнее будет правительству повышать вот эту минимальную заработную плату, чтобы ее не съедала инфляция. И поэтому показатель в 22% роста реальной заработной платы, что действительно было последний год у правительства Гройсмана, теперь будет крайне сложно достичь. Потому что все, что удастся повысить, будет практически автоматически съедать инфляция. Таков закон определенной инерции в экономике. То есть когда тебе первые шаги кажутся безболезненными, дальше их повторять именно в плане индексации социальных выплат и вообще масштаба заработных плат — это крайне неэффективно. И у Гройсмана сейчас в этом плане — достаточно сложный год. Дело в том, что я напомню, что бюджет у него недовыполняется в этом году. И это связано с тем, что пока что обменный курс находится ниже, я имею в виду курс доллара, курс гривны соответственно, выше, нежели планировался. У нас просто недопоступают так называемые импортные налоги. Так что у Владимира Гройсмана сейчас резко сократился вот этот люфт и эта возможность повышать минимальные заработные платы. Поэтому уже по итогам года очень будет тяжело повторить этот показатель. И если это произойдет, то объясняться это будет только предвыборными соображениями. И после выборов инфляция нас крепко накроет.

Владимир Гройсман
Гройсман назвал приоритеты следующего этапа децентрализации

 

Либо же гривна ослабится, и это поможет выполнить бюджет?

 

— Это безусловно будет. Просто это произойдет, очевидно, не раньше августа-сентября. Мы понимаем, что уже ближе к завершению года этот эффект будет виден. И соответственно, я, кстати, прогнозирую, что, помните, Владимир Гройсман, когда обсуждали бюджет, он обещал и договаривался с отдельными фракциями, что, дескать, мы рассмотрим вопрос повышения то ли до 4 100 то ли до 4 200 гривен минимальные заработные платы уже по итогам экономики развития, экономики в первом квартале. Я не исключаю, что этот вопрос будет перенесен на более поздний срок, а именно, на осень, когда уже вовсю разгорится избирательная кампания, и когда уже вовсю и команда Петра Порошенка в любом случае, судя по всему, так или иначе будет объединенная на базе нынешней коалиции. Она будет пытаться показать, что, по крайней мере, то, что случилось при них, это далеко не самый худший сценарий, который мог случится со страной в экономическом плане. А здесь, конечно, попытки повысить заработные платы хотя бы на несколько месяцев в реальном измерении — это всегда очень железный аргумент. Вспомните кампанию 2004 года, когда наперебой тот же премьер Янукович отвязывал показатели пенсий от базовых вещей, связанных с экономикой. Вот, собственно, именно ради того, чтобы сказать, что это самое «покращення», оно уже наступило. Это будет абсолютно четко делать и нынешняя команда, она уже на этом пути. Мы же видим, как с неохотой правительство рассматривает вообще вопрос повышения цены на газ.

Выборы-2019: есть ли альтернативы Порошенко? Интервью с политологом Николаем Мельником ВИДЕО
Выборы-2019: есть ли альтернативы Порошенко? Интервью с политологом Николаем Мельником

 

В своих заявлениях Гройсман уделял много внимания энергоэффективности, но расходы на субсидии составили 71 млрд гривен, а на энергоэффективность — даже до миллиарда не дотягивают.

 

— Конечно, правительство энергоэффективность вынесло больше на знамя, нежели в реальное исполнение. Если бы энергоэффективность у нас производилась, мы бы не видели в Киеве, по крайней мере, особенно на Печерске, этих так называемых латок, когда жители сами скидываются и утепляют свой этаж или свою квартиру. Это, кстати, очень плохо с точки зрения экономии тепла, потому что способствует развитию грибков. Да, если дом закрывать подобными фальш-панелями или утеплителями, то это необходимо делать в отношении всего фасада, а не отдельных латок. То есть латочный ремонт в перспективе ведет к большим проблемам для дома, нежели в целом его приведение в порядок. Поэтому это первый признак, который существует. Но на самом деле к Владимиру Гройсману есть большие проблемы и большие претензии. Они связаны вот с чем. Дело в том, что правительство очень мало уделяет внимания перспективам развития базовой украинской энергетики. Мы знаем, с каким трудом сейчас воюет «Энергоатом» за повышение тарифа на отпускную электроэнергию АЭС. И мы понимаем, что с каждым годом все острее и острее будет вставать вопрос о либо строительстве новых атомных блоков, либо о том, что просто к 30-м годам 21-го века Украина столкнется с тем, что исчерпаны ресурсы большинства блоков АЭС. А базовую мощность их использования сегодня уже подняли почти до 60%. Мы видим, что поднимались вопросы, связанные с заменой блоков станции на уголь, в первую очередь, газовой группы. Но опять же, здесь параллельно мы слышим о долгах перед шахтерами, перед государственными шахтами. Не происходит приватизация ряда шахт. Особенно, убыточных. И попытка просто их даже продать за одну гривну. То есть в плане энергетики вообще, конечно, есть огромные проблемы, которые существуют, и правительство сейчас больше занимается определенной войной с «Нафтогазом», которая просто ради собственного кармана, точнее, карманов менеджеров, и это просто не дает им повысить достаточно административно цены на газ. Но политика импортного паритета, которая была объявлена в 2014 году, фактически Гройсманом дезавуирована. Но ничего альтернативного он не предложил. И вот, пожалуй, я бы в какой-то мере сравнил Гройсмана, как это ни странно, с определенным периодом Брежнева в экономике СССР. По крайней мере, в последний год.

Энергоэффективность в Украине. Интервью с Константином Гурой ВИДЕО
Шаги развития энергоэффективности в Украине. Интервью с экспертом

 

Насколько правительство справляется с вызовами относительно массовой миграции украинцев за границу?

 

— Оно никак с этим не справляется. Мне кажется, оно даже отчасти радуется этому. Правительство периодически говорит о том, что у нас, несмотря на сложности в стране и конфликт на Донбассе, нет рекордной безработицы. Это правда. У нас огромный клапан работает в виде иммиграции людей, которые не могут найти… Я не могу сказать, не могут себя найти на родине, они просто хотят получать условную тысячу евро. Но они не могут себе найти, кто-то в Киеве, кто-то в других городках, такую заработную плату. И поэтому достаточно массово идет миграция по традиционным направлениям. Это, в первую очередь, Россия, но также, безусловно, усилилась миграция в западном направлении с получением особенно безвиза. То есть уже поехали люди из более дальних регионов, нежели приграничные с Польшей регионы. Мы видим, что в Европе сегодня действительно количество украинских мигрантов оценивается в очень широких пределах — где-то от 3 до 8 млн человек. И, кстати, правительство Гройсмана ни на йоту не приблизилось к переписи населения, она по-прежнему намечена аж на 2020 год, то есть после этого самого избирательного цикла. Мы же понимаем, что, скорее всего, много неприятных для правительства нюансов принесет эта самая перепись, если ее честно проводить.

 

К слову, политолог Вадим Карасев в эфире «ГС» отметил, что в случае решения партии «Народный фронт» об участии в президентских выборах ее кандидатом может быть только премьер-министр Владимир Гройсман.

Владимир Гройсман
© twitter.com/VGroysman
Гройсман рассказал об инициативах Кабмина по борьбе с трудовой миграцией