Радиостанция Голос Столицы

 

Последние полгода были насыщены реформами, реформы в Украине проводятся не для Международного валютного фонда, а для украинского народа. Об этом в интервью британскому изданию «Financial Times» заявил президент Украины Петр Порошенко. «Последние полгода были очень насыщенные активными реформами. И вряд ли вы найдете любую другую страну в мире, которая сделала так много… Мы делаем реформы не для МВФ, а для украинского народа и будущего моей страны. И я горжусь тем, что МВФ сказал, что в течение трех лет моего президентства мы сделали больше реформ, чем в предыдущие 25 лет», — заявил президент.

 

Порошенко отметил, что с сентября 2017 года Украина провела образовательную реформу, пенсионную и реформу системы здравоохранения. Также введена конституционная реформа в части судебной реформы и принят новый закон о приватизации. Глава государства добавил, что одновременно с масштабным реформированием украинской армии, которое требует значительных средств, Украина наращивает объемы ремонта и строительства новых дорог, происходит это по новой системе государственных закупок, которая экономит десятки миллиардов, происходит увеличение местных бюджетов в семь раз во время децентрализации. Именно поэтому, по словам Порошенко, мы имеем небольшой экономический рост.

 

Президент также призвал Верховную Раду Украины как можно скорее принять во втором чтении и в целом законопроект об Антикоррупционном суде, который должен завершить запуск антикоррупционной инфраструктуры Украины.

 

Интервью Порошенко проанализировал в эфире радиостанции Голос Столицы директор Украинской политконсалтинговой группы Дмитрий Разумков.

 

Как вы прокомментируете заявление Порошенко, что за последние три года его президентства в Украине сделали больше реформ, чем за остальные 25 лет?

 

— На самом деле, у нас почему-то чиновники время от времени страдают манией величия, а иногда еще и лукавят. В свое время Парубий хвастался тем, что мы приняли больше законов, чем принимают парламенты Европы, в два раза. Здесь нужно идти не по принципу количества, а все-таки по принципу качества и вопрос в том, не сколько мы запустили реформ, а насколько они эффективны, насколько позитивно они со временем повлияют на жизнь наших с вами сограждан и насколько они завершенны, потому что «мы запустили» или «мы запускаем» — это понятие очень растяжимое. 

Бортник о войне с Фирташем и почему нужно беречь здоровье Каськива
Бортник: Порошенко выполнил предвыборное обещание — формально АТО будет закончено

 

Если мы говорим о медицинской реформе, о которой упомянул президент, она на сегодня еще не работает. Если мы говорим о пенсионной реформе, которую, на самом деле, тяжело назвать реформой, это больше выравнивание пенсий. И, по большому счету, при всем уважении к Петру Алексеевичу, к пенсионной реформе он имеет посредственное отношение, это больше, скажем так, зона ответственности и заслуга, если это можно отнести в заслуги, премьера. Если мы посмотрим закон приватизации, на сегодня он еще тоже не работает. Если мы говорим о судебной реформе, к ней вообще очень много вопросов, потому что даже тот животрепещущий вопрос, который находится, скажем так, в основной повестке дня украинской — это закон об Антикоррупционном суде, он ставит под сомнение саму сущность той судебной реформы, которая была принята. Потому что если она была эффективна, то нам не нужен Антикоррупционный суд. У нас те суды должны быть Антикоррупционными, потому что мы поменяли систему, сделали систему, которая должна отстаивать сугубо права и законы, которые работают на территории нашего государства.

 

Какая из реформ в таком случае имеет отношение к президенту? Например, в интервью президент говорит, что часть медреформы написана ним.

 

При всем уважении, я думаю, что писал не именно президент, а писали специалисты в Администрации президента, специалисты в парламенте, в Кабмине и вешать себе эти медали на грудь не совсем корректно, потому что всегда над реформами работает группа людей. Да, их презентует или президент, или премьер, или министр, но, скажем так, даже медицинская реформа — это больше зона ответственности Кабмина. Хотя я, например, очень критикую медицинскую реформу, исходя из тех базисов, которые заложены, а как она будет работать — это мы еще посмотрим. Теоретически у нас на сегодня уже должна работать система семейного врача. На практике, если мы отъедем на 20-30 километров от города Киева, я думаю, что большая часть врачей на нас будут смотреть удивленными глазами, что у нас уже эта система работает. 

Политолог и политтехнолог Екатерина Одарченко
За безвиз Порошенко простят наезд кортежа на пенсионера — политолог

 

Какими плюсами реформ мы уже модем похвастаться?

 

— Я бы отнес частично реформу МВД и реформу патрульно-постовой службы, которая стала теперь Нацполицией и то отчасти, потому что она не завершена. Я бы отчасти отнес к позитиву все-таки образовательную реформу, если мы уберем из нее аспекты седьмой статьи и те вещи, которые вбили клин во взаимоотношениях между Украиной и нашими ближайшими западными соседями. Я бы, наверное, еще к позитивным реформам отнес ремонт дорог, он, действительно, происходит. И другой вопрос, как это будет дальше существовать и будут ли эти дороги стоять, и не будут ли уходить вместе со снегом. И это, в принципе, мы увидим через относительно небольшой промежуток времени. И, наверное, все-таки реформирование армии, то, что относится, кстати, к прерогативе президента, я бы, наверное, отнес больше к плюсам. Но опять же, это не сугубо плюс президенту, это, скажем так, относительный плюс той действующей вертикали власти, которая сегодня существует.

 

Опираясь на это интервью и на вопрос журналиста «Financial Times» по Антикоррупционному суду, он удивляется, что президент не обращает внимания на советы Венецианской комиссии и МВФ и он сравнивает это с тем, что если банк делает какой-то вклад в какое-то дело, то он может управлять своими деньгами и рассчитывать, что с его замечаниями будут считаться. В общем президент говорит, что не будет жестко учитывать все эти поправки от МВФ. Действительно ли такое отношение должно быть, что деньги в банк вложены и банк управляет этими деньгами по отношению к Украине?

 

— На самом деле, отчасти да, отчасти нет. Современное государство и МВФ — это не банк и кредитор в том понимании, в котором говорилось в интервью. И есть Конституция, есть законы нашего государства, на которые, действительно, нужно обращать внимание. С другой стороны, надо смотреть на те предложения. На самом деле, оно больше идет в формате просьб, которые мы слышим от наших иностранных партнеров. Они на самом деле логичны, то есть там нет ничего, что бы противоречило здравому смыслу и логике, но это не всегда может напрямую коррелироваться с нормами Конституции и это проблема. Ее нужно решать, но отмахиваться нельзя, потому что мы услышали очень жесткие заявления и от МВФ, и от Мирового банка, и от ЕС, и от США критику законопроекта президентского по Антикоррупционному суду. Просто и президенту, и действующей власти, и нам с вами в дальнейшем обижаться не стоит, если мы в следующий раз придем попросим помощи, а нам скажут «ребят, коль вы настолько самостоятельны, не обращаете внимания на наши рекомендации, будьте добры, дальше свои проблемы решайте сами».

 

Напомним, ранее президент Украины давал пресс-конференцию, по этому поводу политолог Виктор Таран заявил, что подготовка Порошенко ко второму сроку очевидна.

 

А политический консультант Андрей Вальчишин отметил, что пресс-конференция добавила Порошенко плюсов перед избирателями

Порошенко будет стоить предвыборную кампанию на военной теме — Дьяченко