Радиостанция Голос Столицы

 

В Высшей квалификационной комиссии начались первые экзамены для 990 действующих судей. Во время анонимного тестирования судьи будут показывать уровень знаний в области права, знание материального и процессуального права Украины, международно-правовых актов, правовых позиций Верховного Суда, ЕСПЧ и тому подобное. На практическом задании судьи будут формулировать и четко излагать свою позицию.

 

Об оценивании судей высказался в эфире радиостанции Голос Столицы адвокат, член правления Ассоциации юристов Украины Денис Бугай.

 

Насколько эти экзамены судей всесторонни, качественны и объективны?

 

— Я думаю, что система тестирования судей за последний год сделала насколько шагов вперед, если не сказать — скачков вперед. Мы видели это на примере конкурса в Верховный суд. Однозначно, это качественно и глубоко. Я хотел бы несколько слов сказать, что анализируются несколько показателей. Первое — это профессиональная компетентность человека. Тестируются его знания анонимно полностью, исключая возможность какого-то вмешательства, подделки или списывания. Также он пишет письменное задание для того, чтобы понять, насколько судья готов написать качественное судебное решение. И тут начинается следующий этап тестирования, который анализирует его личностные и социальные компетенции, насколько он готов работать в коллективе, насколько конструктивен, насколько может поддерживать порядок в зале суда, и т. д. И третий очень важный аспект, особенно в современных наших условиях — это проверка его добросовестности. И здесь работают и Совет доброчесности при ВКК, и определенные тестовые системы, которые проверяют склонность судьи к злоупотреблениям и коррупции. То есть это всесторонний такой анализ. И очень важно сказать, что весь этот анализ осуществляется анонимно. То есть машина все проверяет, шифрует, и вмешаться туда нельзя. И конкурс Верховного суда показал, что сомнений в анонимности нет. Если мы можем дискутировать по поводу самих заданий, то вот вопрос анонимности не обсуждается, действительно, доказали, что анонимно и непредвзято.

Алексей Семений
В ЕС хотят полностью устранить контроль Порошенко по назначению судей — Семений

 

По поводу тех же судей Верховного суда было много замечаний, ко многим из них были вопросы. Но они все эти проверки прошли. Не получится ли так, что эта проверка станет экзаменом на лояльность для судей?

 

— Да, были вопросы к отдельным личностям в Верховном суде. Но мне кажется, объем вопросов на общем фоне количества судей, которые туда пошли, достаточно минимален. То есть вопросы к меньше, чем 20% коллег. Это раз. Мы делали это в первый раз, поэтому действительно могли быть какие-то неточности. Давайте еще помнить, если мы хотим получить эффективный судебный корпус и честный, есть два этапа. Первый — это правильно подобрать, и здесь мы чувствуем себя уверенно, мне кажется, здесь хорошо работает система, может, есть шероховатости, но идет все в правильном направлении. А второй вопрос — это когда человек уже стал судьей, насколько он добропорядочен и дисциплинирован в своей работе. И тут уже вопрос к ВРП, который рассматривает дисциплинарные жалобы на судей. А вот здесь сейчас большая проблема. ВРП фактически не справляется с этим. То есть когда пишут жалобы на судью, он не рассматривает их. ВРП оставили себе поле для манипуляций в части, какую жалобу рассматривать, какую — не рассматривать. Все это они обосновывают тем, что слишком много жалоб, 20 тысяч — это огромное количество жалоб на судей приходит. И они якобы не успевают. Вот мне кажется, если бы вторая часть, а именно, дисциплинарная ответственность работала, то есть когда уже судья допускает ошибку, умышленную, специальную, если бы ВРП был бы заинтересован в вопросах очищения судебного корпуса, тогда бы мы были более довольны судебной системой. То есть давайте помнить о второй части, которая не является сегодня предметом программы.

 

Как эта проверка поможет решить проблему с недоукомплекотоваными судами?

 

— Эта проверка может даже помешать недоукомплектованости. Потому что часть судей, у меня есть четкое убеждение и информация, не будут являться на оценивание, поскольку боятся, что они его не пройдут. То есть часть людей сама уйдет из системы для того, чтобы в этом не участвовать. И соответственно, какое-то количество вакансий может даже увеличиться. Заполнить вакансии поможет новый набор, который стартовал у нас весной. Если помните, огромное количество, несколько тысяч людей собралось в огромном конференц-холле на левом берегу, и одновременно сдавали экзамен. Из этих тысяч выбрали, я не помню, по-моему, порядка 700 человек, которые начали свою подготовку теперь в школе судей, которых ждут очередные экзамены, и именно вот этот набор должен заполнить вакансии. Я так понимаю, они смогут приступить к работе не раньше, чем через восемь месяцев. Поскольку они должны еще пройти целый ряд обучений, процедур и экзаменов. Подобрать судью — это очень сложно. Это не полицейский на улице, это требует времени, усилий, скажем, это летчик-истребитель, которого надо готовить много лет.

 

По Печерскому районному суду в чем проблема?

 

— Две составляющих, почему люди не хотят там работать. Первый — действительно очень высокая нагрузка, поскольку органы центральной власти находятся в Печерске, ГПУ — в Печерском районе, соответственно, много материалов приходит, объем работы высокий. Давайте говорить честно, то, что мы можем читать между строк, почему судьи не идут в Печерский суд. Это суд, в котором судьи ощущают максимальное давление со стороны власти, потому что там рассматриваются ключевые вопросы для всей системы власти. И явно, что для человека, который хочет профессионально заниматься работой, попадание в такие жернова и в тиски является дискомфортным. И дополнительно эта работа не будет вознаграждаться какой-то повышенной зарплатой, или еще чем-то, поэтому человек поступает разумно, он желает работать в более комфортных условиях психологических. Я думаю, что истинная причина здесь.

Александр Москалюк
Путем реорганизации судов вакуум судей не заполнить — Москалюк

 

В Соломенском суде рассматриваются все дела, связанные с деятельностью НАБУ и САП.

 

— Да, но их там не так много, как от прокуратуры. И вы понимаете, ни САП, ни НАБУ не имеют возможности административного давления на суд. И количество их дел не сопоставимо с количествами дел ГПУ или, например, Главного следственного управления полиции, которое находится тоже в Печерском, а вторая часть — в Шевченковском районе. Поэтому там обстановка поспокойнее. Там, безусловно, давление общественности, иногда деструктивное поведение общественности является и раздражающим фактором, и фактором давления на судью.

 

Эту проблему поможет решить данная оценка судей?

 

— Только частично поможет решить эту проблему. У этой проблемы есть насколько корней. Первое — это недоукомплектованность судейского корпуса. Вторая проблема — это то, что наши правоохранительные органы, все правоохранительные органы забрасывают суды иногда абсолютно ненужными материалами. То есть они пытаются провести обыски, которые им не нужны, они иногда делают просто обыски ради статистики, получают доступ к материалам ради статистики или материалы, которые им не надо. Надо поработать в этой части. То есть нужно уменьшить поток материалов, которые заходят в суд. И третий фактор, по поводу того, что начинаются уже злоупотребления, мы очень часто слышим: мы не можем рассматривать это уголовное дело, потому что высокая нагрузка. Но мне кажется, что в этой части уже начались определенные манипуляции. То есть списывают на нагрузку для того, чтобы не рассматривать какое-то дело.

 

Ранее член общественного совета доброчестности при высшей квалификационной комиссии судей Сергей Верланов заявлял, что недобросовестные судьи после оценивания могут остаться на должностях.

 

А эксперт по вопросам судебной реформы «Реанимационного пакета реформ» Михаил Жернаков отметил, что реорганизация судов оставит лишь самых лояльных судей.

Маркиян Галабала
Рабскую психологию украинских судей нужно искоренять — Галабала