Радиостанция Голос Столицы

 

Национальный банк может с середины лета 2018 года вдвое сократить лимит обязательной продажи валютной выручки — с нынешних 50% до 25% суммы. По крайней мере, это прогнозируют эксперты и участники рынка.

 

В то же время в полную отмену этого требования они пока не верят, однако допускают эксперименты в этом направлении.

 

К слову, действие постановления об обязательной продаже части валютной выручки закончится 13 июня 2018 года, и чиновникам придется принимать новое решение на этот счет.

 

Будет ли сокращен лимит обязательной продажи валютной выручки, в эфире радиостанции Голос Столицы спрогнозировал советник президента Ассоциации украинских банков Алексей Кущ.

 

Как вы считаете, возможны ли эксперименты с полной или частичной отменой требования об обязательной продаже валютной выручки?

 

— Если прогнозировать логику регулятивных решений НБУ, сделать это будет достаточно сложно, потому что особой логики там нет, поэтому можно как бы данное решение оценить с точки зрения потенциального влияния на рынок и вообще — насколько это необходимо и насколько это актуально. На самом деле норма обязательной продажи валютной выручки является как бы рудиментом такой, скажем так, плановой экономики, и это как бы тот инструмент, который перешел к нам еще с 1990-х годов. Поэтому на самом деле он является крайне устаревшим и крайне неэффективным, и если Украина собирается создавать привлекательные условия для иностранных инвесторов, становится страной, в которую будут вкладывать иностранные инвесторы значительные объемы инвестиций, то она должна максимально защищать законодательное, нормативно-правовое поле от подобных рудиментов плановой экономики. Поэтому эту норму нужно отменять, ее нужно было отменять уже давно. Какого-либо стабилизирующего действия она уже не оказывает на валютный рынок.

 

Подобные меры административного регулирования эффективны на краткосрочном временном интервале, в течении максимум трех-шести месяцев, когда возникает какая-либо критическая ситуация на валютном рынке, и когда нужно принимать непопулярные административно жесткие решение. В долгосрочной или среднесрочной перспективе — в течении одного, двух, трех лет действие таких административных норм становится как бы нейтральным, то есть они уже не оказывают никакого влияния положительного, наоборот, становятся токсичными административными нормами, которые только ухудшают инвестиционный портрет и не оказывают никакого положительного действия.

Ограничения по продаже валютной выручки стимулируют «черный рынок» — Кубраков

Чисто гипотетически, если рассматривать вариант, когда в рамках эксперимента отменят, что изменится для участников рынка? На валютном рынке в принципе?

 

— Дело в том, что на сегодняшний день проблема нашего валютного рынка заключается не в объемах обязательной продажи, она заключается в строках возврата этой валютной выручки и в полноте этой валютной выручки. То есть, если, например, по различным экспертным оценкам 30-40% валютной выручки остается на так называемых контролируемых иностранных компаниях, на самом деле это обычные прокладки, которые используются для того, чтобы скрывать часть валютной выручки за рубежом, то мы прекрасно понимаем, что если, например, навести порядок с ценообразованием, внести так называемые стандарты МСЭ-Т — международные стандарты, которые позволяют бороться с размыванием налогооблагаемой базы, то мы получим увеличение легальной экспортной выручки на 20-30%, что значительно перекроет все наши внутренние потребности в валюте.

 

Необходимо также ужесточать и ответственность за сокрытие валютной выручки за рубежом и за, скажем так, несвоевременный возврат. Поэтому опять таки, если предприятие продает свою продукцию, и сами не получают за эту продукцию деньги, в это время эти деньги вращаются где-то на офшорных счетах, то, естественно, в этом секторе нужно наводить порядок, и это будет более эффективно, чем заставлять легальных экспортеров продавать свою валютную выручку. Потому что получается, что те экспортеры, которые скрывают свою валютную выручку, которые несвоевременно ее возвращают в страну, они как бы абсолютно не страдают от подобных деструктивных норм и находятся, может быть, в таких тепличных условиях. А те экспортеры, которые работают в легальном правовом поле, в основном, это компании с иностранным капиталом, эти экспортеры, к сожалению, вынуждены терять часть своего конкурентного преимущества, потому что вынуждены подчинятся таким абсолютно бессмысленным административным колебаниям.

 

У нас часто на рынке формируется избыток валюты?

 

— Дело в том, что сейчас наши колебания на валютном рынке обусловлены цикличным характером украинской экономики, то есть украинская экономика все больше и больше становится похожей на типичную аграрную экономику. Достаточно сказать, что уже 40% экспортной выручки составляет продукция аграрно-промышленного комплекса. Кстати говоря, в мире не существует богатых аграрных стран, как любая аграрная страна мы становимся уже подвержены вот этим цикличным колебаниям, то есть когда начинается цикл активности и выкупается валюта, в основном, это происходит осенью, зимой курс гривны падает. А когда аграрии наоборот достают свои валютные заначки и начинают выдавать валюту для того, чтобы финансировать посевную, весной курс гривны начинает укрепляться. Поэтому у нас, к сожалению, не осталось уже промышленности, скажем так, промышленного сектора, который работает ритмично в течение всего года и который мог бы за счет своих показателей выпрямлять этот курсовой тренд. У нас чисто такой, скажем так, сезонный сельскохозяйственный тренд валюты, сезонный сельскохозяйственный тренд экономики.

ректор Международного института бизнеса, экс-заместитель главы НБУ Александр Савченко
Уровень защиты украинской валюты намного превышает ее ценность — Савченко

Разве Китай — это не аграрная страна?

 

— Китай нельзя ни в коем случае назвать аграрной страной. Дело в том, что Китай с помощью инвестиций в аграрный сектор решил проблемы собственной продовольственной безопасности. Тем не менее, Китай не является экспортером аграрной продукции. Наоборот, например, он закупает в Украине достаточно большие партии кукурузы, подсолнечного масла, то есть Китай — это промышленно развитая страна, которая сейчас переходит из стадии, скажем так, прямого копирования промышленных образцов и западных технологий, приходит уже к разработке собственных инновационных технологий, и Китай — это крупнейшая промышленная экономика мира на сегодняшний день.

 

Некоторые банкиры считают, что новый виток упрощений валютных требований позволит привлечь в Украину иностранных инвесторов и поддержать отечественных экспортеров. Вы того же мнения?

 

— Дело в том, что государство должно научится относится к частной собственности как к некому сакральному символу. Во всем мире частная собственность — священна, и посягательство на нее со стороны государства недопустимо. Что такое валютная выручка? Валютная выручка — это та же частная собственность экспортера, так же, как его имущество, земельные участки, оборудование, гривневые ресурсы на счетах. Поэтому указывать экспортерам продавать им экспортную выручку абсолютно бессмысленно. Государство должно контролировать уплату налогов экспортерами и своевременное декларирование этой экспортной выручки, то есть государство должно следить за тем, чтобы экспортеры не скрывали валютную выручку и платили налоги с нее, а сколько продавать им валюты, когда продавать валюту, и нужно ли вообще эту валюту продавать, — это уже должно решать каждое предприятие отдельно. По сути, такие административные нормы являются грубейшим вмешательством в хозяйственную деятельность субъектов экономики, и если, допустим, наши экспортеры, которые уже много лет работают на украинском рынке, они уже привыкли к таким жестким условиям, но, допустим, для западных компаний, которые только присматриваются к украинскому рынку, подобные нормы воспринимаются как какая-то дикость и пережиток какого-то дикого государственного капитализма середины или начала 1990-х годов

 

Напомним, представитель Офиса эффективного регулирования Александр Кубраков отмечает, что украинские физлица-предприниматели, ведущие экспортную деятельность, де-факто по-прежнему обязаны продавать 100%, а не 50% своей валютной зарплаты.