Радиостанция Голос Столицы

 

Ровно год назад ПриватБанк национализировали. Как это происходило: в ночь на 19 декабря состоялось заседание правительства в ходе которого представители Национального банка озвучили предложение национализировать ПриватБанк. Кабмин принял предложение регулятора. При этом на сайте правительства сообщалось, что инициатива национализировать «Приват» исходила от частных акционеров банка, мол, потому что национализация будет в интересах клиентов. Правда, с тех пор против национализации ПриватБанка подано свыше 400 исков, НБУ объясняет их нежеланием экс-владельцев возвращать долги. Плюс ко всему, в Нацбанке считают, что иски подают, чтобы дестабилизировать работу Нацбанка, ПриватБанка и Минфина, которые ведут работу относительно возврата этих долгов.

 

ПриватБанк на момент национализации обслуживал более 3 миллионов пенсионеров, 500 тысяч студентов и больше полутора миллионов социально незащищенных граждан. Также в нем размещены более 3,5 миллионов зарплатных счетов. Обслуживались более 500 тысяч предпринимателей. Эксперты констатируют, что ПриватБанк спустя год по-прежнему, занимает первые места по концентрации депозитов частных лиц. Множество частных предпринимателей и мелкий бизнес обслуживаются там. Глобального оттока клиентов за год не произошло.

 

Год национализированного ПриватБанка прокомментировал финансовый аналитик, директор рейтингового агентства «Евро-Рейтинг» Григорий Перерва в эфире радиостанции Голос Столицы.

 

Спустя год, хотелось бы понять: национализация была вынужденным экономическим решением или можно было бы обойтись и без неё?

 

— Вариантов было только два: либо национализация, либо ликвидация. То есть, ввод временной администрации, дальнейшая ликвидация, вывод банка с рынка. Но вы правильно говорите, что и сейчас ПриватБанк остается на первых местах в банковской системе. Давайте вспомним ситуацию год назад, когда система была намного более нестабильна, когда была угроза и очередного обвала гривны, и очередного всплеска недоверия населения к банковской системе, то есть на тот момент решение о национализации позволило предотвратить самые худшие, самые негативные сценарии.

 

Какие были самые негативные сценарии?

 

— Банкротство. И вы перечисляли: три миллиона пенсионеров, счета предприятий и госучреждений, все это сразу же накрывается. То есть, государство компенсирует только по 200 тысяч вкладчикам. Все остальные, то есть все юрлица и значительная часть вкладчиков-физлиц, у которых больше 200 тысяч на счету в ПриватБанке, оказываются ни с чем.

 

Государство с наших с вами денег докапитализировало банк на 116 миллиардов, потом еще несколько десятков миллиардов.

 

— Сейчас порядка 130 с хвостом и будет до 160 млрд.

Кравец АУДИО 13.11.17
Коломойский и Боголюбов судятся за ПриватБанк, чтобы избежать ответственности — юрист

 

Эта сумма сопоставима, если бы была введена временная администрация, банкротство и т.д.?

 

— Если напрямую, то порядка 100 миллиардов вкладчикам возвращали бы. Просто непрямые потери были бы значительно больше. То есть, именно непрямых потерь удалось избежать.

 

Какие непрямые потери?

 

— Самое первое, это сохранение стабильной работы банковской системы и стабильного курса гривны. То есть, вот это два основных фактора, которые сыграли ключевую роль.

 

Удалось ли за год все эти системные проблемы привести в порядок?

 

— Нет, не удалось. Сажем так, во-первых, частный менеджмент обычно на порядок выше государственного, а во-вторых, менеджмент и построение системы в ПриватБанке настолько отлажен был, что даже сейчас проаудировать и определиться, чем же распоряжается, чем владеет банк, и какая реальная картина, по прежнему до конца не удается. То есть, аудиторский отчет вроде как завершен, но пока что не опубликован, оценка активов пока на завершена.

 

Государству удалось испортить отчасти систему ПриватБанка?

 

— Насколько я понимаю, можно судить по отзывам, то именно в качестве сервиса ситуация немного ухудшилась. Но это традиционная проблема государственных банков. То есть, сервис, качество обслуживания, дополнительные услуги, они всегда выше у частных банков. В то же время, государственный менеджмент, в данном случае это его плюс, не дал упасть банку, он позволил сохранить количество вкладчиков примерно на том же уровне, он несколько трансформировал портфели. То есть банк работает. Второй вопрос, что сейчас он начал больше переориентироваться, например, на работу с муниципалитетами, госучреждениями, больше кредитует все-таки розницу, не так частный бизнес, но это как раз уже действия менеджмента и, пожалуй, в нынешней экономической ситуации они являются обоснованными.

 

Изменилась ли стабильность банка?

 

— Очень непростой вопрос. Если смотреть только на финансовые показатели, то мы видим, что банк демонстрирует убыток. А понятно, что если банк демонстрирует убыток, то это является свидетельством невысокого качества работы. С другой стороны, мы понимаем, что убыток в том числе появился по одной простой причине: был проведен первичный анализ ситуации, были определены проблемные кредиты, соответственно под них пошло резервирование и в результате банк сразу же начинает показывать отрицательную динамику прибыли. То есть это естественная ситуация и операционная прибыльность банка держится в районе нуля. Здесь банк сбалансирован. Поэтому, скорее, я бы оценил сейчас ситуацию нейтрально.

Вячеслав Потапенко
Государство не рассчиталось с Коломойским за ПриватБанк — политолог

 

Говорят, что есть планы продать банк через пару лет. Это реально?

 

— Во-первых, продавать такой банк необходимо. Оставлять его в государственной собственности длительное время неправильно. Опять таки, имея еще «Ощад», имея еще «Эксим», имея контрольный пакет в «Укргазе», иметь еще и ПриватБанк на шее — это очень затратно. То есть продавать нужно. Вопрос, можно ли продать банк в нынешнем виде — очень сложно. Во-первых, сейчас иностранный инвестор еще не готов входить в Украину. Именно инвестировать в государство серьезно. Тем более, в финансовый сектор. Плюс, ПриватБанк сам по себе очень громаден, он требует реально больших вливаний капитала и возможно, как вариант — это все-таки продажа отдельных сервисов по частям.

 

А какие это могут быть сервисы?

 

— У «Привата» очень хорошо поставлено все, что связано с ІТ-технологиями. То есть обслуживанием, которое по прежнему является одним из наиболее высококлассных, если не самым классным в Украине. Это отдельный сервис, он может продаваться, помимо банка. Поскольку он выстроен таким образом, что позволяет его рассматривать как самодостаточную единицу. Плюс, то, что мы уже ранее наблюдали по ряду крупных банков, это просто распродажа отдельных отделений и представительств банка, его филиалов по регионам. Хотя в последнее время спрос на подобные вещи значительно ниже. Но в принципе это позволило бы очистить банк. И то, что будет оставаться, будет стоить значительно дешевле. Другой вопрос, насколько дешевле будет вообще продавать каждую часть отдельно.

 

Сообщение от слушателя: «Нацвалюта за год упала на четыре гривны к доллару. При ликвидации «Привата» было бы уже…?».

 

— Было бы хуже. И честно говоря, по поводу падения гривны на четыре гривны к доллару… У нас не было 23 гривен за доллар год назад. Она упала на 1,5-2 гривны.

 

Против НБУ и Минфина подано свыше 400 исков, связанных с процессом национализации ПриватБанка. Как вы это расцениваете?

 

— Мне кажется, это традиционное поведение владельцев банка, которые обладают одним из наилучших штатов юристов, не только в Украине, но, наверное, даже в Европе. И имеют основания пытаться решить это судебным путем, чтобы не платить то, что по их мнению платить нет необходимости.

 

Ранее эксперт по вопросам финансов Василий Горбаль заявил, что в войне Коломойского с властями за ПриватБанк победителей не будет.

 

В свою очередь эксперт по банковским вопросам Игорь Полховский считает, что цель исков по ПриватБанку — сбить пыл государства по взысканию долгов.

Кравец: обыски в Госпогранслужбе — вакханалия и пиар вместо раскрытия дел
ПриватБанк будет ликвидирован — Кравец