Радиостанция Голос Столицы

 

В Запорожье задержали грабителей в форме полицейских. Их взяли «на горячем» — во время попытки ограбления частного дома. Задержанные — жители оккупированной части Донецкой области. Об этом сообщил глава Нацполиции Сергей Князев.

 

Сейчас в полиции выясняют причастность банды к другим преступлениям, совершенным на территории страны.

 

Уровень бандитизма в стране и эффективность полиции в эфире радиостанции Голос Столицы проанализировал юрист, эксперт группы «Полиция под контролем» Евгений Крапивин.

 

Бандиты, промышляющие в форме полицейских — это редкость или наоборот — частое явление сейчас? Насколько сложно достать те самые внешние атрибуты принадлежности к полиции?

 

— В общем, вообще не сложно. Потому что все военторги торгуют такой темно-синей формой, которая очень похожа на полицейскую. А в других магазинах легко докупаются шевроны и на нужные места клеятся. В общем-то, в ситуации, когда у нас сейчас патрульные полицейские, к сожалению, не до конца обеспечиваются формой, обычно, когда во время службы что-то рвется, теряется, отрывается шеврон и т.д, чтобы потом не писать рапорт, не задействовать бюрократический механизм, и потом не быть привлеченным к дисциплинарной ответственности потому что, возможно, это такая халатность, они просто идут в эти магазины, покупают там недостающий элемент форменной одежды, и эта система довольно налажена. И опять-таки открыта для всех. Насколько распространены такие вещи? Я бы не сказал, что они распространены. То есть, если раньше еще было очень популярным устраивать так называемые засады ГАИ в кустах, и это были не настоящие ГАИшники, а время от времени попадались такие двое-трое людей, которые собрались в группу, купили форму, купили жезл и просто брали деньги с водителей, и тормозили кого попало, кто не будет особо сопротивляться и свои права отстаивать. То сейчас такой практики на дороге нет.

 

А по поводу такой ситуации, как в Запорожье, мне не известно, чтобы таких случаев было много. То есть это одиночные случаи, обычно все намного «классичнее», есть, скажем, рынок, на котором сбываются краденные телефоны, это все под контролем у небольшой группы. Эта группа заносит определенную долю полиции, и в общем-то, система на уровне районов как-то работает. Вот это классическая такая мелкая организованная преступность у нас в стране.

На Запорожье задержали переодетых в полицейских бандитов
© facebook.com/sergii.knyazev
На Запорожье задержали переодетых в полицейских бандитов

Какие новые методы используют представители мелкой преступности у нас в стране?

 

— Да все традиционно. Там, понимаете, есть организованная преступность, которая на слуху, она известная, она использует какие-то новые технологии, она связана с олигархами, с политическими силами, связана с международными преступными организациями. И там проходят миллионные потоки, это связано с и торговлей людьми, и с наркотиками. Это один такой высокий уровень, о котором мы, в общем-то, время от времени говорим. Но там все, действительно, как в фильмах про каких-то отъявленных злодеев. А опять-таки такая мелкая традиционная… Какие там новые технологии? Да, используются какие-то мессенджеры типа Telegram, для того, чтобы шифровать и тяжело было правоохранителям получить доступ к переписке. Но это максимум, что сейчас оно доходит. А так, это опять-таки, рынок, на котором просто стоят нужные люди, смотрят за тем, чтобы был порядок. И вот это и есть организованная группа. Да, у них есть организаторы, у них есть исполнители, и т.д. Все очень просто.

 

В полиции отчитываются о том, что уровень преступность понемногу идет на спад. Тем не менее, новостные сводки демонстрируют, что преступность на очень высоком уровне остается. Почему такой диссонанс между официальной статистикой и тем, что мы наблюдаем в информационных лентах?

 

— Если очень просто, то в любом случае в нынешней ситуации, когда у нас есть война на Востоке, когда у нас есть социально-экономические проблемы, и когда у нас идет незаконное оружие, опять-таки с Востока, из зоны АТО, то преступность растет. То есть это простые криминологические вещи. То есть если у нас безработица, если у нас не хватает людям заработных плат, то где-то оно добирается, появляется. То есть в любом случае преступность растет. Хотя сейчас полиция неохотно это отображает и рассказывает, что рост преступности остановился в 2017 году, это не так. Тут просто простые манипуляции с нерегистрацией невыгодных дел. То есть регистрируют не все, но его там намного больше. То есть в любом случае растет. Полиция любит отчитываться именно по раскрываемости. То есть насколько эффективно они реагируют на эти преступления, насколько они быстро, своевременно и полно их раскрывают. Тут другая проблема, потому что раньше и до сих пор существует система гонки за показателями, когда просто они постоянно наращиваются, и мы всем рассказываем, что мы постоянно лучше, лучше и лучше раскрываем.

 

Общество ждет того, чтобы раскрываемость росла. Они обществу рассказывают, что она растет. Но опять-таки, если сравнивать последние месяцы каждого года, декабрь, там в общем-то приблизительно одни и те же цифры. То есть тут очень простые манипуляции с закрытием каких-то дел, так называемые висяки, когда у вас нет ни подозреваемых, ни имущества, которое украли, например, вам нужно статистику красиво сделать, вы просто их все закрываете, у вас показатель закрытых дел, и которые влияют на раскрываемость, растут. В общем-то, как-то вы под конец года выруливаете на более-менее приемлемые цифры. Вот где-то так полиция, к сожалению, работает.

 

И опять-таки сейчас преступность растет. Если полиция худо-бедно реформируется, но штат не увеличивается, следственный блок не реформируется, наивно ожидать, что как-то лучше будут раскрываться преступления. Поэтому опять-таки, к сожалению, оно либо на том же уровне, либо раскрываемость преступлений все хуже чем пару лет назад до Майдана, когда просто не было таких вызовов, не было банд, которые берут оружие, которое сейчас намного проще достать, и начинают терроризировать местное население.

патрульная полиция
© Фото: facebook.com/police.gov.ua
Дорожных полицейских будет слишком мало, чтобы покрыть Украину — эксперт

Артем Шевченко говорит, что в МВД осознают эту проблему с оружием и постоянно принимают все необходимые меры для того, чтобы это количество оружия в нелегальном обороте уменьшалось. Можете пояснить, что это за меры? Помогают ли они?

 

— Слабо помогают. То есть история в чем? Что МВД ведь держатель всего зарегистрированного оружия у гражданского населения, то есть — охотничье оружие, короткоствольное и т.д. И тут им выгодно оставаться держателем, они против легализации оружия в любом виде. И они всегда рассказывают, что у них с оружием все под контролем. Но тут вопрос в другом, что это оружие в основном со складов Вооруженных сил, которое каким-то образом завозится в АТО, дальше его просто берут в руки, оттуда выносят, и этих людей по разным причинам сложно потом преследовать, задерживать, изымать оружие и привлекать к ответственности. И вот пропажу оружия со складов Вооруженных сил как раз полиция практически вообще не контролирует. И опять-таки человек же не ходит в открытую с этим оружием по улице, а его еще потом нужно установить, опять-таки задержать, изъять, и если там даже открыть тот же реестр досудебных расследований, таких уголовных производств по Украине очень мало. То есть это и сложно, и на это нет ни времени, ни ресурсов, и в итоге опять-таки именно насильственные преступления с использованием оружия растут. Откуда берется оружие, такого не было до Майдана. На Майдане точно оружие не взялось, неоткуда было брать, а как раз сейчас, когда открыли мы склады, и это все идет классическое военное оружие. Если не учитывать еще отдельные движения с черных рынков со всех соседних стран. Именно всплеск незаконного оборота оружия именно оттуда, из АТО.

 

Напомним, ранее директор департамента коммуникаций МВС Украины Артем Шевченко рассказал подробности задержания банды в полицейской форме, и подчеркнул, что «разбойников с большой дороги» поймали только благодаря межтерриториальному взаимодействию полицейских.