В среду комитет ВР по вопросам нацбезопасности и обороны должен собраться для согласования поправок законопроекту о реинтеграции Донбасса для его принятия во втором чтении. На прошлой неделе представитель президента в парламенте Ирина Луценко сообщала, что депутаты внесли в этот законопроект рекордное количество поправок — 2,5 тысячи.

 

Если комитет согласует все предложения и спорные моменты, то законопроект в четверг вынесут для голосования в сессионный зал. Об этом в понедельник на согласительном совете говорил спикер Андрей Парубий.

 

Придут ли депутаты к консенсусу по наиболее спорным моментам, в эфире радиостанции Голос Столицы проанализировал политолог, директор Агентства Развития Приазовья Константин Батозский.

 

Законопроект в том виде, в котором он прошел через первое чтение в Верховной Раде, приближает или отдаляет реинтеграцию Донбасса?

 

— Этот документ полезен, потому что он отображает реальную ситуацию, которая сложилась сейчас на фронте. Он вводит понятие оккупированных территорий, он также предусматривает то, что мы будем продолжать преследовать Россию в судах международной инстанции. И именно для этого надо, чтобы мы признали эту территорию оккупированной, потому что нашим партнерам сложно нам помогать, если мы считаем юридически, по бумагам, что у нас там все еще продолжается АТО. Наконец, это крайне важно с военной точки зрения, потому что, по сути, наши военные, которые сегодня несут службу и служат в АТО, очень слабо защищены юридически. По сути, они действуют в ситуации мирного времени. По всем этим основаниям принятие закона — очень важное, и оно отображает реальную ситуацию.

политолог, Павел Рудяков
США работают над сохранением проекта РФ миротворцев на Донбассе — Рудяков

 

Будет ли этот закон иметь обратную силу относительно военнослужащих?

 

— Я думаю, что в результате будет сделано все, чтобы этой проблемы не было. Но мне кажется, что главная цель закона все-таки — не в этом, а в том, что это есть часть более общего процесса, более долгой и глобальной игры, игры по дипломатическому давлению на Россию, потому что и принятие закона, и подвижки в переговорах между представителем США по Украине Куртом Волкером и представителем России Владиславом Сурковым, они — связаны. И заминка нынешняя с принятием закона тоже связана, по моему мнению, с тем, что у этих переговоров, к сожалению, не такой прогресс, как предполагалось. И последний контакт этих двух представителей, фактически, закончился ничем.

 

Если Украина законодательно объявит Россию агрессором, признает эти территории оккупированными и при этом не вспомнит в тексте закона о Минских договоренностях, какие будут последствия для переговорного процесса и для ситуации на Донбассе?

 

— Здесь это — вопрос переговоров. На самом деле, пункт о Минских соглашениях не является ключевым, потому что главное, чего «Минск» от нас требовал, признание особого статуса, продолжение действия закона об особом статусе, это и был главный аргумент дипломатов в том, что мы делаем шаги навстречу, в том, что мы, на самом деле, заинтересованы в урегулировании. Этот закон принят, поэтому другое дело, что наш аргумент не был услышан, и ситуация находится в динамике, и даже если её согласовывали раньше, это не значит, что эту ситуацию принимает сейчас Россия. Она показывает всеми силами, что они как раз ситуацию не принимают, нацелены на затягивание, на саботаж и на усугубление ситуации дальше.

© facebook.com/ato.news
Украина должна помешать невыгодному соглашению РФ и США по Донбассу — Потапенко

 

Вы согласны с мнением, что этот закон якобы усиливает полномочия президента в части контроля силовых структур, на Донбассе, в том числе?

 

— У нас президент является главнокомандующим, поэтому он и так супер-командир, и я думаю, что никаких рисков с усилением его роли здесь нет. Наоборот, это вносит немножечко упорядоченности в довольно сложную систему, которая существовала до этого, где СБУ было ответственным за проведение АТО, оно постоянно находилось в координации с военными, с местными властями, все это создавало достаточно громоздкую структуру.

 

Президент — главнокомандующий ВСУ, а Нацгвардия подчиняется МВД. Одна из статей этого документа предусматривает, что в интересах национальной безопасности управление всеми частями полиции, НГУ переходит к главе новосозданного объединенного штаба, которого будет назначать президент.

 

— С точки зрения управляемости, так будет лучше и понятнее. А с точки зрения фактического влияния, это не сильно влияет на ситуацию, потому что все-таки основную нагрузку на фронте все равно несут ВСУ.

 

Если рассмотреть это положение сквозь призму конфликта между президентом Петром Порошенко и главой МВД Арсеном Аваковым? Захочет ли Аваков отдавать контроль?

 

— Я думаю, он не будет этого делать. Он же не будет саботировать управление в прифронтовой зоне какими-то сиюминутными политическими соображениями? Я думаю, что у этих людей, на самом деле, гораздо больше общих интересов, чем различий.

Бортник: разрыв дипотношений с РФ – угроза переговорам по Донбассу
Бортник: разрыв дипотношений с РФ — угроза переговорам по Донбассу

 

Помощник государственного секретаря США по делам Европы и Евразии Уэсс Митчелл прибыл в Киев с визитом. Это повлияет на голосование в ВРУ?

 

Я думаю, что все, что американская сторона хотела донести депутатам, было донесено Куртом Волкером, которым с ними встречался. В данном случае, мне кажется, визит Митчелла — больше жест символический, жест поддержки, жест того, что переговоры продолжаются и нас слышат. И это, конечно, хорошо.

 

Будет принят этот закон на этой неделе или нет?

 

— Мне кажется, что этот закон будет увязан вплотную с прогрессом переговоров, и ожидать его скорого принятия не стоит.

 

Между прочим, директор информационно-аналитического центра «Перспектива» Павел Рудяков считает, что за законопроект о реинтеграции Донбасса в парламенте будут торги, но его все равно примут. В эфире «ГС» он заявил, что голоса в поддержку закона уже давно собраны.

Волкер посетил Авдеевку
© facebook.com/ato.news
Откат к «Минску». Результаты встречи Волкера и Суркова по Донбассу