Около 95% заемщиков банков-банкротов не хотят погашать кредиты. Об этом сообщают в Фонде гарантирования вкладов физлиц. И это несмотря на то, что отнесение банка к категории неплатежеспособных не прекращает действие кредитных соглашений.

 

При этом пресс-служба Фонда отмечает, что даже те потребители, которые исправно выполняли свои обязательства до ликвидации, после ликвидации перестали их выполнять.

 

Ситуацию на банковском рынке прокомментировал в эфире радиостанции Голос Столицы адвокат Егор Штокалов.

 

Чем грозит заемщику неисполнение условий по погашению кредита?

 

― По сути, в отношениях с должником ничего не меняется. С введением временной администрации или в том числе ликвидации, не прекращаются обязательства должника перед банком. Единственное, на что надеются наши должники, это на проведение большого дисконтирования своего долга. Как правило, когда заходит ФГВ, или уже идет ликвидация, идет анализ платежеспособности должника. И определяется вероятность, насколько сильно он может погасить свой долг, насколько быстро, в каком объеме. Если аналитика показывает, что у него уже нет обеспечения, поручители поумирали и реально уже взыскать долг невозможно, то у ФГВ есть два выбора. Первый выбор — провести непосредственно с должником переговоры, дисконтировать ему долг и ввести погашение кредита, или пойти в суд и взыскивать это с него в судебном порядке, но это в принципе долго в наших реалиях. Либо второй путь, это продать долг как актив коллекторской компании и осуществить переуступку права требования по данному кредиту. Дальше должник уже будет иметь отношения непосредственно с коллекторами. 

«Теплые кредиты»: на всех киевлян предусмотрели только 30 млн грн - эксперт
«Теплые кредиты»: на всех киевлян предусмотрели только 30 млн грн — эксперт

 

То есть только эти два варианта?

 

― Да, об идеальной ситуации для должника в виде прощения долга я не говорю.

 

А если говорить о юридических рычагах, какие они у финучреждения, чтобы заставить заемщика выполнять условия соглашения?

 

― Все зависит от того, какие были обеспечения по данному кредиту, по долгу. Если это была ипотека, то банк может обратить взыскание на предмет ипотеки. Если там были поручители, то банк может предъявить к ним субсидиарные требования, чтобы поручители также рассчитались за должника. Все в юридической плоскости достаточно расписано и все корректно решается, и судебная практика уже устоявшаяся по этому вопросу и в большинстве случаев судебная практика на стороне банка. Потому что долги надо возвращать, как бы вы этого ни хотели.

 

Как часто неплатежеспособный банк переоформляет свои кредиты на коллекторские фирмы?

 

― Достаточно часто, потому что процедура ликвидации банка ликвидирована, и она имеет ограниченные сроки. Как правило, банк ликвидируется в течение от одного-трех лет. Если судиться с должниками и может даже предположить, с достаточно крупными, корпоративными должниками, то судебные тяжбы могут длиться до пяти лет. Что уже становится нерентабельным ни ФГВ, никому. Потому что нужно иметь штат юристов, чтобы ходить в суды и процессуально это все поддерживать. Поэтому чаще всего Фонд формирует кредитные портфели по некоторым должникам и классифицирует их то ли по регионам, то ли по виду кредитования, формирует по кредитным портфелям, выставляет их на продажу, коллекторские компании предлагают свои условия на покупку. По сути, проводится аукцион.

 

А дальше какие полномочия в рамках закона имеет коллектор для взыскания долга и идут ли они на списание какой-то части долга?

 

― Коллекторы получают все полномочия кредитора. То есть банк передает им все свои права по кредитному обязательству и новый кредитор, назовем его коллектор, имеет полные легальные основания проводить взыскания с должника. Что касается дисконта или списания части задолженности, опять таки, есть мирный способ урегулирования. То есть садимся за стол переговоров и говорим, что вот у меня есть машина, дом, я могу это продать или отдать вам в счет погашения долга добровольно. Либо второй вариант, это судебный спор, когда я никому ничего не должен, делайте что хотите, увидимся с вами в суде. Менталитет нашей нации такой, что даже если мы не правы, мы готовы идти до конца, в суд, и тратиться, и отстаивать свою позицию до последнего.

 

Банк может иметь аффилированную организацию, которая будет оказывать коллекторские услуги?

 

― В принципе, такое у нас практикуется. Большинство крупных финучреждений имеют аффилированные лица, юридические лица, которые имеют соответствующее разрешение на ведение коллекторской деятельности, и кроме того, как правило, банки самые лакомые активы, непрофильные активы, передают именно в свои же коллекторские фирмы, а не распродают. Но мы с вами говорим о процедуре банкротства, когда банк уже не может принимать решение по вопросу, кому какой портфель кредитный передать. Фонд прежде всего заинтересован в максимально эффективной продаже кредитного портфеля. То есть, в большинстве случаев проводится аукцион.

 

Что делать, если долг по ипотеке больше рыночной стоимости квартиры и большая часть кредита выплачена?

 

― У нас были достаточно недавно, года полтора-два назад внесены изменения в законодательство, в той части, что если банк обращает взыскание на предмет ипотеки, и который был единственным предметом обеспечения по кредиту, то банк не имеет права предъявить больше дополнительных требований к должнику. Забрал квартиру, все, ты ничего не должен.

 

Можете ли вы согласиться с тем, что банки не имеют действенных юридических механизмов, которые бы обязали кредитованное лицо выполнять условия кредитного соглашения?

 

― Если мы говорим о добросовестном, имеется в виду, что не было факта мошенничества, что кредит действительно был выдан, выдан банком этому лицу, обеспечение действительно настоящее, оно существует, то все юридические механизмы есть, они существуют и выполняются. Но большинство крупных кредитов, как правило, сопровождаются мошенническими операциями. Например, должник выводит ипотеку из-под зоны видения банка, должник уничтожает предмет залога, при этом как-то по своему их страхует. Должник сознательно делает каких-то левых поручителей, чтобы обеспечить свой кредит. То есть, он создает такую площадку, которая со временем все ниже и ниже падает, и становится ближе к уголовному процессу. И когда банк сталкивается уже с фактом непогашения кредита и по сути должник объявляет дефолт, то возникает вопрос: а как теперь взыскать? Либо в уголовном процессе, либо в гражданском или хозяйственном процессе. Поэтому это очень тонкая грань между гражданско-правовыми и уголовными последствиями, и все зависит от того, как выдавался кредит и как он погашается.

 

То есть нужно еще больше урегулировать эти отношения между банком и заемщиком на законодательном уровне?

 

― Абсолютно верно. Сейчас в ВРУ рассматривается законопроект об институте банкротства физических лиц. Насколько я помню, депутат Сергей Алексеев внес его на рассмотрение и очень активно его продвигает. И я всячески его в этом поддерживаю, потому что институт банкротства физлиц нам очень необходим. По аналогии как в США он позволяет человеку начать жизнь с чистого листа и не иметь ни перед кем никаких долгов.

 

Напомним, хотя в финотчетности банки показывают прибыль, но от этого количество проблемных кредитов не уменьшается, заявил президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко.

 

Ранее в эфире радиостанции Голос Столицы эксперт в банковской отрасли Игорь Шевченко рассказал, что количество убыточных банков снизилось из-за уменьшения процентных ставок. 

Ярослав Колесник
© Скриншот
Эксперт: выдавать украинцам кредиты в валюте — почти преступление