Правоохранители 15 июня провели обыск в рабочем кабинете заместителя председателя Национального агентства предотвращения коррупции Руслана Радецкого. Следственные действия связаны  с расследованием дела о подделке документов замглавой НАПК.

 

Сам Радецкий подтвердил информацию об обыске, однако заявил, что не знает причин.

 

Председатель НАПК Наталья Корчак утверждает, что Радецкий не явился на заседание Нацагентства без объяснения причин. Сам Радецкий уверяет, что находится на рабочем месте.

 

Как все эти события повлияют на работу НАПК, спрогнозировал в эфире радиостанции Голос Столицы политтехнолог Олег Постернак.

 

Еще в мае начато производство в отношении Руслана Радецкого относительно конфликта интересов, теперь в его кабинете проводят обыски. Насколько это дискредитирует антикоррупционный орган?

 

— Откровенно говоря, мы имеем в виду очередную мышиную возню вокруг, вы, действительно, правы, ключевого антикоррупционного органа, созданного во время Майдана, на которого положена большая ответственная функция — проверка электронных деклараций. Во-первых, не факт, что сугубо вот это событие не повлечет колоссальные изменения в руководстве. Все мы понимаем, что НАПК переживает несколько волн. В целом среди депутатов есть мнение о том, что НАПК является неэффективным органом, бессмысленным, неорганизованным. Все это красиво выстраивается как элементы красивой информационной кампании, направленной против деятельности этого органа.

НАПК отрабатывает бюджетные средства цирком и клоунадой — политолог
© Фото: Наталья Корчак / Facebook
НАПК отрабатывает бюджетные средства цирком и клоунадой — политолог

Но эффективной деятельности НАПК не показало.

 

— Правильно. Но, вы ж учитывайте, во-первых, у нас нет подобного опыта. Раньше проверкой деклараций занимались структурные подразделения Минюста, и это все выглядело для определенного контингента высших должностных лиц. Теперь это превратилось в более массовое явление, и что мы хотим? Чтобы молодой орган демонстрировал гиперэффективность без соответствующего опыта и очень сложным алгоритмом формирования органа как органа власти. Я думаю, что этого стоило бы ожидать. Наоборот, тут, кстати, отлично бы сработал украинский парламент, если бы он подкорректировал законодательство о функционировании НАПК, но не в фарватере интересов Минюста. Я напомню, что правительство уже готовит определенные законодательные инициативы для коррекции принципов формирования НАПК, но, и прежде всего, обеспечение его большей независимости и большими полномочиями в этом направлении. Согласитесь, сложно проверить миллион деклараций эффективно и продуктивно.

 

То, что происходит внутри НАПК, — это их желание дискредитировать собственный орган или это происходит от неопытности?

 

— Я бы подразумевал, что речь идет о том, что в этой кампании задействованы большие деньги и большие интересы, возможно, конечно же, определенных кругов, которые не заинтересованы, чтобы тема проверки деклараций действовала эффективно и продуктивно. Поэтому учитывайте, что возникла цепочка за цепочкой подобные события. Поэтому это наводит на подобные мысли и заставляет нас думать о том, что в ближайшее время мы вряд ли получим серьезный коэффициент продуктивности от данного органа.

 

Все проблемы с НАПК — это целенаправленная кампания на уничтожение?

 

— Я думаю, что результатом этой кампании станет определенная коррекция законодательства. Но тут есть один момент, который нас, к сожалению, может сильно расстроить. Это, возможно, скажется на международном авторитете Украины, потому что все мы понимаем, что западные партнеры пристально следят за деятельностью антикоррупционных структур в Украине.

 

Какого развития событий следует ожидать дальше, ведь закон о перезапуске НАПК не принимают, проверки электронных деклараций не завершены, а общество ожидает результатов?

 

— Я напомню, что не стоит абсолютизировать конкурсный принцип формирования. Я напомню, что нынешнего главу ГФС также избирали с помощью конкурса, как и многих других чиновников, к которым есть сейчас претензии, в том числе, украинского суда. Второй момент: если мы говорим о том, что вокруг этой шумихи, возможно, даже искусственной инспирированной и созданной, мы забудем некоторые миллионные декларации топ-менеджеров нашей страны, то да, очевидно, это произойдет. И, скажем так, получим в мышиную возню вместо более системного понимания результативности антикоррупционной борьбы в Украине.

 

Как вы считаете, президент должен вмешаться?

 

— Я думаю, что президент очень хорошо знает Конституцию Украины, даже слишком хорошо и, безусловно, ни в Конституции, ни в законе о президенте Украины не предусматриваются подобные функции, и глава государства останется арбитром со стороны, наблюдая за этой ситуацией. Я, конечно, смею предположить, что и он, возможно, тоже где-то мог быть заинтересован в дискредитации этого органа, хотя публично этого не скажет и не покажет. Но, с другой стороны, нужно признать и отдать должное, что без воли президента эти органы — и НАБУ, НАПК, САП вряд ли бы тоже эффективно заработали. Поэтому тут сложно судить.

 

Ранее юрист Анатолий Родзинский в эфире «ГС» заявил, что постоянные публичные ссоры внутри НАПК подрывают веру людей в борьбу с коррупцией в Украине.

 

Напомним, эксперт Института политического образования Александр Солонтай в эфире «ГС» заявил, что для того, чтобы система е-декларирования полностью заработала, важна не только сама подача деклараций, но и их проверка.

Руслан Рябошапка
© Минюст
Рябошапка: без перезагрузки у НАПК нет будущего (укр)