Украина продаст ПриватБанк после стабилизации его работы. Об этом сообщил министр финансов Александр Данилюк. По его словам, государство не планирует быть владельцем такой большой доли в банковском секторе. Поэтому после того, как все финансовые проблемы учреждения полностью закроют, его выставят на приватизацию.

 

В Европейском банке реконструкции и развития уже выразили заинтересованность в будущей возможной приватизации банка, однако при определенных условиях. Каких именно — в ЕБРР не уточнили.

 

Заявление о приватизации ПриватБанка в эфире радиостанции Голос Столицы прокомментировал советник президента Ассоциации украинских банков Алексей Кущ.

 

Как вы прокомментируете национализацию ПриватБанка?

 

— Я думаю, основные причины следует искать в политической подоплеке событий, которые происходили в последнее время. Меньше всего здесь можно найти экономики, меньше всего можно найти финансовых причин. Политическая составляющая была достаточно значительная при принятии этого решения.

Тарас Загородний
Загородний о национализации ПриватБанка: ликвидируется банковская система Украины (укр)

 

Вам не кажется странным, что еще и сутки не прошли, как объявили о национализации, а уже речь идет о предстоящей приватизации?

 

— Дело в том, что сейчас будет много звучать различных заявлений. Это следует воспринимать как некую дымовую завесу. Это банальные попытки успокоить вкладчиков, клиентов банка, то есть показать, что у банка есть какие-то перспективы, есть будущее. К сожалению, с реальностью они не имеют ничего общего, потому что в Украине на сегодняшний день практически все активы основных базовых рынков обесценились почти до минимальных показателей, то есть стоимость активов — на дне. Если мы не можем продать материальные активы — заводы, промышленные предприятия, эффективно приватизировать тот же ОПЗ — то такие виртуальные активы, как банковские, которые всегда растут в цене уже после материальных активов, продать будет значительно труднее. Если сейчас Минфин заявил о 44 миллиардах гривен, которые необходимо будет влить, чтобы докапитализировать ПриватБанк, продавать нужно так, чтобы вернуть хотя бы государству те деньги, которые были потрачены, то есть фактически речь идет о сумме в несколько миллиардов долларов. Я думаю, что в настоящее время вряд ли найдется инвестор, который рискнет в банковский сектор Украины вложить такие деньги.

 

Почему бывшие собственники банка не стали его спасать?

 

— Дело в том, что здесь вопрос в сумме докапитализации. Никто сейчас не горит желанием вкладывать деньги в украинскую экономику, тем более вкладывать деньги в банковский бизнес, который глубоко убыточен, то есть это фактически выброшенные деньги. Естественно, акционеры несут ответственность за свой банк. Поэтому здесь нужно было выстраивать грамотный и четкий диалог, то есть решать проблему в треугольнике государство — собственники банка — клиенты банка, искать наиболее приемлемое решение: какую помощь может оказать государство, какую помощь могут оказать клиенты банка, какую часть ресурсов несут акционеры. Я думаю, что если бы этот вопрос решался спокойно, в тиши кабинетов, без политизации, без вынесения этого вопроса в пиар-сферу, без этих ярких, медийных событий, все это можно было решить достаточно эффективно и без излишнего шума.

 

В ЕБРР уже заявили, что при определенных условиях могут принять участие в приватизации банка. Какими эти условия могут быть?

 

— Скорее всего, речь идет о том, что после очистки структуры банка от тех проблем, которые там есть, ЕБРР может поучаствовать в покупке некой части этого бизнеса, если государству удастся эффективно реструктуризировать те проблемы, которые есть на сегодняшний день. То есть это просто благие пожелания: если все будет хорошо, мы можем стать вашими партнерами. Но до этого светлого будущего необходимо еще дойти.

 

Почему Минфин заявляет о будущей продаже банка?

 

— Если посмотреть на структуру нашей банковской системы, которая возникла, мы пришли просто к катастрофической ситуации, когда практически 52% банковских активов сейчас сосредоточены либо в государственных учреждениях, либо в рекапитализированных при участии государства банках. То есть мы шли в Европу, по факту пришли к квазигосударственной банковской системе второго уровня в условиях кризиса, в условиях, когда в 2017 году все ожидали экономический рост, что банковская система будет его драйвером, локомотивом экономики. В этих условиях оказаться один на один с проблемами, еще имея на руках эту квазигосударственную банковскую систему, зная прекрасно, какое качество государственного менеджмента в нашей стране, насколько государство у нас может быть эффективным собственником, на мой взгляд, это просто беспрецедентное событие.

 

Ранее эксперт в банковской отрасли Игорь Шевченко в эфире «ГС» заявил, что информационная атака на ПриватБанк — способ заставить Коломойского пойти на уступки.

 

Также в эфире радиостанции Голос Столицы директор Института зеленой экономики Вячеслав Потапенко заявил, что информационное сопровождение национализации ПриватБанка подрывает доверие к финансовой системе Украины.

Годовщина минских соглашений: горячий мир или холодная война - Бортник
© RIA Novosti/Евгений Котенко
Национализация ПриватБанка означает конец группы «Приват» — Бортник (укр)