Совет национальной безопасности и обороны и Кабинет министров на заседании в воскресенье вечером, 18 декабря, приняли решение о национализации ПриватБанка. При этом сообщается, что с просьбой о национализации к государству обратились частные акционеры «Привата».

 

Так или иначе, но 100% акций банка принадлежит государству, а это должно позволить ПриватБанку выполнить все свои обязательства перед клиентами.

 

В правительстве считают, что принятое им решение спасло как ПриватБанк, так и всю банковскую систему. Насколько аргументы правительства соответствуют действительности, прокомментировал в эфире радиостанции Голос Столицы эксперт финансового рынка, управляющий директор банка «Кредит-Оптима» Игорь Львов.

 

Национализация Приватбанка, как ее расценивать? С одной стороны, говорят, якобы отжали, с другой стороны, якобы спасли, и вкладчикам будет только лучше от этого.

 

— Вы знаете, я бы сказал, что и не отжали, и не спасли. Дело в том, что национализация ПриватБанка была записана в меморандуме, который подписало наше государство с МВФ, это было одно из условий получения очередного транша. И, по сути, нам очередной транш могли не дать в январе-феврале месяце именно из-за невыполнения этого условия. Поскольку у ПриватБанка были достаточно большие, скажем так, не проблемы, а обязательства перед клиентами, которые он мог не выполнить, не докапитализировавшись. И там сумма докапитализации оценивалась от 80 до 100 млрд. грн.

Национализация ПриватБанка: правительство получило пустышку — эксперт
Национализация ПриватБанка: правительство получило пустышку — эксперт

У акционеров были такие деньги на докапитализацию?

 

— Если говорить об акционерах, это Боголюбов и Коломойский, то их совокупное состояние оценивается порядка в два-три млрд. долларов. То есть, по сути, докапитализировать порядка 100 млрд. грн. практически у них не было возможности.

 

Сейчас вот эти 100 миллиардов гривен придется докапитализировать государству? И стоит ли игра свеч, если речь идет о кредите МВФ в один миллиард долларов?

 

— Понятно, что нет таких живых денег у государства, поэтому тут есть два источника. Первый источник — это облигации государственные, порядка 150 млрд. грн., с этими облигациями входит государство в этот банк. Но взамен получает активы этого банка. И вот эта разница между тем, сколько нужно по обязательствам, нужно будет посмотреть уже, сколько это будет реально, это будет 40-50 млрд. грн., и тогда уже можно говорить уже с МВФ о покрытии этим фондом в данном случае вот этой разницы между обязательствами и активами банка.

 

Издание «Украинские новости» сообщает о том, как именно будет покрываться эта возможная докапитализация. Кабмин якобы выпустит 30-летние облигации внутреннего госзайма на 150 млрд. грн. Сроки выпуска, объемы пакетов пока не известны, бумаги будет выкупать НБУ, фактически, произведя для этого эмиссию, а полученная гривна будет вливаться в капитал ПриватБанка. Такой сценарий насколько возможен?

 

—  Да, этот сценарий был прописан с МВФ, это вполне нормальный механизм. По сути, это рассрочка на 30 лет, поскольку 100 млрд. грн. найти за два-три года — это практически невозможно. Поэтому 2-3 млрд. грн будут погашаться в течение 30 лет, и государство, таким образом, де-юре и де-факто, войдет в капитал ПриватБанка.

 

Как национализация может повлиять на экономику, на финансовый рынок?

 

—  Скажу, мы уже проходили одну такую национализацию. В свое время «Укргазбанк» был частным банком. Но там мы прошли процедуру временной администрации, кстати, процедуру временной администрации мы в ПриватБанке тоже пройдем, только она будет длиться не больше одного дня или не больше одних суток. Там была временная администрация, и потом государство в качестве инвестора зашло в «Укргазбанк», он сейчас прекрасно работает.

 

Мы же помним и банк «Родовид»…

 

- В данном случае, видите, государство выбрало один из банков. И тут уже вопрос к топ-менеджменту, то есть к тем людям, которые, в принципе, были во главе этого банка, я имею в виду до государства. И поэтому, может быть, те обязательства, которые взяли на себя в банке «Родовид», наверное, были невыполнимы. Тем более, что не было записано в требованиях МВФ, и МВФ к этому не имел никакого отношения.

Почему Standard & Poor's понизило рейтинг Украины - аналитика
© © Фото: AFP
Агентство S&P спрогнозировало курс гривны на 2017 год

Как повлияют события на курс гривны?

 

— Вы знаете, во-первых, по ситуации на рынке я думаю, что никак. Дело в том, что зашло государство, сейчас зайдет временная администрация на один день, потом временная администрация продаст за одну гривну, предположим, инвестору, то есть найдет, скажем так, в кавычках инвестора в лице государства, государство зайдет в лице топ-менеджмента, называют фамилию Шлапака. А что касается ситуации на валютном рынке, знаете, я вам скажу так, это повод для валютных спекулянтов раскачивать рынок. Хотя мы с вами определили, что гривну, по сути, вливать будут два-три миллиарда, это не такая уже большая цифра для нашей экономики, чтобы курс обвалился. Тем более, выполнив условия МВФ, я думаю, что мы получим транш МВФ.

 

Платежи будут заморожены или нет?

 

— Нет. Вы знаете, это тот случай, когда едет большой автомобиль, вышел один водитель, и сел другой, и поехал дальше. То есть на какое-то время для того, чтобы отмониторить те платежи, особенно внешние, чтобы, упаси Боже, не было утечки денег за рубеж, нужно будет, думаю, что где-то до суток. А дальше платежи восстановятся, и думаю, это только будет только по юрлицам.

 

Что касается самого Александра Шлапака, которого прочат в новые председатели правления банка, чего от него ждать?

 

— Мы теперь видим, что государственный банки, например, «Ощадбанк», «Укргазбанк», по сути, становятся не теми государственными банками, которые в кавычках были пять-шесть лет тому назад, низкотехнологичными и прочее. Сейчас во главе этих банков стоят достаточно молодые перспективные, инициативные и знащюие банкиры. Поэтому я думаю, что Шлапак будет продолжать политику ту, которую проводил топ-менеджмент, потому что Приватбанк — это хороший банк, это технологичный банк. Потому что если они будут делать иначе, и качество сервиса упадет, то, естественно, клиентская база будет уходить в другие банки.

 

Банк под названием «А-Банк», который также связывают с группой «Приват», не переходит в собственность государства?

 

— Нет. Я думаю, что нет. Дело в том, что «А-Банк» — это другое юрлицо, другой банк, и, кстати, как вариант, возможно, часть топ-менеджмента и часть команды «Привата» перейдет на работу в этот «А-Банк».

 

Возможно, что и система «Приват 24» будет адаптирована под этот «А-Банк»?

 

— Все возможно, но это уже будет немножко видоизмененная технология, и поэтому может быть такая же технология будет работать в другом банке, в том числе, «А-Банке», или как он будет называться. Но что касается «Привата» и всего, что с ним связано, я думаю, все эти активы будут принадлежать государству.

 

Есть мнение, что после национализации банка будут искать инвесторов, чтобы продать. И не исключено, что китайскому инвестору. Как вы оцениваете такую версию?

 

—  Вы знаете, я вам скажу, что сегодня на Западе, в основном государственных банков как таковых нет. И поэтому сейчас мы тоже видим, что государственным банкам: «Укргазбанку», «Укрэксимбанку», «Ощадбанку» ищется инвестор. Они, не выставлены на продажу, но, тем не менее, если будет инвестор, чтобы купить такие банки, то, в принципе, государство с удовольствием это сделает. Но, с другой стороны, если эти банки достаточно прибыльные, скажем так, предприятия по производству банковских услуг, то для чего его продавать. Это высокодоходный актив.

 

Не странно ли получается — одни банки национализируют, другие отдают на приватизацию?

 

— Все зависит от собственников и топ-менеджмента банка. То есть, например, если мы говорим о коммерческом банке, то у собственника, например, есть несколько видов бизнеса, в том числе и банковский бизнес, который обслуживает эти предприятия. И если у него есть, куда вкладывать, кроме банка, то он будет стремиться продать коммерческий банк, получить какие-то средства, чтобы вложить их в другой бизнес.

В Украине нет специалистов, которые смогут руководить ПриватБанком — эксперт
В Украине нет специалистов, которые смогут руководить ПриватБанком — эксперт

Дыра в 100 миллиардов гривен, о которой вы говорили, кто-то должен понести ответственность за формирование этой дыры?

 

— Мне кажется, что это политическое решение, и поэтому, скорее всего, я думаю, все пройдет достаточно мирно.

 

Грубо говоря, договорились?

 

— Я думаю, что да.

 

Что касается всех транзакций, которые были в ПриватБанке, в соцсетях много пишут о том, что ранее якобы ГФС не имела доступа ко всему, что происходит в ПриватБанке по счетам клиентов. Теперь же вся эта информация будет доступна. Так ли это?

 

—  Я не думаю, что ГФС имела проблемы с доступом к счетам. То есть если даются запросы, по решению суда, любой банк, в том числе и ПриватБанк, обязан дать такую информацию, поэтому я не думаю, что это проблема.

 

Ранее эксперт в банковской отрасли Игорь Шевченко в эфире «ГС» заявил, что информационная атака на ПриватБанк — способ заставить Коломойского пойти на уступки.

 

Также член наблюдательного совета ПАО «ПриватБанк» Виктор Лисицкий в эфире «ГС» прокомментировал слухи относительно возможной национализации банка. По его словам, в Украине национализация предприятий — очень непростой процесс, которому должна предшествовать какая-то общественная необходимость.

Фурса об инфляции и непрогнозируемом транше МВФ
© Фото: nahnews.org
Фурса об экономических причинах для национализации ПриватБанка