Генпрокурор Юрий Луценко заявил, что на него оказывается давление по делу Михаила Саакашвили

 

Луценко отметил, что у правоохранителей есть доказательная база по делу Саакашвили, ибо, в противном случае, отмечает генпрокурор, «Саакашвили не убегал бы панически и постоянно от допросов, а, наоборот, спокойно ходил бы на них».

 

Бывший ректор Национальной академии государственной налоговой службы Петр Мельник признан невиновным. Соответствующее решение Бородянского райсуда Киевской области опубликовано в Едином реестре.

 

В частности, суд признал Мельника невиновным в обвинении по ч. 5 ст.191 УК Украины (Присвоение, растрата имущества или завладение им путем злоупотребления служебным положением) в связи с недоказанностью состава преступления в его деянии.

 

Сообщается, что решение еще не вступило в силу и может быть обжаловано.

 

Эти и другие события вторника, 12 декабря, проанализировал в эфире радиостанции Голос Столицы политтехнолог Дмитрий Раимов.

 

О ДЕЛЕ СААКАШВИЛИ

 

ГПУ обжалует решение суда об избрании меры пресечения Михаилу Саакашвили, так как суд в понедельник, 11 декабря, отказался выполнить просьбу ГПУ и посадить Саакашвили под домашний арест, поэтому его отпустили на свободу на время расследования. Юрий Луценко готов привлечь иностранных экспертов ФБР для того, чтобы проверить подлинность этих записей.

 

Сколько политики в том, что суд не поддержал просьбу прокуратуры о домашнем аресте, а сколько все же юридической составляющей?

 

— Очень много было сказано за это все время и остались только ряд не отвеченных вопросов, на которые хочется найти ответы. Первый, конечно же — это насколько данный суд был независим. Потому что много кто из экспертов говорил, что наконец-то и президент, и Фемида показали, что они независимы, хотя мы знаем, что данная судья была привлечена к делу господина Корбана и оно было достаточно заполитизированным. Хотя нужно уточнить, что именно она его дальше отпускала, а не сажала в тюрьму. То есть, под домашний арест его она отправляла. И она известна достаточно мягкими приговорами. С другой стороны, есть вопрос о том, что, например, выполняя даже всю процедуру этого суда, можно было бы уложиться в несколько часов. Выслушать одну сторону, выслушать другую сторону, и в принципе, за несколько часов, как это все происходит, определить меру пресечения и выбрать либо этот вариант, либо какой-либо другой. Но Саакашвили дали возможность присутствовать в прямом эфире практически весь день.

 

И даже сидеть рядом с адвокатами.

 

— Я думаю, что сидеть рядом с адвокатами бывшему президенту другой страны, это нормально, для того чтобы не позорить нашу страну и показать некое уважение. Все равно он не потерял статус президента Грузии, там нет приставки «экс», как и в Украине. Виктор Андреевич Ющенко и Леонид Данилович Кучма носят пожизненно статус президента. Странно было бы держать президента другой страны в стеклянной клетке и судья здесь правильно поступила. Но вот например то, что он говорил больше десяти часов фактически, то есть находился в прямом эфире всех телеканалов и всех радиостанций, это тот вопрос, на который необходимо найти ответ. Много сейчас бытует версий — это президент продумал, или президент подставился. Я могу закидать президенту истории, связанные с многими вещами, в том числе коррупционность его окружения, я могу закидать генпрокурору то, что он не имеет специализированного юридического образования, достаточного юридического опыта. Но я ни одному, ни второму не могу закидывать то, что они глупые люди. То есть, это люди достаточно образованные и которые хорошо понимают политическую конъюнктуру. В том числе и президент, и генпрокурор являются политиками, они очень хорошо понимают медийность. Потому что они пришли на волне Майдана и они все прекрасно понимают.

 

Так вот это все прекрасное понимание приводит следующий вопрос: раз все было хорошо понятно, зачем давали возможность весь день быть в прямом эфире? И тогда здесь появляется вопрос: все ли так прозрачно? И знаете, этот вопрос я начал задавать буквально несколько дней подряд, и находить доказательства другой точки зрения. Не то, что мол власть такая плохая, а то, что вокруг Саакашвили происходят специальные действия, которые помогают ему или быть более токсичным, или все-таки быть некой такой оппозиционной торпедой, которая дальше может разорваться в лоне оппозиции. 

Дмитрий Разумков, директор Украинской политконсалтинговой группы
Дело Саакашвили не заставит Порошенко менять генпрокурора — Разумков

 

Я, конечно, должен подчеркнуть, что сейчас многие сторонники президента говорят и вкидывают информацию о том, что мол это все замысел президента, я не буду настолько убедителен в этом, потому что не имею стопроцентного ответа для вас сейчас. Но могу сказать, что задержание Саакашвили тоже вызывает вопросы, потому что мы все прекрасно понимаем, что если бы хотели задержать Саакашвили, его бы пригласили в ГПУ, или например бы на каком-то из его публичных мероприятий к нему бы подошли два служащих ГПУ или СБУ, зачитали бы ему процессуальные права и попросили бы проехать в суд, для избрания меры пресечения. Но мы видели другой спектакль, с задействованием «Альфы», то есть спецподразделения СБУ, и многое другое. То есть, мы видели целое боевое ток-шоу. Те, кто понимают, как происходят обыски, понимают, что подследственный просто так выбежать на балкон второго этажа и дальше сбежать на крышу, когда у тебя вся квартира заставлена альфовскими бойцами, не может. Это первый вопрос, который пока что неотвечен, потому что не все так просто оказалось. Опять же, генпрокурор и президент достаточно образованные люди, несмотря на то, что есть много вопросов к каждому из них, но по крайней мере выстраивать цирк, который станет медийным задержанием, достаточно непросто.

 

К этим протестам присоединилась Юлия Тимошенко. Зачем ей это?

 

— Сейчас в этом всем протесте партия «Батькивщина» не задействована, кроме Юлии Владимировны, потому что там больше активисты самого «Руха новых сил» и нескольких сополитических проектов-союзников. Тимошенко присутствовала на камерах, она очень хорошо понимает, что такое медийность и почему ей нужно было там находится. Я обращу внимание, что она пробыла там практически все время, немного опоздала, но пробыла там все время и фактически пробыла на телекамерах, что является еще одним напоминанием о ней, как о политике. Это достаточно медийная история, технологичная история. Тут больше профессиональной дискуссии.

 

Что касается электоральных бонусов и как она сможет это использовать в дальнейшем — не более чем подтверждение борьбы против президента и еще один факт того, что она борется против политических заключенных. Мы до сих пор не знаем, как повлияет Саакашвили во время президентской гонки на Юлию Владимировну, потому что сейчас он ей расписывается в неких дифирамбах, хотя делает оговорку, если вы помните, когда он рассказывал, что в этом судебном зале находится будущий президент и необязательно это она, там была такая оговорка, там много достойных людей, то есть он как бы расписывается ей в комплиментах, но делает некую маленькую особенность.

 

Что понимает Юлия Владимировна? То, что вокруг Саакашвили объединяются все более менее радикально настроенные против президента, потому что любому радикалу, имея в радикальном движении бывшего президента, всемирно известного человека, это предоставляет некое джентльменство. То есть ты вроде бы камни бросаешь, но вроде бы как все честно, бывает даже красиво. Вокруг этого всего Юлия Владимировна понимает, что люди, которые могут выйти на улицу за нее в 2019 году, сейчас могут объединится вокруг Саакашвили и не поддержать ее, потому что не исключается сценарий 2019 года, когда Юлия Владимировна может, например, занять позицию нового Майдана. Предпосылки к этому все есть, технологично президента сейчас атакуют, я подчеркну, несмотря на то, что он тоже подставляется, его атакуют, только не одной большой идеей, а маленькими порезами. Есть такая стратегия еще с давних времен китайской философии — называется стратегия небольших порезов, то есть президент не попадает ни в один крупный скандал, но маленькими порезами, вот этими кровопусканиями его атакуют. Так вот, в тот момент, когда нужно будет вывести людей на улицы, если все радикалы объединятся вокруг Саакашвили, а он окажется вдруг президентский, замысел нового Майдана в 2019 году может провалится.

 

Одна из самых страшных концепций, которая разрабатывается в Администрации президента под названием второй срок — это борьба с Юлией Тимошенко на улице, то есть когда будут стоять сторонники и не будут расходится в антиконституционный способ, призывая назначить Юлию Владимировну президентом. Напомню, у нас антиконституционным способом были перевыборы Виктора Андреевича Ющенко, у нас нет по Конституции третьего строка, тогда было решение Верховного суда и таким же антиконституционным способом фактически под революцией изменялась власть 2014 года. Потому сценарий того, что Саакашвили скандализирует уличные протесты, может быть проектом против Юлии Тимошенко. Опять же, время немножечко покажет. 

Насирова от увольнения спас «вердикт бога» - Якубин
Саакашвили станет для Луценко айсбергом, который его «потопит» — политолог

 

ГПУ на своем сайте обнародовала повестку на допрос Саакашвили на 19 декабря. Он придет?

 

— Здесь нужно понимать, что если генпрокурор не захотел вручать лично, что является безумно смешным, потому что объявления на сайте, конечно, очень интересно, но они знают, где он находится. Они, во-первых, за ним следят, во-вторых, все телеканалы показали, что он проследовал к себе домой на Трехсвятительскую улицу. Они могли ему туда принести.

 

Ему повестку они почтой выслали.

 

— Нужно показывать все-таки силу правоохранительной системы и показывать до конца, а не прятаться за веб-сайтом. С другой стороны, придет он или нет. Вот здесь очень интересно. Если он сейчас не придет на допрос, то это будет показывать его неуважение к правовой системе государства, не лично к Луценко, а к правовой системе. Заметьте, когда он находится в суде, он обращался «ваша честь», правовая система и прочее, то есть он взывал к закону. Если он не придет на допрос, он еще раз подчеркнет, что ему плевать на правовую систему. А вот это уже негатив и это уже большое отрицание среди части его электората. Я подчеркну: есть часть достаточно среднего возраста мужчин и женщин достаточно с хорошим образованием, которые поддерживают Саакашвили в протест президенту, но они не готовы терпеть неуважение к закону. Неуважение к президенту или к генпрокурору готовы терпеть все, мне кажется, в этой стране, а неуважение к закону, к которому все призывают, не готовы. Потому я бы рекомендовал Саакашвили явится на допрос. Ему ничего не угрожает, потому что суд ему разрешил быть не дома, он не под домашним арестом, но не свидетельствование и не защита себя — это уход от юстиции, значит, плевок в сторону законодательства.

 

О ДЕЛЕ МЕЛЬНИКА

 

ГПУ собирается обжаловать еще один судебный приговор. В отношении экс-ректора Нацуниверситета налоговой службы Петра Мельника. Его обвиняли в растрате имущества в особо крупных размерах, но вчера он был признан невиновным. Его обвинили в незаконном отчуждении госимущества на сумму более 30 млн гривен, потому что он продал фирме своей жены и сына гособъект университета по цене, которая была минимум втрое ниже рыночной. Но сам господин Мельник заявил, что до последнего не знал, что покупатели — члены его собственной семьи.

 

Как вы это прокомментируете?

 

— Не имеет значения, что сейчас будет опровергать ГПУ, потому что зная процедуру закупок и продаж всех государственных органов, человек, который подписывает этот документ, если он правильно подстрахуется экспертными данными, и был проведен тендер, а тогда уже действовала и тендерная палата, и все эти процедуры. Вот сейчас та юридическая система, которая действует, позволяет даже при самых злостных фактах коррупции подстраховать себя тендерами, экспертными оценками. На тендере присутствовали четыре компании, одна предложила лучший вариант, все остальные три отвратительны, всех остальных еще не допустили. Суд же не ведет следствие, он рассматривает материалы и документы. В суде будет именно это.

 

Поэтому ГПУ может обжаловать много чего, я надеюсь, у них есть факты и доказательства иного, но понимая, что господин Мельник является человеком достаточно образованным, он не просто так был ректором, тем более налоговой академии, он прекрасно понимал все эти юридические особенности и нюансы. Я думаю, что проводя все эти тендеры и продажи, он хорошо подстраховался. Это тот момент, когда все прекрасно все понимают и зацепиться не за что. Понятно, что когда члены твоей семьи что-то покупают у твоей академии, наверное ты все-таки знаешь, что они это делают. 

Станислав Батрин
© Фото: facebook.com/stanislav.batryn
Дело Мельника должно запустить механизм ответственности для прокуроров — юрист

 

Почему разваливаются дела в суде — из-за непрофессиональности прокуратуры или коррумпированности судебной системы?

 

— Не то и не то. Просто дырявая законодательная система. Оно все, конечно, может быть немного некорректно построено по поводу и суда, и прокуратуры, но дырявые законы позволяют абсолютно практически легально, законно проводить незаконные операции. Вот не зря говорят, что закон как дышло: куди повернеш, туди і вийшло. У нас очень много этих коллизий. И за четыре года мы много чего обсуждаем. Язык, политику, измены, но мы не меняем некоторые законы, для того чтобы убрать эти схемы. Потому что одни со схем ушли, а другие на схемы пришли. Так вот законы прописаны достаточно часто так, что вот например в этом случае, даже если ты продашь своей жене, которая рядом с тобой спит, это может не считаться незаконным, потому что тогда не было требования сообщить о конфликте интересов, тогда не было других требований.

 

О ПРОТЕСТНЫХ НАСТРОЕНИЯХ В УКРАИНЕ

 

Социология гласит, что на сегодня на протесты готовы выходить 20% украинцев и это один из наиболее низких показателей за последние 17 лет.

 

Почему так?

 

— Я всегда очень осторожно отношусь к социологии, которую не я заказываю и не контролирую саму анкету, потому всегда необходимо задавать вопросы самим социологам. Я знаю соцопросы других компаний, которым я доверяю тоже не меньше, когда, например, выходить на улицу были готовы в 2012 году 8%. Потому цифры безумно разные у разных социологических компаний. Возможно, у деминициатив — это самый низкий уровень 20%.

 

Только у меня один вопрос: а что в этом плохого? Давайте будем честными, люди готовы, возможно, высказывать и обсуждать политические дискуссии, не выходя с транспарантами и палкой, а вести другими политическими путями, например, через представительскую демократию отправки своих представителей в высший законодательный орган, дождаться выборов и т.п. Конечно, есть разочарование улицей, не разочарование результатом, разочарованием тем, что никаких результатов после, то есть улица всегда приносила свой результат, что-то да менялось, когда приходили митинги, Майданы. Разочарование в следующих действиях. Но это очень хорошо, когда общество не готово выходить на улицы. Я думаю, что если бы мы обсуждали эту ситуацию в США или в Британии, то мы бы очень радовались, что наши достопочтенные граждане не собираются выходить с дубинками и громить витрины. Это не плохо, когда общество становится более политкорректным и менее радикальным отчасти от того, что есть другие радикалы, которые нивелируют вообще жесткие протестные действия. Поэтому первое — оцениваем сначала в контексте деминициатив. С другой стороны, не делаем из этого негатив, больше понимаем, что общество не напряжено сейчас, крышку не срывает, а значит, мы можем вести дискуссию, наблюдать за тем, что происходит. 

Александр Москалюк
Закон об импичменте Порошенко не решит проблему коррупции — Москалюк

 

О САНКЦИЯХ ПРОТИВ КОРРУПЦИОНЕРОВ

 

Экс-заместитель главы Пентагона по вопросам Украины и Евразии Майкл Карпентер предложил вводить персональные санкции против коррупционеров.

 

Как вы расцениваете это заявление?

 

— Отчасти это некий сигнал общественной дискуссии о том, что то, что сейчас происходит в стране. То есть это все шаги, напоминающие центральной украинской власти о том, что коррупция сейчас должна быть либо остановлена полностью, либо побеждена полностью, то есть остановка — это на время, мы понимаем — побеждена и остановлена. Их устроит любой сценарий и такими небольшими сообщениями и точками контакта, как на конференциях, так и журналистам напоминают об этих ситуациях, о том, что если с коррупцией не будет ничего сделано, поддержку Запада они потеряют. И, кстати, вопрос по поводу персональных санкций реально имеет место быть, потому что большинство украинских политиков имеют западные счета, западную недвижимость. Это касается первого лица в нашем государстве, мы это хорошо знаем через журналистские расследования, но и многих других, так вот, если у них начнут забирать эту недвижимость либо накладывать арест, конечно же, они станут более сговорчивыми. Это привет от западных партнеров. Но сможет ли он быть реализован? Я уверен, что нет, потому что там слишком много нужно решений через Конгресс проводить.  

 

Ранее заслуженный юрист Украины Марина Ставнийчук заявила, что состав дела Саакашвили — непонятен, очевидна только политическая составляющая.

 

В свою очередь эксперт аналитической группы «Левиафан» Николай Мельник высказал мнение, что протесты Саакашвили быстро «затухнут» без давления ГПУ

Итоги дня с Дмитрием Раимовым: давление на Луценко и изменения в «языковом законе»