Первый вице-премьер, министр экономического развития и торговли Украины Степан Кубив  предлагает  передать  управление НАК  «Нафтогаз Украины» Кабинету Министров — как коллективному органу.

 

Может   ли Кабмин управлять  отечественным газовым монополистом, есть ли такая необходимость, прокомментировал в эфире радиостанции Голос Столицы эксперт по энергетическим вопросам Юрий Корольчук.

 

Кто сей час занимается управлением НАК? Кому компания подчиняется?

 

— Формально НАК «Нафтогаз Украины» подчинен Минэкономики. Он раньше был подчинен Минэнергоугля, позже он был выведен из-под подчинения этому органу. На самом деле надо понимать, что ключевая проблема не в том, кому будет подчиняться НАК «Нафтогаз». Ключевая проблема в том, чтобы эта компания была действительно разделена, как того требует третий энергопакет, потому что последние дискуссии, которые мы слышали вокруг события подчинения «Укртрансгаза», подключение ЕБРР к этому требованию, энергетического сообщества. За всем этим потерялась одна суть, которую действительно требует третий энергопакет. Он требует, чтобы был разделен субъект, который является органом монополии, вертикально интегрированной компанией. Таков «Нафтогаз Украины». То, что компанией фактически руководит государство, потому что оно является его собственником, то есть правительство или Минэкономики управляет, это не имеет никакого отношения к тому, что компания должна быть разделена. Вот главная проблема. По этим всем дискуссиями, кто кому должен подчиняться, теряется основной момент — мы не выполняем этого, мы не разделили компанию. «Нафтогаз Украины» де-факто последние два года все равно контролировал и «Укртрансгаз», и «Укргазвыдовування». Это то, что, в принципе, запрещает третий энергопакет, то есть мы должны разделить это.

 

И главная задача в целом, это то, что если государство является владельцем «Нафтогаза Украины», или «Укртрансгаза», или «Укргазвыдобування», или газотрейдер, который будет продавать газ, чтобы государство не вмешивалось в процесс. Было вне процесса производственного, то есть не было политического влияния, никто не звонил и не давал указаний. Вот это главная проблема. Потому что сам третий энергопакет, кстати, не запрещает государству оставаться владельцем этих компаний. Требуется просто, чтобы не было монопольной среды, не было монопольного центра. Но говорить о том, что компания должна оставаться одним целым, это фактически будет ошибкой, и это не будет реформой, потому что главная реформа — это разделение «Нафтогаза Украины».

 

То есть инициатива Степана Кубива передать НАК в подчинение правительства должна упростить именно разделение компании?

 

— Я вам скажу, что решение Кубива о том, чтобы вывести «Укртрансгаз» из подчинения «Нафтогаза Украины» было более близкое к выполнению третьего энергопакета. Это был более близкий шаг, потому что это выделяло компанию. Единственный спорный момент в этом — это то, насколько сейчас политическое влияние большое со стороны Минэкономики, например, на жизнедеятельность компании «Нафтогаз Украины» или отдельно «Укртрансгаза». Это важный фактор. Более того, в истории «Укртрансгаза» нужно понимать также, что происходит вокруг «Нафтогаза Украины» — это перераспределение контроля за сферами деятельности «Нафтогаза Украины», нефтегазового сектора. Это означает, что компании «Укртрансгаз», «Укргазвыдобування» хотят контролировать определенные политические силы. И, соответственно, это главная задача, чтобы забрать компанию из-под влияния «Нафтогаза Украины», а потом уже туда можно назначить и своего руководителя, и своего или президента, или председателя правления, или других людей.

 

Более того, опыт «Нафтогаза Украины» показал, что наблюдательный совет, три независимых директора все равно не влияют на то, что в структуре компании все равно работают люди, которые близки к той или иной политической среды, бизнес-среды. Это не решается за один год или за два года. Поэтому единственный выход из ситуации, по крайней мере, на первом этапе, разделить компанию вообще на три автономные субъекты, которые будут работать в отдельном порядке. И уже тогда тот же ЕБРР, те же международные консультанты могут попробовать помогать контролировать их, делать их независимыми. Но навязывать определенным образом позицию, что надо делать именно так, а не иначе — это не выход из ситуации. Это просто углубит конфликт, как мы увидели между Украиной и ЕС вокруг «Укртрангаза». Это первый публичный открытый конфликт по вопросу энергетики между Украиной и ЕС.

 

Сопредседатель Фонда энергетических стратегий Дмитрий Марунич и экс-министр по вопросам ЖКХ Алексей Кучеренко в эфире «ГС» пояснили, почему министр экономического развития Степан Кубив приостановил решение о выводе «Укртрансгаза» из подчинения «Нафтогаза».