Премьер-министр Владимир Гройсман заявил, что в ближайшее время Кабмин добьется отмены «закона Савченко», или же внесет в него изменения.

 

По словам премьера, с помощью этого закона на свободу вышли десятки тысяч опасных преступников, и они продолжают нарушать закон и совершают особо тяжкие преступления.

 

Свое мнение, зачем принимали этот закон и отменят ли его в итоге, в эфире радиостанции Голос Столицы выразил эксперт по вопросам пенитенциарной системы Украины Александр Букалов.

 

Вы считаете, что «закон Савченко» корректный и правильно выписанный или нет?

 

— Я считаю, что, даже имея некоторые недостатки, в целом закон очень правильный, очень нужный. И меня поражает, что до сих пор много неправды говорится об этом законе: что благодаря закону, на волю вышло много преступников и т. д. На самом деле, все это чушь. Потому что все эти преступники не должны сидеть вечно, они просто вышли на несколько месяцев раньше.

 

Чем тогда объяснить такое серьезное негодование премьера на этот счет?

 

— Общественная организация «Донецкий мемориал» сделала исследование, и в первой половине 2016 года число убийств и нанесения тяжких телесных повреждений стало меньше, чем в прошлом году. А вот такие заявления, мне кажется, во многом популистские, и они направлены на то, чтобы каким-то образом пояснить плохую работу милиции, которая не ловит преступников, также то, что государство никак не помогает лицам, освобождающимся из мест лишения свободы. Эту свою бездеятельность пытаются перекрыть тем, что, мол, давайте мы не будем их выпускать.

 

Вы сказали в начале о том, что за исключением некоторых деталей, закон правильный. Владимир Гройсман говорит, что возможно, не отменим, но внесем изменения. Как вы думаете, что стоило бы исправить?

 

— Если считать, что мы строим правовое государство, то в первую очередь руководители государства должны соблюдать закон. А заявления о том, что закон можно подправить, говорят о том, что хотят в каких-то позициях ухудшить положение граждан. Конституцией запрещено принимать законы, которые ухудшают правовое положение граждан. Также хотят заключенных отсортировать: кто убийства совершил, мы не будем применять закон, а кто украл, — тому будем. То есть это введение дискриминации, с которой борются в Европе. И все забывают о главной цели закона — компенсировать гражданам плохие условия содержания в СИЗО. То есть, если ты кого-то убил, то ты тогда сиди в плохих условиях без каких-либо компенсаций. Это подтверждение того, что содержание в плохих условиях является уже наказанием.

 

Быть может, премьер-министр имеет в виду изменение или отмену «закона Савченко» параллельно с реформой пенитенциарной службы?

 

— Я думаю, что условия содержания все равно не изменят в ближайшее время. И это движения, которые между собой не связаны.

 

Будут внесены измерения в этот закон?

 

— Я думаю, что попытки, конечно, будут. Но если это такие изменения, о которых говорят, то это будет лишним подтверждением, что руководители государства очень плохо понимают, что такое права человека, что такое верховенство права. Преступность растет не потому, что выпустили каких-то грабителей на два месяца раньше, а потому, что жизнь стала тяжелее. И вот хотят перенести акцент с реальных причин роста преступности, плохой работы милиции на что-то виртуальное: вот «закон Савченко» отменим, и у нас преступность станет меньше. То есть это делается, чтобы сотрясать воздух, а не для того, чтобы реально что-то изменить.

 

Ранее адвокат Егор Штокалов в эфире Голоса Столицы заявил, что закон о спецконфискации был написан под одного человека с целью не наполнить бюджет Украины за счет активов Виктора Януковича, а лишь «раздерибанить» их.