В следующем году прокурорам повысят зарплату в два раза. Об этом сообщил генпрокурор Юрий Луценко.

 

Повышение зарплат для прокуроров предусматривается в проекте госбюджета на следующий год.

 

Сам Луценко говорит, что сейчас прокуроры получают примерно 300-500 долларов в месяц, и этого недостаточно. Он также надеется, что повышение зарплаты до уровня шестисот-одной тысячи долларов будет мотивировать прокуроров эффективнее бороться с преступлениями.

 

Станут ли прокуроры честными и добропорядочными в результате повышения оплаты труда, в эфире радиостанции Голос Столицы предположил политолог, директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник.

 

Как вы относитесь к инициативе Луценко о повышении зарплат для прокуроров?

 

— Я думаю, что зарплаты должны повышаться. Но зарплаты системы госуправления должны соответствовать уровню экономического развития страны. Нельзя повышать сегодня зарплаты госчиновникам, прокурорам в два раза, в то время, когда минимальная зарплата в стране меньше 100 долларов, а многие учителя, врачи получают 2-2,5 тыс. грн. То есть говорить о том, что 600 долларов для прокуроров, грубо говоря, умножим на 30, то мы получим 15-20 тыс. грн. Мне кажется, что это абсолютно не адекватно нынешнему состоянию общества и нынешнему уровню жизни в этой стране. Понятно, что новый генпрокурор хочет добиться лояльности со стороны аппарата ГПУ, рядовых прокуроров. С одной стороны он использует кнут — увольнения, проверки, люстрации. С другой стороны, конечно, хочет повысить лояльность путем повышения доходов прокуроров. Но это несправедливо с точки зрения нынешнего социально-экономического положения Украины.

 

Как вы считаете, отразиться ли повышение зарплаты на работе прокуратуры?

 

— Я думаю, что нет, потому что в 2013-2012 годах зарплата у правоохранительных органов нормальная была, в районе 1 тыс. долларов, условно говоря. По тому еще курсу — 8-10-15 тыс. получали многие прокуроры. И каким-то кардинальным образом на улучшение эффективности системы это не повлияло. Не думаю, что повлияет и нынешнее повышение. Здесь необходимы комплексные меры, которые прежде всего реформируют саму структуру ГПУ, которые должны поставить сотрудников в зависимость от закона, а не от политической воли вышестоящего руководства. И параллельно с повышением доходов, возможно, это бы действительно улучшило качество работы этого органа.

 

Может ли такое заявление Юрия Луценко быть попыткой обосновать почему, например, будет ГПУ пытаться выбить себе побольше денег из госбюджета на 2017 год?

 

— Безусловно. Но проект госбюджета уже презентован. И там эти деньги уже заложены. То есть это заявление не в процессе формирования этого бюджета. Мне кажется, что Юрий Витальевич чувствует определенную неуверенность в ГПУ, чувствует, что аппарат ГПУ, вообще прокуратура саботирует какие-то его решения, не абсолютно к нему лоялен, и пытается решить эту проблему за счет этого экономического инструмента.

 

Владимир Гройсман заявил о том, что правительство намерено выделить 330 млн грн на повышение зарплат сотрудникам уголовного розыска для эффективной борьбы с бандитизмом. Поможет ли это в борьбе с преступностью на улицах? Насколько это существенная сумма для уголовного розыска?

 

— Мне кажется, что власть пытается, скажем так, удовлетворить финансовые аппетиты тех людей, от которых она зависит. Прежде всего, от силовиков. Она пытается достигнуть лояльности с их стороны. Но только таким инструментом, мне кажется, этого не достигнуть. И безусловно, это вызывает отторжение и агрессию со стороны общества. Потому что мы видим состояние с преступностью на улицах, и делать из силовиков такую элитарную касту людей с высокими доходами и с огромными полномочиями, мне кажется, этот инструмент уже не будет работать в нынешней стране, в стране, которая пережила два Майдана.

 

То есть вы считаете, что ключевой момент — это попытка заслужить лояльность силовиков, а не только наладить их работу?

 

— В преддверии очень тяжелой и протестной осени-зимы, на фоне падения общий рейтингов власти в обществе и на фоне существенных рисков масштабных социальных протестов, даже возможных дворцовых переворотов, — это попытка банально подкупить в какой-то мере силовиков. Зарплаты силовиков должны повышаться, но ровно так же, как повышаются зарплаты медиков, учителей и всех других людей, которые зависят от государства.

 

Ранее эксперт Центра политико-правовых реформ Александр Банчук в эфире «ГС» пояснил, почему нужно увеличивать финансирование силового блока и почему НАБУ никто не даст больше самостоятельности.