Украина заинтересована в продолжении минского процесса и сохранении «нормандского формата» переговоров о прекращении конфликта на востоке Украины. Об этом заявил президент Украины Петр Порошенко. Он также добавил, что выступает за введение дополнительных секторальных санкций против Российской Федерации.

Президент отметил, что активизация военно-технического и оборонного сотрудничества со странами-членами НАТО позволит Украине быть готовой к полномасштабному вторжению со стороны России. При этом Петр Порошенко убежден, что восстановить территориальную целостность Украины можно исключительно дипломатическим путем.

Эти заявления президента в эфире радиостанции Голос Столицы прокомментировал директор Центра исследований международных отношений Николай Капитоненко.

Сохранится ли «нормандский формат» в случае, если Россия выйдет из четверки, и будет ли работать Минск-2?

— Я думаю, что Россия не выйдет из четверки, и Минск-2, и Минск-3 работать будут, просто потому, что никаких других решений не просматривается пока, и все стороны – и мы, и Россия, и европейцы в каком-то смысле держаться за этот вариант как за меньшее из зол.

Порошенко не исключил возможности полномасштабного вторжения со стороны Российской Федерации, при этом снова высказался за дипломатический путь решения конфликта. Что это значит?

— Это значит, что мы живем в обществе, которое два с лишним года находится в состоянии войны, и быть мобилизованным – это его нормальное состояние. Расслабляться не стоит, даже когда вероятность полномасштабной войны минимальна, все равно нужно быть к ней готовым и мобилизовать своих союзников, чтобы они не расслаблялись и понимали, что гипотетически война на территории Украины возможна, и всегда нужно исходить из худшего варианта развития событий.

Россия не против изменения «нормандского формата» по Донбассу — Джабаров

Непонятно, когда глава государства говорит о возможной большой войне с соседом, и в то же время сетует, что мы многое потеряли вследствие разрыва торговых отношений.

— Это взаимосвязанные вещи. На самом деле войны у нас с Россией в классическом смысле нет. У нас есть одновременно попытка России использовать конфликт на Донбассе в самых его отвратительных формах для достижения своих целей и продолжение якобы нормальных отношений. У нас сохраняется высокая степень зависимости от России в том, что касается и энергопоставок, и внешнеэкономической зависимости. Да, мы ее уменьшили за два года с 50% по некоторым показателям и с 30% общей завязанности на российском рынке до более низких цифр, но принципиально мы никуда от этой зависимости далеко не ушли. Поэтому мы остаемся уязвимыми, как, собственно, и россияне тоже.

Переговоры в рамках саммита большой двадцатки принесли нам какие-то положительные результаты? Можно ли это назвать дипломатическим успехом?

— Украина на саммите большой двадцатки была вне основного поля повестки дня. Она упоминалась на двусторонних встречах с Путиным, поскольку это важная проблема, и Россия превратила Украину в большую проблему для международной политики, но изначально саммит большой двадцатки проводился вовсе не для обсуждения Украины и даже не для обсуждения вопросов международной безопасности. Поэтому то, что там ничего принципиального не произошло, не является ни победой, ни поражением.

Как бы вы оценили сегодняшнее поведение президента?

— Как предсказуемое, то есть все месседжи были понятны достаточно давно, никаких прорывов, потому что на сегодняшний день наблюдается дефицит идей, в том числе, и касающихся будущего конфликта на Донбассе. Украине нужно сильное стратегическое планирование, нужно более инициативно проводить и внешнюю политику, и политику безопасности, и отказываться от идей, которые трудно или невозможно реализовать.

Ранее политолог-международник Владимир Воля в эфире радиостанции Голос Столицы заявил, что встреча в «нормандском формате» по Донбассу состоится до середины октября, на ней стороны поставят точку в вопросах отвода войск и расширения буферной зоны.

Читайте также:

Слободчук: без США «нормандский формат» нежизнеспособен