В Китае проходит саммит Большой двадцатки. В этот раз его участники сосредоточатся на экономических вопросах, хотя, естественно, не обойдется и без политики.

На страны G20 приходится более 85% мирового ВВП. В них проживает более 60% населения мира, причем 66% бедного населения также приходится на эти страны.

Удалось ли уже достичь каких-то договоренностей на саммите, в эфире радиостанции Голос Столицы прокомментировал политолог-международник, эксперт Украинского института анализа и менеджмента политики Владимир Воля.

Госсекретарь США Джон Керри, министр иностранных дел РФ Сергей Лавров провели переговоры на полях саммита. Что можете сказать по поводу этой встречи?

- На самом деле эта встреча – не отдельное мероприятие. Это продолжение тех переговоров, которые проводились Керри и Лавровым уже несколько дней в течение недели. То есть, как минимум, раз или два они обсуждали вопросы, касающиеся выработки соглашения по Сирии, как бороться дальше с ИГИЛ и как при этом исключить то, что сирийская правительственная армия будет наносить удары по сирийской умеренной оппозиции, чтобы избежать несогласованных инцидентов в зоне сирийского конфликта. И, конечно же, обсуждали вопросы послевоенного будущего Сирии, в том числе, Башада Асада касались.

По словам Джона Керри, осталось несколько нерешенных вопросов. Как вы считаете, сам госсекретарь США доволен переговорами?

- Я не думаю, что такие люди, как Керри, мыслят категориями доволен – не доволен. Это прагматики, которые относятся к переговорам, как к неким техническим процедурам и инструментам. Кстати, то, что осталось несколько неурегулированных моментов, это не новость саммита. Периодически такие оценки звучали и ранее, и на минувшей неделе, в частности, такую же оценку высказывал и Лавров, и Путин, когда был на этом экономическом форуме во Владивостоке, и, конечно, президент США Барак Обама. Поэтому говорить о том, что достигнут прогресс, или нет, мы сможем только лишь по итогам встречи Барака Обамы и Владимира Путина. Я думаю, можно ожидать частичного продвижения, то есть частичного прогресса, но не достижения какого-то стопроцентного согласия по всем текущим вопросам сирийского кризиса.

Обама и Путин на G20 обсудят Украину, но решений не примут - Таран

Говорили и об Украине. Обама на совместной пресс-конференции с премьером Великобритании сказал: «Мы союзники по НАТО и видим мир одинаково. Мы продолжим противостоять российской агрессии в Украине, продолжим противостоять кибер-угрозам, усердно работать в борьбе с террористическими сетями и по уничтожению ИГИЛ». О чем говорит упоминание Украины в такой линейке проблем?

- Великобритания сейчас находится на распутье, неизвестно, останется ли Британия в ЕС, или будет новый референдум, или какие-то другие процедуры позволят не выполнять результаты референдума. Но вместе с тем существует потребность сверить часы, поскольку Ванесса Мэй - новый премьер Великобритании, и я думаю, что это, скорее, протокольная политическая ознакомительная встреча и сверка политических позиций между новым премьером Британии и президентом США. Украина, думаю, просто один из пунктов в длинном списке актуальных проблем американской и британской политики, которая пока что входит в первую десятку проблем.

На саммите большой двадцатки действительно решаются какие-то мировые вопросы или это показательные выступления?

- Есть такой стереотип, что собрались, поговорили и разъехались. На самом деле, этот саммит, как и любой другой саммит с высоким представительством, - это обмен мнениями. Участие глав государств в подобных саммитах свидетельствует, что они всерьез воспринимают проблемы, которые поднимаются, и имеют какие-то серьезные позиции по поводу данных проблем. Но на саммитах больше происходит обсуждение политическое, обмен мнениями, переговоры, соотнесение позиций в ходе двусторонних встреч в рамках саммита. Так что принимаемые по итогам документы можно считать чисто политическими, во многом декларативными, но вместе с тем в политическом смысле эти документы определяют тенденцию направления движения, с которым, если уж поддержали декларацию, то соглашаются, что именно в этом направлении нужно двигаться.

Чем нынешний саммит характерен? Каковы его особенности? 

- Особенное то, что в мире все-таки продолжается кризис, и главные темы саммита – это бедность, вопросы безопасности, вопросы финансирования терроризма. Кроме того, саммит проходит уже в контексте тех изменений, которые произошли на Ближнем Востоке – это попытка переворота в Турции, потом примирение Эрдогана и Путина, и уже одним из итогов можно считать договоренность между Турцией и Россией в подписании договора о зоне свободной торговли до конца текущего года. Я не исключаю, что Турция может усилить свою позицию в Шанхайской организации сотрудничества, допустим, до полноценного участника этой организации, как это сделали в конце июня Индия и Пакистан.

Ранее экономист Сергей Фурса в эфире «ГС» спрогнозировал возможные экономические решения на саммите G20 и их последствия для украинской экономики.

Читайте также:

Заставить власти делать реформы можно только из-под палки МВФ - Фурса