Новый закон о прокуратуре вступил в силу 15 июля 2015 года. При этом переходный период реформирования Генеральной прокуратуры закончится к апрелю 2016 года. Предполагается, что будут запущены современные механизмы работы ведомства: самоуправление прокуроров, действующий совет прокуроров.

Ранее в Украине начался открытый конкурс на прокурорские должности. Прием документов на посты руководителей местных прокуратур проходит в 5 областных центрах: в Киеве, Днепропетровске, Харькове, Одессе и Львове. Кандидат на пост местного прокурора должен иметь высшее юридическое образование, пятилетний опыт работы в области права либо три года прокурорского опыта.

В то же время в Верховной Раде продолжается сбор подписей о выражении недоверия генеральному прокурору Виктору Шокину.

Подробнее о реформе прокуратуры в эфире радиостанции Голос Столицы рассказал заместитель генерального прокурора Давид Сакварелидзе.

Чем объясняется тот факт, что в течение последней недели вы стали более публичной персоной?

– С первого дня мы старались регулярно общаться с общественностью, информировать ее о намечающихся реформах в системе прокуратуры. Важно показать путь, по которому может пойти любой профессионал, юрист, украинец, который хочет участвовать в реформе прокуратуры и изменить судьбу своего государства. У них сегодня есть такая возможность. И это революционный факт для Украины: объявляются вакантными 700 должностей, и не рядовые позиции, а конкретно должности местных прокуроров и их заместителей. Такого нет даже во многих европейских странах, фактически, 70% руководящего состава на местном уровне меняется через конкурс. И это возможность для действующих сотрудников продвинуться по карьерной лестнице, вне зависимости от контактов, коррупционных связей, кумовства и протекционизма, они могут пройти на следующий уровень благодаря квалификации, достичь уровня менеджера местной прокуратуры. Местная прокуратура – это укрупненные районные, городские и межрайонные прокуратуры, их будет меньше, чем районных и городских, количество которых уменьшается более чем в три раза. На сегодняшнем этапе у нас 638 районных и городских прокуратур, вместо них создается 178 местных прокуратур.

Сокращение прокуратур отразится на зарплате прокуроров?

– Мы собираемся так сделать. Я надеюсь, что Кабмин с пониманием относится к этой реформе, и финансовый ресурс будет перераспределен дополнительно на наших сотрудников. В бюджете следующего года мы будем упорно добиваться того, чтобы у прокуроров были адекватные зарплаты. Никто не разбогатеет, но честные и порядочные люди, которые будут работать во благо государства, должны иметь адекватную зарплату, дешевая бюрократия должна остаться в прошлом. Фактически, ни в одном государстве не бывает дешевой, но эффективной и некоррумпированной бюрократии.

Какая зарплата планируется у рядового прокурора?

– Это зависит от результатов сокращений и перераспределения бюджета. Я думаю, что после реорганизации она вырастет в 2-2,5 раза, и будет составлять приблизительно 12-13 тысяч гривен и более. Оклад местных прокуроров и их заместителей будет больше, потому что они являются руководящим составом. Мы бы очень хотели запустить систему бонусов, премиальных, а также новую систему оценки прокурорских работников, параллельно с очищением системы. Общественность на сегодняшний день может скептически к этому относиться, потому что имидж прокуратуры все еще не вызывает доверия. Но мы имеем в виду порядочных, здравомыслящих сотрудников, которые работают на общество и на государство. Те, кто наживались много лет, кто были завязаны в коррупционных делах, автоматически будут удалены благодаря конкурсу. Такие люди обычно конкурсы не проходят, какие схемы бы они сейчас ни придумывали, чтобы спасти свою должность. Параллельно будет функционировать служба генеральной инспекции, которая уже начала работу и будет расширяться. Также расширяться будет работа Антикоррупционного бюро, которое будет работать в том числе с прокурорами. Время, когда в Украине можно было спрятаться и спастись, постепенно проходит.

Что будет включать в себя система оценки работы прокурора?

– Это конкретные показатели работы прокурора, его послужной список, результаты в суде или в досудебном следствии в ходе процессуального руководства, это конкретные результаты по делам. Такие системы работают и будут внедрены в Украине.

Честность новых прокуроров гарантирует солидная зарплата – эксперт

Что происходит с людьми, которые не смогли пройти тесты и стать частью новой системы? Они отправляются в утиль?

– В утиль – неправильно сказано. Наверное, им придется искать другую работу: идти либо в частный бизнес, в неправительственные организации, либо в адвокатуру. Прокуратура и госслужба не безразмерные, у Украины на сегодняшний день нет роскоши содержать большую и неэффективную бюрократию, имеющую очень низкий уровень доверия. Наш долг сегодня – создать правильную рабочую систему. И я хочу воспользоваться эфиром и предложить всем юристам смело подавать документы на участие в нашем конкурсе, юристам с пятилетним опытом. Понятно, что любого стажера невозможно назначить местным прокурором, человек должен иметь, по крайней мере, пятилетний юридический опыт, необязательно прокурорский, и в этом как раз революционный компонент. Многие могут подумать: вот они пиарятся, играются с реформами, мы не верим в конкурс. И конечно, сейчас трудно убедить общественность в том, что конкурс будет прозрачным, потому что прецедентов в Украине было очень мало, фактически, их не было, за исключением патрульной полиции. Вот мы и берем ответственность и говорим, что это тот конкурс, который реально даст возможность самореализации. Меня часто спрашивают украинцы: как можно помочь, что делать? Ничего не нужно делать, кроме того, что самим подавать документы, заходить в систему и бороться, чтобы ее изменить. Не стоит думать, что кто-то принесет все на подносе. Нам всем нужно бороться, чтобы построить Украину. Ни французы, ни бельгийцы, ни американцы не придут и не будут строить правильную прокуратуру, деньги тоже не посыплются. Мы должны сами находить их в госказне, и в первую очередь изыскивать интеллектуальный ресурс.

Сколько этапов будет включать в себя конкурс?

– Четыре этапа, включая профессиональный тест на знание законодательства, опубликованный у нас на сайте. Это 5 тыс. вопросов. Второй этап – это тесты общих знаний, логические тесты, к которым подготовиться фактически невозможно. У человека либо есть логика, либо нет. Третий этап – это заполнение психометрической анкеты, психологический портрет и состояние кандидата. Четвертый этап – это уже собеседование, которое проводится при включенной камере, подключенной к интернету. Вся Украина будет наблюдать, как проходит собеседование.

Конфликт в ГПУ: Шокин своими действиями приближает собственную отставку – Макитра

Почему вас хотели видеть во главе Антикоррупционного бюро?

– Вероятно, из-за инерции грузинских реформ. В Грузии мы сумели реально продвинуть государство вперед, особенно по борьбе с коррупцией и с организованной преступностью. Можно сказать, что мы полностью очистили правоохранительные системные органы от коррупции. Мы то поколение прокуроров, которые жили за счет ипотечных кредитов, и с этими кредитами ушли с высоких должностей. Я до конца своей жизни буду этим гордиться, и мы сможем сделать то же самое в Украине. И я благодарю каждого украинца за то доверие, которое чувствую. Это очень сильная психологическая ответственность для меня, очень сильный груз. Ты не имеешь права снижать планку, ты не имеешь права не оправдать ожидания. Нужно двигаться вперед, нельзя подводить людей. И ты практически становишься заложником этого уровня доверия. Я хочу изменить систему таким образом, чтобы невозможно было вернуть ее обратно, чтобы народ убедился, что в прокуратуре начались изменения, заходят новые порядочные люди, поднимаются по карьерной иерархии, что есть результативные дела, конкретные задержания, преступники несут наказание, нет неприкосновенности. Угроза для государства состоит также в олигархических кланах. И реформа прокуратуры поможет в том числе эту проблему решить.

Когда ждать конкретных задержаний?

– Нужно выстраивать правильную систему, находить правильных ребят, которых невозможно подкупить, напугать, которыми невозможно манипулировать. В Грузии были высокие зарплаты и премиальные, но не до такой степени, чтобы олигарх не смог подкупить. У меня была зарплата в 5 тыс. долларов в месяц, включая бонусы, безлимитный бензин, расходы на телефонную связь. Но если бы непорядочному прокурору предложили 5 миллионов, он мог бы и не отказаться. Поэтому нам нужны правильные ценности. Хорошие зарплаты – это не всегда гарантия того, что система будет правильно работать. Сегодня нужно находить правильных людей, правильных менеджеров в судах и прокуратуре.

Какая у вас зарплата?

– Зарплата 6 тыс. гривен, и ипотека все еще со мной. При этом у меня есть немного сбережений, также у меня квартира в Тбилиси в центре города, которая сдается. К слову, бизнесмены предлагали создать определенный фонд для госслужащих, чтобы помочь нашим работникам, но, к сожалению, это невозможно на данном этапе. Нужно менять законодательство. Однако такой фонд существовал в Грузии, туда поступали деньги от международных доноров и местных бизнесменов. На каком-то этапе нужно создавать такие условия. Это нам понадобилось в Грузии где-то на год, после этого реформы стали проводиться во всех направлениях, и доходы в госказну стали увеличиваться. Потом деньги от доноров нам не были нужны. Но если реформы во всех направлениях не происходят, то в таких фондах нет смысла. Они словно машина для искусственного дыхания, чтобы спасти жизненно важные органы для государства. Но если параллельно нет реформ, то потом возникает недоверие со стороны людей, которые вкладывались.

Борьба в ГПУ: США поддержали Коломойского в противостоянии с Порошенко — политолог

На каком этапе реформирования находится ГПУ?

– Создание местных прокуратур планируется к середине декабря. Срок подачи заявлений на руководящие должности местных прокуроров и их заместителей заканчивается 2 августа. Первый этап тестирования стартует с 15 августа, до ноября мы закончим уже все четыре этапа тестирования, и к 15 декабря у нас уже будут новоназначенные местные прокуроры, а также рядовые прокуроры, которые могут приступить к конкретным полномочиям. Следующий этап реформы включает в себя реорганизацию областных прокуратур, так называемых региональных. И последний этап – это реорганизация ГПУ. При этом мы понимаем, что хирургическим образом урезать количество работников прокуратуры без учета их нагрузки невозможно, нужно определить приоритеты и провести анализ, как прокурор должен тратить энергию. Также нужно определить: в чем заключается уголовная политика Украины сегодня? Как мы должны поступать по делам грабежей, по делам мошенничества, преступлений против конституционного строя, по дезертирству? Это все должно быть расписано, это называется «система гайдлайнов», которая работает во всех современных европейских и азиатских странах. А в Украине такого нет. Есть определённые методички, которые никто не читает. И при таком уровне коррупции на сегодняшний день нам нужна расписанная уголовная политика, нужны правила, которые облегчат жизнь прокурора. Параллельно мы работаем над электронным делопроизводством.

Полиция – удачный пример реформы, однако многие говорят о том, что через полгода полицейские начнут брать взятки. То же может ожидать и прокуратуру?

– Конечно, может. Есть критическая масса людей, которые были частью старой системы, и которые всем недовольны. Едва создали патрульную полицию, сразу же появились мифы о том, что они разбили все машины за один день, кого-то избили. И вопросы будут возникать, эти люди станут политической оппозицией этого прогресса. Они будут чего-то добиваться, что-то критиковать. В Грузии было точно также, даже сложнее, так как страна маленькая, и все между собой переплетены.

Вы прекрасно провели спецоперацию по задержанию прокуроров. Дальше вопрос в судебной системе. Есть ли у вас возможность повлиять на что-то, может, на президента?

– Я думаю, что Петр Алексеевич заинтересован больше, чем я, в реальной работе судов. Он гарант конституции Украины, и он в первую очередь заинтересован в том, чтобы Украина стала успешной. Он очень много думает и делает для этого. По реформе прокуратуры он нас сильно поддерживает, и вся реформа проходит фактически под его личным контролем. Без политической поддержки невозможно в такой сложной стране проталкивать масштабные реформы. И суды – это комплексная тема, их тоже нужно быстро реорганизовывать и реформировать. Вероятно, они пойдут за нами, потому что если немаловажный участник уголовного процесса целенаправленно двигается вперед – я имею в виду прокуратуру – и не боится реорганизации, то суды должны пойти за нами. Там тоже нужно провести реорганизацию, нужно сокращать количество судей, 9000 судей для Украины – очень большая цифра.

Насколько комфортно вам работать под началом у Шокина в условиях сбора подписей за его отставку?

– Подписи — это политический процесс, что не связано с нашей деятельностью, мы должны работать и двигаться вперед, и у нас нет времени для расслабления. С Виктором Николаевичем у меня абсолютно нормальные, деловые, даже скажу, что дружеские отношения. Он открытый человек в этом плане, и не было случая, чтобы он противился какой-нибудь из наших реформ. Он поддерживает их до конца, и надеется на то, что мы найдем и финансовую поддержку доноров, и человеческий ресурс. Нужно отдать ему должное, с его опытом работы в прокуратуре он не побоялся возглавить прокуратуру в такое время и принимать такие полезные решения. Очень много людей придется увольнять, многих из которых он лично знает. Они будут идти к нему и жаловаться, и это сложный психологический процесс. Всем по отдельности необходимо объяснять, что ты ничего не можешь сделать, так решил закон.

Кто входит в вашу команду? Вам было просто ее собрать?

– В основном, это украинцы, конечно же. Это те люди, которые сами пробивались, хотели что-то изменить, и едва у них появилась возможность для самореализации, они смело пошли в нашу реформу правления, пошли в службу генеральной инспекции. Они будут пробиваться на местном уровне, в местные прокуратуры, будут строить уже новую прокуратуру. Система большая. Едва я пришел, было 18 500 работников, сейчас сократили до 15 тысяч, в конце останется 10 тысяч. И при таком количестве прокурорских работников есть очень много порядочных людей.

Параллельно с прокуратурой должны меняться суды, другие госучреждения?

– Весь государственный сектор нужно менять. Стабильность экономики в первую очередь зависит от правильно выстроенной государственной, экономической системы, в которой минимальный уровень коррупции, где государственная бюрократия уже сведена к нулю, а также к нулю сведено государственное вмешательство в бизнес. Если все в комплексе работает, то растет экономика, а если растет экономика, улучшается образование. Если улучшается образование и качество частного бизнеса, то появляется профессиональная бизнес- и юридическая элита. И оттуда можно выбирать первоклассных прокуроров, следователей и судей. Все взаимосвязано. Невозможно в бедной стране все изменить. Идет война, очень сильно страдает экономика, но к изменениям необходимо прийти очень быстро.

Задержание прокуроров в Киеве: уедут туда, куда Клюев и все остальные