В Украине появятся Институт модернизации содержания образования и Институт образовательной аналитики. Создавать новые структуры можно, но Национальной академии педагогических наук и Министерству образования полезнее сесть вместе и скоординировать свои действия с точки зрения той же образовательной аналитики. Об этом ранее Голосу Столицы заявил председатель Всеукраинской ассоциации политических наук Валерий Бебик.

О запланированной реформе образования в Украине в условиях конфликта на Донбассе рассказал уполномоченный президента по правам ребенка Николай Кулеба.

Какие объемы работы запланированы?

– Я не могу сейчас говорить об объеме, потому что не знаю общей картины. Но сейчас я с позиции детского омбудсмена изучаю всю ситуацию, в том числе и в системе образования, охраны здоровья, в отношении тех детей, которые были эвакуированы из Донбасса. Сейчас надо объединить усилия для того, чтобы проанализировать ситуацию, которая сегодня сложилась на востоке страны и в других регионах, где проживают временные переселенцы. С другой стороны надо четко выработать стратегию в отношении категории людей, которые нуждаются в помощи со стороны государства.

Что можно сделать для адаптации детей переселенцев?

– Простых решений здесь быть не может. Никто не скажет вам, что вот я знаю, как решить вопрос. Кризис на Донбассе – это как раз свидетельство того, что ситуация вышла из-под контроля. В той местности мы вообще не можем ничего сделать. Сейчас первая задача – это безопасность ребенка. Сейчас нужно сделать все, чтобы удовлетворить базовые потребности детей, которые были вынуждены покинуть свои дома в зоне конфликта. Ребенок должен быть в безопасности, он должен быть накормлен, он должен проживать в доме, который отапливается, ребенок должен быть одет. Государство должно обеспечить хотя бы эти базовые потребности. Образование – это тоже важно, но сейчас это на втором месте. Когда ребенок будет в безопасности, тогда уже сможем говорить о том, чтобы ребенок имел доступ к обучению.

Есть ли уже какие-то наработки?

– Я бы говорил о мировом опыте, так как украинского опыта нет, мы не были в конфликтах. Сегодня многие говорят, что нужно срочно начать реабилитацию этих детей. Хочу подчеркнуть, что, во-первых, сегодня в Украине нет достаточного количества специалистов, которые могли бы профессионально провести эту работу. Нам нужно обучать людей, которые могли бы этим заниматься. Во-вторых, нам не нужно реабилитировать всех детей. Исследования показывают, что только один ребенок из десяти требует реабилитации. Это дети, которые прошли через взрывы, через то, что могло бы повредить их психику. Девять из десяти самостоятельно восстанавливаются, если у них есть нормальные родители, которые создали им нормальные условия. Дети достаточно быстро социализируются. Действительно, школе нужно обращать внимание на то, какие условия созданы, на то, чтобы оберегать этих детей от насилия – психологического, физического со стороны сверстников. Но есть дети, которым нужна профессиональная помощь, но у нас мало специалистов, которые могли бы провести четкую диагностику состояния ребенка и указать на то, в какой помощи он нуждается. К сожалению, в Украине уволено 12 тысяч специалистов социальной работы. Социальные службы сегодня страдают, поэтому это вызов для нового министра соцполитики.

Кстати, необходимо обратить внимание и на бойцов, так как многие из них родители. Нужно обратить внимание на семьи, где отцы погибли во время АТО, а дети остались полусиротами. Нужно помочь семьям, которые переселились с востока страны. Да, иногда случаются непростые люди, которые приезжают с востока. Я лично постоянно слышу разные упреки вроде «понаехали»...

Но вы понимаете, что на фоне этой ситуации в обществе все больше будут возникать радикальные настроения?

– Однозначно, поэтому в этот сложный период нужно сделать все, чтобы самому не оказаться в психологическом кризисе. Если проблема будет в головах людей – проблема будет везде. Сейчас нужно как можно больше позитива, как можно больше информации о том, что мы единая страна, сильная страна, мы сильные люди, у нас сильные традиции и культура, и мы сможем преодолеть любую проблему. Нам сегодня не хватает этого месседжа на уровне страны, на уровне ведомств, потому что там также работают люди. Чиновники – это тоже люди. Они живут дома, у них есть дети, они смотрят телевизор.

Если вернуться к реформе образования...

– Иногда мне кажется, что у нас все поставлено с ног на голову. Если работать в интересах ребенка, нужно понять, как построить систему здравоохранения, систему образования, систему социальной защиты, чтобы ребенок действительно радовалась от того, что живет в Украине. Возможно, это трудно для нашего осознания, но на мгновение нужно стать ребенком, пройтись через эту систему и понять, где происходит насилие над ребенком, а где система действует прекрасно. Я не хочу, чтобы обижались, допустим, директора школ, учителя. Есть самородки, люди, которые преподают от сердца, но, как правило, это исключение.

Откуда взять новые педагогические кадры для воспитания новых детей?

– Здесь вопрос в престижности профессии и оплаты. Мы все привыкли, что если ты настоящий учитель, то ты должен быть готовым работать бесплатно. Ты настоящий учитель, вот и поработай тридцать лет даром.

Читайте также:

Украинскому обществу не избежать поствоенного синдрома – эксперт