Два года назад в Германии началась эпидемия кишечной палочки, которая затем охватила всю Европу. Тогда заболело около тысячи человек, из которых 48 умерли. Возбудитель попал в организм людей через сырые овощи. Тогда Россия ввела полный запрет на поставки овощей из всех западноевропейских стран. И сняли его только через 2 месяца при условии, что каждая партия продуктов будет сопровождаться сертификатом о дополнительной проверке.

Под самый масштабный за последние годы запрет российского саннадзора попали не кто-нибудь, а братья-белорусы. Летом в 2009 г. Роспотребнадзор запретил импорт около 500 видов молочных продуктов из этой страны. Россияне настаивали, что соседи не успели получить разрешительные документы по новым правилам. Господин Лукашенко говорил о совсем других причинах. Мол, правительство Беларуси не захотело продать государственную долю в части молочных предприятий страны российским инвесторам. Вопрос для Беларуси оценивался в 1 миллиард долларов, ведь на российский рынок экспортировали 95% продукции. Запрет был снят в рекордные сроки – за две недели.

В 2005 г. твердую руку господина Онищенко почувствовали на себе и польские производители мяса. Им понадобилось два года и несколько десятков раундов переговоров с привлечением руководства Еврокомиссии для того, чтобы вернуться на российский рынок.

Не повезло и молдавским виноделам. Назвав их продукт «бодягой, пригодной только для окраски заборов», господин Онищенко закрыл российский рынок для молдаван на целый год.

Что касается Грузии, то здесь глава Роспотребнадзора кроме виноделов забраковал и другую визитную карточку страны – минеральную воду «Боржоми».

Украина под запрет ввоза своих продуктов попадала несколько раз. Во-первых, это печально известная сырная война и чуть раньше мясо-молочная война. Теперь на очереди украинские сладости, в частности, продукция украинской кондитерской фабрики Roshen, которую Роспотребнадзор официально запретил ввозить сегодня.

«Голос Столицы»: Роспотребнадзор работает не покладая рук. Ежегодно находит какие-то недостатки в продукции, которую завозят в Россию. Все эти меры имели место из-за качества продукции?

Всеволод Степанюк: В рыночных условиях среди бизнеса нет друзей и врагов – есть интересы. И Россия, в отличие от Украины, свои интересы достаточно искусно защищает с помощью как тарифных, так и нетарифных методов. Действительно, Украина уже несколько лет переходит на европейские стандарты. Правда заключается в том, что европейские стандарты на несколько порядков хуже, чем те, которые были в СССР и которые сохранились в странах Таможенного союза. То есть по стандартам России пищу, которую можно есть в ЕС, в России потреблять нельзя. И этим Россия довольно искусно пользуется, а украинские предприятия не могут одновременно работать по двум разным стандартам. Те, кто были в России, могут сказать, что качество, скажем, российского и украинского шоколада – совершенно разное. Российский намного вкуснее, от украинского желудок болит. Я не могу сказать, в чем проблема, но как потребитель я могу подтвердить, что качество украинского шоколада на порядок хуже, чем российского.

«Голос Столицы»: А как понять то, что продукция ЕС не столь часто попадает под запрет, как продукция других стран?

Всеволод Степанюк: ЕС все же более мощная организация, чем Украина, поэтому с ЕС все немножко сложнее. Почему украинский шоколад не продается в Бельгии или Швейцарии? Видимо, там он тоже не проходит по каким-то стандартам. Дело в том, что Украина, к сожалению, не определилась в своих национальных стандартах, она идет на поводу то у одной стороны, то у другой. Украина тоже когда-то защищала свои интересы, когда запретила ввоз американских окорочков. После соответствующих проверок украинского Ветнадзора американцы обязались привести в норму содержание тех или иных веществ в мясе. То есть это нормальная процедура.

Скажем, в рамках ВТО Россия не может запретить импорт из Украины тех или иных продуктов, потому что она тоже является членом ВТО и тарифные методы в данном случае применить нельзя. Но поскольку разница в стандартах – украинских и Таможенного союза – то эту разницу Россия всегда может использовать в свою пользу. Ведь доля Украины в российском рынке очень маленькая, а доля России в украинском экспорте очень велика. Если Украина запретит что-то русское, то Россия этого почти не почувствует. А вот когда Россия запрещает что-то украинское, то для Украины это практически катастрофа.

К слову, годовые поставки корпорации Roshen на российский рынок оцениваются в 150-200 миллионов долларов. Соответственно, запрет на ввоз продукции компании будет стоить ей от 13 до 17 миллионов долларов в месяц.