23 апреля Франция стала 14-й страной, легализовавшей однополые браки. Для президента-социалиста Франсуа Олланда закон «брак для всех» - был одним из главных предвыборных обещаний. Подойдя к первому году своего правления с рекордно низким рейтингом (25%), президент все же добился одобрения скандального законопроекта в Парламенте.

Стоило ему это немало: «брак для всех» расколол французское общество и вывел на улицы тысячи французов – противников однополых браков и усыновления однополыми парами детей. Но к кризису социальному прибавился и кризис политический.

По всей стране мэры городов открыто заявляют, что отказываются регистрировать однополые браки. С таким демаршем 25 апреля выступил глава города Абжат сюр Бандиа, Жан Клод Масью, предложив местным гомосексуалистам подыскать другое место для свадеб.

Ни он, ни его заместители иметь дело с однополыми браками не намерены и обвинения в дискриминации, которые рискуют обернуться 3 годами тюрьмы и штрафом в размере 45 000 евро, их не пугают.

Под вопросом оказалось и «право совести», позволяющее мэрам отказать однополым брачующимся в свадебной церемонии.

Франк Мейер считает, что новый закон в первую очередь бьет по французским детям.

- Как мэры, выступающие против легализации однополых браков, восприняли принятие закона? И какие ваши дальнейшие действия?

- Мы всегда выступали против и наша позиция осталась неизменной: ребенку нужен отец и мать. Мы уверены, что разнополые родители – это принципиальный момент не только для рождения ребенка, но и для воспитания.

Для нас закон «брак для всех» - это предательство детей Франции. И мы призываем сопротивляться до последнего. Принятое решение – ошибка и история расставит все на свои места. Но пока не поздно правительство и Франсуа Олланд должны отменить ратификацию этого закона.

От имени организации мы отправим президенту письмо с просьбой приостановить рассмотрение закона, утвержденного во вторник в парламенте. Мы выступили против еще в сентябре прошлого года, но правительство все сделало наоборот.

Сначала надо было хорошенько понять, что же на самом деле хотят представители секс-меньшинств. Потому что многие их них не просили ни браков, ни усыновления и крайне скептически отнеслись к попыткам правительства втянуть их в политические дебаты, сделать их политическим инструментом.

У Франции есть опыт принятия PACS (Гражданский договор солидарности) в 1999-2000 гг, и тогда парламентарии нам объясняли необходимость принятия закона тем, что есть большой спрос среди гомосексуалистов. Но 12 лет спустя мы видим, что лишь 2,2% заключили этот договор. Между реальным положением дел и тем, как ситуация представляется, есть большая разница. Сегодня происходит тоже самое и мы призываем президента не совершать очередную ошибку.

- В четверг мэр города Абжат-сюр-Бандиа Жан-Клод Массью заявил, что ни он, ни его заместители не будут регистрировать браки однополых пар. Чем может грозить этот демарш? И по закону имеют ли мэры право отказать в регистрации однополых браков?

 

- Прежде всего, я считаю, что наказание должно быть соизмеримо. Например, в 2004 году мэр Ноэль Мамер расписал двух мужчин, несмотря на то, что это было запрещено. За это он был на месяц отстранен от служебных обязанностей.

Я не понимаю, почему к мэрам, которые отказываются иметь дело с гомосексуалистами, должны применяться иные санкции.

Кроме того, хочу напомнить выступление президента V Республики 20 ноября 2012 в Париже, когда он заявил, что действие закона распространяется на каждого, но в тоже время фундаментальное для Франции «право совести» никто не отменял. Оно гарантировано также Европейской конвенцией по правам человека и представители городских органов власти могут воспользоваться им в любой момент. Заявление Олланда слышали 7000 представителей мэрий. Посмотрим, сдержит ли он свое слово.

- Даже несмотря на то, что это право не вписано в закон «брак для всех»?

- Это было одним из наших требований. И тут возникает парадокс: 11 сентября 2012 года министр юстиции впервые объявила о намерениях принять закон «брак для всех», добавив, что она работает в тесном сотрудничестве с мэрами. А это ложь и мы об этом сразу же заявили.

7 ноября 2012 года она пригласила президента нашей ассоциации Жака Пелесара, чтобы создать рабочую группу, которая могла бы выработать ряд поправок. Но в итоге ничего не было изменено.

Больше всего мы возмущены тем, что все обещания, которые мы слышали от президента и его министров, не выполнены: нам обещали совместное обсуждение закона – этого не произошло, создание рабочей группы ровным счетом ничего не дало. Отменил президент и «право совести».

Правительству никогда бы не пришло в голову изменить трудовое законодательство не проконсультировавшись с представителями профсоюзов, так почему меняют гражданский кодекс не спрашивая у мэров? Этот закон готовился в спешке и правительство не осознает последствий нововведений. Большинство мэров во Франции выступают против.

- Вы сказали, что этот закон к социальному кризису во Франции добавит еще и политический. Почему?

- У французов сложилось ощущение, что их мнение никого не интересует. Последний опрос Французского Института общественного мнения (IFOP) показал, что 55% опрошенных против однополых браков и усыновлений, а правительство пытается доказать нам обратное.

Это и создает разрыв между обществом и руководителями. Тенденция подтверждается и рекордно низким рейтингом Франсуа Олланда – сегодня лишь 25% граждан страны довольны им. И нам обидно видеть во главе такой страны как Франция, настолько слабого президента. Это не соответствует статусу нашей страны.