В среднем, число верующих и исповедующихся увеличилось в 50-ти процентах итальянских приходов. К такому любопытному выводу пришли исследователи туринского Центра по изучению новых религий (Centro Studi sulle Nuove Religioni), объясняющие появление этого феномена так называемым «эффектом Франциска».

Массимо Интровинье рассказал об этом загадочном явлении.

- Доктор Интровинье, что Вас подтолкнуло на проведение этого необычного исследования?

Мое внимание привлекли наблюдения священников, религиозных деятелей и епископов, заметивших внушительный рост числа людей, желающих исповедоваться. При этом они ссылались на слова Папы Франциска о Божьем милосердии. На базе этих обрывистых заключений, мы с моими сотрудниками решили провести достаточно основательное научное исследование, проведя опрос 200 священнослужителей и религиозных деятелей. Мы поинтересовались у них, действительно ли они столкнулись с массовым возращением в Католическую Церковь лиц, объясняющих свое решение желанием довериться милосердию Бога и Папы Франциска?

- Как это «возвращение» выглядит в процентном исчислении?

Мы пришли к выводу, что 52% процента опрошенных нами священников подтверждают факт роста интереса к католической религии. Эта цифра, которой нельзя пренебрегать. В то же самое время нужно отметить, что, если рост верующих был отмечен 52% священников, то, это может лишь означать, что 48% их коллег в этом не совсем уверены. То есть мнение разделились приблизительно поровну.

- Как за такой короткий срок Папе Бергольо удалось обратить внимание на Церковь, чьи позиции, как известно, были еще недавно сильно подорваны под влиянием многочисленных скандалов?

- Я полагаю, что это можно объяснить наличием трех ключевых элементов. Первый из которых гласит, что «эффект Франциска», так же, как и «эффект Ратцингера» растрогал и потряс огромное количество людей. Прежде всего, своей манерой, полной смирения, достоинства, то есть, тем, как Бенедикт XVI завершил свой понтификат. Второй элемент указывает на то, что Папа Франциск, говоря о, казалось, таких простых вещах, как милосердие, сумел проникнуть в сердца многих людей. Именно этого нам так не хватало. И, наконец, несомненно, сказалось также влияние такого большого события, как смена предстоятеля Римско-католической церкви.

- Накануне Папа Бергольо заявил о своем намерении сократить бюрократический аппарат Курии, заявив, что «Церковь – это не предприятие» (“La Chiesa non è un’impresa”). Поговаривают даже, что Святой Отец подумывает упразднить знаменитый Институт Религиозных Дел (Istituto per le Opere di Religione), имя которого не раз всплывало в прессе в связи с финансовыми махинациями.

Вы предвидите дальнейший рост числа верующих, учитывая, что нынешний Понтифик готовится провести серьезную церковную реформу?

- Я этого не исключаю, но, как известно, феномены не зависят исключительно от Понтифика, а, прежде всего от того, как его «заявления» будут восприняты в многочисленных приходах. Таким образом, любые положительные шаги, совершаемые Папой в Риме, могут стать первым «сигналом к действию», который подтолкнет людей выйти из дома и приблизиться к Церкви. В то же самое время, от того, насколько продолжительным будет их возращение к Богу, во многом зависит сегодня от локальных церковных общин – от того, сумеют ли местные священники «сопроводить» этих людей в выбранном ими направлении. То есть Церковь не должна лелеять на сей счет никаких иллюзий. Стремление Папы провести реформы играет в этом процессе важную роль, но только его одного недостаточно. Для закрепления успеха необходима поддержка на местах.