Место розовых зайчиков и марципановых цыплят в умах населения и эфирах телеканалов заняли обнаженные торсы молодых мужчин из наспех сколоченного движения «Омен» (от французского «ом» - мужчина). Только эти парни, в отличие от девушек из «Фемен», осквернивших собор Парижской Богоматери, как раз за семейные ценности в традиционном понимании. Они – против закона об однополых браках, который 4 апреля будет вынесен на голосование в Сенате Франции.

Пожалуй, столь рьяно против гражданского права французы не боролись еще ни с чем и никогда. Инициатива и без того весьма непопулярного президента Франсуа Олланда (его деятельность одобряют не больше 31% французов) узаконить однополые браки с полным пакетом родительских прав вызвала беспрецедентную волну протеста. Баррикады, аресты, трехсоттысячные демонстрации – если социалисты и правда хотели отвлечь внимание населения от насущных проблем, им это удалось.

К слову о равенстве, за которое ратует нынешнее руководство страны. Всего пару месяцев назад во Франции был отменен двухсотлетний закон, запрещающий дамам носить брюки. Конечно, его давно не соблюдали, но с усыновлением детей вопрос посерьезней. Впрочем, и здесь закон уже давно научились обходить при помощи фиктивных браков. Так что шумиха скорее нужна самим социалистам – ведь экономика страны нуждается в гораздо более активных действиях, чем массовая возня вокруг проблемы полов.

Однако кто бы мог подумать, что именно во Франции будут столь ожесточенно сопротивляться узакониванию однополых браков. Казалось, свобода любви в этой стране всегда была чем-то основополагающим, и даже маленький адюльтер на уровне президента выглядел вполне допустимым. Свобода, равенство и братство? Или тут что-то не так?

Дело в том, что «свобода, равенство и братство» в современной интерпретации – это дать геям и лесбиянкам не только жить в браке, что практически нигде и никем не возбраняется, но еще и детей растить – чужих, разумеется, приемных. Но ведь одно дело ограничение прав взрослых самостоятельных людей, что, правда, совсем уже неактуально, совсем другое – дети. Они ведь не выбирают, выбирают и воспитывают их. Как? Вот этого и опасается большинство французов. И ни много ни мало вопрос буквально разделил страну.

«Франсуа Олланд не пойдет на насильственное принятие закона», - считает французский пенсионер Жан-Люк Кордон. Сам он голосовал за лидера социалистов, однако, по его словам, в противовес предшественнику - Николя Саркози. Так год назад поступили многие. И эти люди теперь в корне не согласны с политикой нынешнего главы государства.

«Закон поддерживает большинство, однако в вопросе усыновления детей все не так гладко. Кроме того, французы ожидали от президента шагов по противодействию растущей безработице (а это главная проблема Франции на сегодняшний день), а также снижению потребительского спроса и неукоснительному росту числа бедных», - отметил Кордон.

Все началось, когда год назад Барак Обама публично заявил о своей поддержке однополых союзов. В США тут же затоптали закон о «Защите брака», подписанный в 1996 году Биллом Клинтоном, начались суды, продолжается калифорнийская тяжба за отмену в штате запрета на однополые браки. Формально даже в Калифорнии марш Мендельсона однополым воспрещен. К слову, Клинтон поспешил написать статью с раскаянием о своем антигейском решении – мол, времена были другие.

В Европе, оглядывающейся на Америку, движение за равноправие геев и лесбиянок перед лицом семейного кодекса всегда было активно. От скоморошьих гей-парадов дело быстро перешло к требованиям сначала заключать браки, затем – воспитывать детей. Хотя в большинстве стран ЕС однополые браки вовсе запрещены. Исключения – Нидерланды, Бельгия, Португалия, Норвегия, Испания и Швеция. Во Франции и Германии нетрадиционные пары уже давно могут оформлять свои отношения по упрощенной схеме (без налоговых льгот и права воспитывать детей). В Италии или Польше вопрос вообще не стоит. Там дело запахло бы католическими погромами. Дальше на Восток – того хуже.

Принятие подобного закона в Италии было бы полным сумасшествием, считает наш собеседник, итальянский землевладелец и бизнесмен Дарио Пьерацуоли: «Для итальянцев семья – это святое. Особенно важен вопрос воспитания детей. Поэтому нас беспокоит в этой ситуации не столько проблема однополых браков, сколько именно появление в таких семьях детей. Противодействие подобной законодательной инициативе было бы повсеместным. 100% матерей вышли бы на площади, парламент их поддержал бы. Абсолютно все партии в нашем парламенте придерживаются традиционных семейных ценностей. Как объяснить ребенку, что у него два папы или две мамы? Семья – это дети, мама и папа, а не два папы или две мамы».

По большому счету, попытка узаконить во Франции однополые браки выявила еще одну ошибку Евросоюза. Уравнять население там невозможно даже по принципу гражданских прав. Потому что, где начинаются права одних, заканчиваются свободы других. В итоге проблема однополых браков для ЕС - это своего рода правовой клинч. Ведь не имея равных возможностей на всей территории еврозоны в вопросах наследства, налогообложения и воспитания детей, однополые семьи увеличивают протестную группу.

С другой стороны, гипотетическое узаконивание однополых браков во всем ЕС привело бы к еще большему расколу. Ведь против этого выступит абсолютное большинство граждан единой Европы.