Европейский Интернет-портал «EUobserver» цитирует высказывание министра юстиции Германии Забины Лойтхойссер-Шнарренбергер со страниц немецкой «Münchner Merkur» о том, что ее страна вносит в Евросоюз «дух солидарности». Поэтому и первые лица ЕС могли бы проявить солидарность по отношению к Германии и оградить ее от незаслуженных обвинений.

Судя по сообщениям прессы, в последнее время государства-должники виновником всех бед в Европе «назначили» Германию - страну, которая вносит львиную долю средств в европейские фонды по спасению евро. Тем не менее, экономический кризис в ряде стран ЕС выплеснул на поверхность давно, казалось бы, ушедшие в прошлое стереотипы.

В испытывающих финансовые проблемы странах уже неотъемлемой частью демонстраций протеста стали плакаты и карикатуры, на которых канцлер Германии Ангела Меркель изображается с пресловутыми гитлеровскими усиками или в эсэсовской униформе. На Кипре, к примеру, демонстранты несли плакаты с надписями «Меркель, ты воруешь наши сбережения!» А бульварная пресса в проблемных государствах пестрит выражениями вроде «четвертый рейх» или «экономический фашизм».

Но одно дело демонстранты, не знающие, на кого можно излить свое возмущение ростом цен, потерей рабочих мест, сокращением зарплат и пенсий, а другое – официальные политики. В эти дни, по сообщению информагентства «Reuters», глава МИД Люксембурга Жан Ассельборн обвинил Германию в том, что она пытается достичь гегемонии в еврозоне. По словам министра, «Германия не вправе решать, какой модели должны придерживаться страны Евросоюза». Антигерманскую карту разыгрывал в этом году в предвыборной борьбе экс-премьер Италии Сильвио Берлускони. И, как считают эксперты, эта риторика помогла его партии набрать около 30% голосов избирателей.

По словам «Süddeutsche Zeitung», если гнев уличных протестов и пока еще шепот в коридорах власти превратятся в официальную антигерманскую политику, то положение ЕС станет действительно серьезным. Вряд ли официальный Берлин потерпит, пишет издание, если на него будут сваливать вину за чужие ошибки.

Ситуация может быстро измениться, если у немцев возникнет ощущение, что их не понимают. А все это может разрушить доверие между членами ЕС. Правда, руководитель Центра германских исследований Института Европы Владислав Белов считает, что антигерманские настроения проявляются все же больше на бытовом уровне, чем в сфере государственной политики:

«Германия обращается к своим соседям с призывом взять на себя, по крайней мере, долю ответственности и солидарности за то, что происходит и в еврозоне, и в Евросоюзе. Но пока оказывается, что Ангела Меркель и министр финансов Вольфганг Шойбле являются воплощением зла, направленного на так называемую германизацию Европы. Это необоснованно. Не Германия становится сильнее, а ее партнеры ослабевают в этой ситуации. Вопрос в том, что политическое единство в Европе есть, а вот демонстрации негативно сказываются на имидже Германии и немецких инвесторов».

Немецкий экономист, бывший эксперт ООН Хайнер Флассбек главную проблему подобных настроений видит в экономическом неравенстве внутри Евросоюза:

«Сегодня валютный союз Европы не в состоянии выйти из рецессии. Германия тоже сползает к рецессии, и это является решающим фактором неравенства, нового неравенства – через безработицу. И если посмотреть, что грозит Кипру, или что уже произошло в Испании и Греции с 25% безработицы, то становится ясно - неожиданно в богатой стране появляется бедность. Отсюда и политическая напряженность, которую вряд ли можно преодолеть».

Согласно проведенному немецким журналом «Focus» опросу, две трети немцев не понимают, почему кризис в Европе вызывает чувства враждебности по отношению к ним. А те, кто понимают, утверждают - спасая чужие банки-банкроты, Германия, прежде всего, защищает интересы своих банков и концернов, а вовсе не простых граждан.