Сегодня Интерпол объединяет 190 стран-участников, и в его штаб-квартире работает команда полицейских со всего мира. Ежегодно украинское бюро Интерпола обрабатывает примерно 40 тысяч запросов и обменов информацией с другими странами. Как уверяет руководитель украинского бюро генерал-майор Василий Неволя, ведомство оснащено по последнему слову техники. В прошлом году сотрудники отечественного бюро нашли 233 человека. 43 человека экстрадировали в страну, а 17 - за границу. По запросу Украины в международном розыске сейчас находятся 878 человек.

Все чаще среди тех, кого разыскивают, фигурируют фамилии отечественных политиков, депутатов и бизнесменов. Так, в международном розыске до сих пор находится бывший народный депутат Александр Шепелев, а 28 февраля объявлен в розыск бывший кандидат в нардепы Виктор Романюк. Последнего, как стало известно, по решению итальянского суда должны освободить из миланской тюрьмы.

Бывший руководитель Национального Центрального бюро Интерпола в Украине Кирилл Куликов в эфире радиостанции «Голос Столицы» не согласился с тем, что бюро можно использовать в политических целях.

«Голос Столицы»: Сейчас некоторых украинских политиков и экс-депутатов объявили в международный розыск. Случайно ли это, что в большинстве случаев это представители оппозиции?

Кирилл Куликов: Объявляют в розыск разных людей, и мне не совсем понятен комментарий о том, что в основном фигурируют фамилии политиков и народных депутатов. На самом деле, база розыска Интерпола составляет десятки тысяч человек. И в основном это бытовые убийцы, люди, скрывающиеся из-за каких-то ординарных преступлений.

«Голос Столицы»: Как часто в этих списках фигурируют политики, бывшие политики?

Кирилл Куликов: Это скорее исключение, чем правило. Но учитывая то, что эти люди являются знаковыми для журналистики, то в материалах журналистских расследований, статьях, комментариях это становится основной темой. На самом деле это один, два процента - не больше. Самое главное, что практически Интерпол для розыска политиков использоваться не будет, потому что статья 3 устава Интерпола чётко гласит, что он не разыскивает людей по политическим, расовым и религиозным убеждениям. В моей практике была масса случаев, когда мы были вынуждены обращаться в правовой департамент Генерального секретариата Интерпола, выяснять, не является ли данный случай политическим - как они рассматривают это. На самом деле, может быть всякое. Страна может выставить в розыск Интерпола кого угодно. Вопрос: как отнесётся к этому Генеральный секретариат Интерпола, какая пометка будет сделана в базе.

«Голос Столицы»: Украинское бюро Интерпола обрабатывает около 40 тысяч запросов в год…

Кирилл Куликов: Да, но это не только розыск. Это могут быть пропавшие дети, неустановленные тела, автомобили, произведения искусства и т.д.. Таких баз на самом деле целых пять. Кроме того, в современных условиях есть новые, так называемые «оранжевые карточки» – это террористы.

«Голос Столицы»: Как оценить, насколько украинское бюро Интерпола может на равных работать со своими иностранными коллегами?

Кирилл Куликов: Во-первых, легенды об Интерполе, которые показывают во многих американских блокбастерах, не совсем соответствуют действительности. Интерпол никуда не прыгает, суды не захватывает, террористов за руки не хватает. Интерпол - это, в общем-то, аналитическая работа, это работа по координации между полицейскими организациями.