- Западники страшно персонифицировали этот сирийский конфликт. Министр иностранных дел Франции не говорит больше "президент Сирии" или "Башар аль-Асад". Он просто называет главу независимой страны "Башар". Может быть, и нам тогда имеет смысл говорить не "Франсуа Олланд", а просто - "Франсуа". Правительство Сирии активно защищается от наплыва иностранных "ваххабов". За два года они сумели довести свою численность на территории Сирии до 200-250 тысяч человек. Представьте себе соотношение численности этого контингента и местного населения. Сегодня их около 1%, что означает, например, в масштабах Франции, въезд на территорию страны 650 тысяч иностранных обученных и обстрелянных бойцов, целью которых является уничтожение страны! Никто не сумел бы этому противостоять. А Сирия – сильное государство, и она продолжает сопротивляться. В этом регионе очень мало сильных государств. Поэтому Сирию и пытаются уничтожить.

Незначительная часть сирийской армии занята в операции "антитеррор". В целом, не более 25% от общей численности вооруженных сил. Три четверти военных по-прежнему охраняют внешний периметр, то есть пытаются держать границы против НАТО и Израиля. Если прервать поступление иностранных бойцов и оружия в Сирию, то война закончится в течение одного месяца. Если нет, то она может продолжаться десятилетиями.

Сирийцы вовсе не против своего правительства. Не хочу сказать, что все население любит своих руководителей, но ведь в любой стране всегда есть недовольные. Сейчас же, вне зависимости от того, каково мнение людей о Башаре Асаде, они убеждены, что защищают свою страну от иностранной интервенции. А предателей всегда хватает в любой стране мира. Были они и в России в эпоху Второй Мировой, но ведь никто еще на заявил россиянам, что это была просто гражданская война!

Армия же состоит из местных ребят, которые сражаются за свою землю. Вначале нам рассказывали о случаях массового дезертирства. Но еще раз подчеркиваю, что эти случаи не превысили 5%-ную планку. Эти молодые люди выбрали свою сторону. И теперь дезертирств больше нет! Народ мобилизовался, чтобы защитить свою страну!

-  А если сравнить Сирию и Ливию, что скажете?

- До приезда в Сирию я был в Ливии. А последние пять недель существования Джамахирии я входил в состав правительства Ливии. Поэтому, естественно, хорошо знаком с этим вопросом. Итак, Ливия. Это было чисто номинальное государство. Такова была воля Муаммара Каддафи, которую он ясно изложил в своей "Зеленой книге". Труд этот был вдохновлен наследием французских социалистов 19-го века и другими различными направлениями мысли. На самом деле, может быть, такое номинальное правительство и удобно в условиях мирного времени, но оно абсолютно не приспособлено для борьбы с империализмом.

Кроме того, прямо во время войны Каддафи вел переговоры с различными представителями лагеря агрессоров. Нам хорошо было известно, что он встречался с представителями и США, и Франции, и Израиля. Поэтому-то Россия и была абсолютно не в силах помочь ему. Российская Федерация заложила основы сопротивления насилию в Совбезе ООН, но была не в состоянии оказать существенную поддержку союзнику, не внушавшему доверия. Что, к несчастью, и объясняет гибель Ливии, как государства.

Муаммар Каддафи был великим деятелем, боровшимся с колониализмом, но он вел запутанную политику, которая и привела его к потери всяких серьезных альянсов.

Говоря о Башаре Асаде, заявляю, что перед нами лидер абсолютно другого типа. Он крайне рационален, отличается замечательным хладнокровием, очень последователен в своих действиях. Возможно, ему немного не хватает интуиции, но в любом случае, он обладает теми качествами, которые наилучшим образом подходят для данной ситуации. Это правильный человек на правильном месте! Он революционный и демократический лидер, что противоречит тому, что о нем упорно рассказывают. Уго Чавес, к примеру, говорил, что его политическим идеалом остается Фидель, но наиболее близкий ему по своему типу поведения правитель и продолжатель дела Кастро – это Башар Асад.

Он унаследовал диктатуру и, шаг за шагом, преобразовывал ее в течение целого десятилетия. Он дал людям образование и средства для перехода к демократической системе правления. И каждый раз, когда он делал шаг вперед, ему угрожали. Ему хотели помешать преобразовывать свою страну. Но, несмотря на войну, Башар Асад продолжает проводить конституционные реформы.

Итак, Запад продолжает политику, которая, по своей сути мало отличается от "Дранг нах Остен" эпохи гитлеризма. Как говорится, "ты виноват, что хочется мне кушать!" Интересно будет посмотреть, что произойдет, если Башар Асад справится с войной. Пусть он и диктатор, как был диктатором Сталин, но, тем не менее, вероятно, чтобы остановить армаду промышленно развитых стран и нужен такой харизматичный диктатор, которого сытые и довольные господа, сидящие в Вашингтоне и Париже, пренебрежительно обозвали "фанатиком".