Я думаю, что возможный скептицизм не соответствует реальности. Торговля между странами БРИКС превысила 282 млрд. долларов в 2012 году. Два года назад она составляла 27 млрд долларов, так что вы видите - торговля выросла более чем в 10 раз. По некоторым оценкам она может достичь 500 млрд долларов к 2015.

Если говорить о Бразилии, то наша торговля с другими странами выросла с 7,6 млрд долларов в 2002 году до 91 млрд долларов в 2012, что составляет рост более, чем на 1000 процентов за 10 лет. Я знаю есть исследования, цель которых доказать, что БРИКС не такая уж значимая организация, но важность союза очевидна. И не только как механизма для политических консультаций и экономической координации - БРИКС также играет очень важную координационную роль внутри «Большой двадцатки». Вы знаете, что в этом году Россия будет принимать саммит «Большой двадцатки». БРИКС играет важную роль в продвижении определенных идей в рамках «Двадцатки». Так что важность БРИКС очевидна.

- В настоящее время мы наблюдаем кризис в Еврозоне, МВФ не всегда оказывает необходимую помощь. Могли бы страны БРИКС оказать Европе финансовую поддержку?

- Это было бы интересное развитие. Не так ли? Но я думаю, что руководство стран БРИКС уже обозначило свои позиции и готовность помочь европейским странам в случае необходимости и если будет такой запрос с их стороны.

Повестка дня БРИКС расширяется. Она включает обсуждение важных политических проблем таких, как кризис в Сирии, экономический кризис в Европе, который стал еще более серьезным из-за ситуации на Кипре. Все это найдет отражение в дискуссиях саммита. Но главный вопрос грядущего саммита – это отношения с Африкой.

Отдельно от дискуссий между лидерами БРИКС на полях саммита ожидаются встречи с лидерами африканских стран, чтобы изучить возможности расширения сотрудничества между БРИКС и странами Африки. Другой важный вопрос, который будет обсуждаться - создание Банка развития БРИКС с начальным капиталом 50 млрд долларов. Также, насколько я понимаю, пришло время обсудить возможность создания резервного фонда стран БРИКС с суммой около 100 млрд долларов. Это должен быть фонд, который в случае необходимости поможет странам БРИКС решить проблемы с ликвидностью.

Я думаю, с одной стороны, наблюдается тенденция к большей координации взглядов на настоящий экономический кризис и обмену мнениями по политическим проблемам и по таким мерам, как создание резервного фонда и Банка развития. Это говорит о том, что группа - это не только разговорный клуб, ее участники нацелены на реализацию конкретных мер в различных сферах.

- Какие будут задачи у Банка развития БРИКС?

- Думаю, очень важно, что мы концентрируем ресурсы на проектах, интересных странам БРИКС, что дает более мощный рычаг для их реализации. Это не исключает обсуждение идей о будущем расширении действий, создании Банка развития. Я думаю важно, что мы приступаем к его созданию. Как только он будет создан, важно, чтобы банк мог поддерживать инфраструктурные проекты, в первую очередь, в странах БРИКС.

- Башар Асад обратился к БРИКС с просьбой помочь остановить насилие в Сирии. Как страны БРИКС могли бы поспособствовать урегулированию конфликта?

- Мы открыты к обсуждению любой формы содействия диалогу. Мы не хотим вмешиваться во внутренние дела, но все же нас волнует ситуация в Сирии. Я также хочу сказать, что нет единой позиции, как действовать в такой ситуации, как в Сирии. Есть нюансы. Здесь я смогу говорить только за Бразилию. Бразилия не считает, что нельзя бороться с нарушениями прав человека со стороны государственных структур и оппозиции одинаковыми способами. Мы считаем, что государственные структуры несут особую ответственность за обеспечение защиты прав человека. Лидеры БРИКС разделяют обеспокоенность по поводу усугубляющейся ситуации в Сирии.

- Не думаете ли Вы, что какая-то из стран БРИКС хочет захватить лидерство в группе и использовать ее в своих интересах?

- Ясно, что БРИКС не дипломатическая структура. Сам акроним БРИКС был создан рынком: как вы знаете, он появился в исследовании одного из экспертов Goldman Sachs. Мы, государственные чиновники, сделали так, чтобы придать новый стимул в плане консолидации группы. Мы знали с самого начала, что группа должна быть главным игроком в ряде сфер, но и мы осознаем что есть сферы, где страны имеют свои национальные приоритеты. Например, БРИКС не вмешивается в вопросы обороны и стратегии, торговли вооружением - у каждой страны свои приоритеты. Но мы думаем, есть сферы, где мы можем работать над сближением позиций.

Даже когда между странами есть различия во взглядах на проблему - я уже привел пример с Сирией - у нас есть общий взгляд на проблему – мы за мирное решение конфликта, хотя есть нюансы в понимании ответственности за защиту прав человека. Но важность состоит в том, чтобы сотрудничать по тем вопросам, которые нас объединяют и которые могу содействовать дальнейшему сближению наших позиций.

Я думаю, БРИКС будет существовать и консолидация продолжится, несмотря на попытки принизить роль группы и разговоры, что БРИКС не так актуален. Уже эти самые попытки показывают, что есть обеспокоенность ростом роли БРИКС.