Андрей Ильяшенко: С нынешнего года в эмиграционное законодательство России внесен ряд важных изменений. Их прокомментирует наш гость в студии, заместитель руководителя Федеральной миграционной службы России Анатолий Евгеньевич Кузнецов. Итак, что же это за новое законодательство, в чем его суть, на какие результаты вы рассчитываете?

Анатолий Кузнецов: Спасибо за вопрос. В первую очередь, разработаны и приняты в прошлом году и в начале этого года законы, направленные на борьбу с незаконной миграцией. Это одна из важных задач, скажем, ключевое направление деятельности Федеральной миграционной службы. В частности, Федеральным законом усилена уголовная ответственность за организацию незаконной миграции. Статья 322 прим Уголовного Кодекса сейчас по части первой является преступлением средней тяжести, по части второй преступлением тяжким. Естественно, увеличены размеры, сроки наказания за организацию незаконной миграции. Ну, а правоохранительным органам предоставлены дополнительные права и возможности, связанные с комплексом проведения оперативно-розыскных мероприятий, ну, и другие полномочия. Установлена также уголовная ответственность за незаконное пересечение государственной границы иностранными гражданами и лицами без гражданства, которым ранее мы закрывали въезд в Российскую Федерацию за правонарушения, которые они допустили в период предыдущего пребывания на территории России. Такие эпизоды есть, они увеличились. И, проанализировав административную практику, мы пришли к выводу, что это имеет  серьезную динамику роста и уже подлежит криминализации. Внесены также изменения в закон о порядке въезда в Российскую Федерацию и выезда из Российской Федерации. В части, устанавливающей запрет въезда в течение трех лет иностранцам и лицам без гражданства, которые превысили срок законного пребывания более, чем на 30 суток. Но речь не идет, если это форс-мажор, объективные причины, болезнь, смерть родственников и т.д. Напомню, что срок законного пребывания в Российской Федерации, как и в большинстве стран мира, 90 суток. Тридцать дней и плюс один –мы используем уже этот механизм. Закон этот вступил в силу 11-го января текущего года. Мы его активно применяем. И наряду с этим этот закон позволяет закрывать въезд на этот же срок нарушителям, которые в течение и неоднократно нарушали миграционное и другое административное законодательство Российской Федерации два или более раза в течение года. Если по новым «закрытникам» трехлетним посмотреть, я могу, в принципе, сказать, как сегодня идет эта практика в цифрах. Значит, всего мы закрыли разным категориям граждан 114, почти что 120 тысяч таких «закрытников» на сегодняшний день.

Ильяшенко: Позвольте, я вас перебью для уточнения. В географическом плане, как можно разделить все это количество 120-130 тысяч? Это в основном СНГ или это регионы, не только связанные с бывшим СССР?

Кузнецов: Это все государства мира, граждане которых нас посещают. Ну, давайте тройку-четверку лидеров я обозначу. Значит, на первом месте у нас граждане Узбекистана, которым мы закрыли 50 тысяч, чуть больше 50 тысяч...

Ильяшенко: За нарушение сроков пребывания.

Кузнецов: Срока пребывания, вот, о чем я вам сказал, более, чем на 30 дней. Это статья 26-я Закона о въезде и выезде, часть 8-я, с 11-го января текущего года, которая вступила в силу. И эта же статья, только часть 4-я – это неоднократность совершения правонарушений, административная... Вот эти «закрытники» как раз и составляют граждане Узбекистана - более 50 тысяч человек, на втором месте граждане Таджикистана - около 24 тысяч, на третьем месте Китай, но значительно меньше, 12 тысяч с половиной. Ну, и на четвертом месте Киргизия - 9 тысяч, фактически 10 тысяч. Плюс к этому, как, наверное, известно, основу государственной информационной системы миграционного учета составляет Центральный банк, учет иностранцев и лиц без гражданства, администратором которого является Федеральная миграционная служба. Вот нам банк показал, что правонарушителей, которые превысили срок пребывания на территории России, на сегодняшний день более трех миллионов.

Ильяшенко: Это на территории России находится в настоящее время?

Кузнецов: В России в настоящее время находится три миллиона 124 тысячи 930 человек иностранцев и лиц без гражданства, которые нарушили срок законного пребывания, из них порядка двух миллионов подпадает подстатью 26-ю часть 8, то есть превысили срок законного нахождения – 90 суток и плюс 30. Мы с момента выезда с территории Российской Федерации с этих же суток вправе закрыть, и будем закрывать, въезд на три года. Вот из порядка этих двух миллионов я тоже могу обозначить цифры по лидерам. Опять на лидирующих позициях у нас находится Узбекистан, это порядка 900 тысяч человек, которым мы, скорее всего, закроем въезд. Таджикистан – 400 тысяч, и Киргизия– порядка 200 тысяч.

Ильяшенко: Тысяч?

Кузнецов: Тысяч. Это из лидеров, которых я вам до этого называл, это потенциальные люди, по которым мы будем принимать решение. Но надо иметь в виду,что мы будем принимать решение в отношении каждой персоналии с учетом и наших международных обязательств Российской Федерации, с точки зрения защиты прав и свобод иностранных граждан на территории Российской Федерации, ну, разных категорий, обстоятельств совершения правонарушения, наличия родственных связей и так дальше. Но в большинстве своем это все-таки будут «закрытники».

Ильяшенко: Есть еще один вопрос. В прошлом году сколько было выдворено или депортировано иностранных граждан за пределы России?

Кузнецов: Я вам приведу точные цифры. Касаясь административного выдворения, в прошлом году у нас произошел рост по принятым решениям на 22,4 процента, а в абсолютных цифрах это составило 34 192 человека, по которым принято решение об административном выдворении. В 11-м году таковых было 27 921. Произошел рост на 43 процента количества депортированных из Российской Федерации, это полномочия Федеральной миграционной службы. Мы депортировали 942 человека в 12-м году вместо 656-ти в 11-м году.Такие цифры.

Ильяшенко: Получается,что на вашу службу падает все большая и большая нагрузка.

Кузнецов: Вы знаете, все это как бы математически считается, мы наблюдаем в последнее время рост миграционной привлекательности России. Если, к примеру, в 12-м году Российскую Федерацию посетило 13 миллионов 800 тысяч иностранных граждан, подчеркиваю, это не факты пересечения границы, пограничные данные будут гораздо выше, но мы говорим о людях, которые в течение года не единожды нас посещают, вот их количество как раз было вот таким. В 12-м году нас посетило уже 15,8 миллиона человек, то есть на два миллиона больше.

Ильяшенко: А с чем вы это связываете? Какие факторы?

Кузнецов: Я и говорю: это рост миграционной привлекательности. Вот это практически любые сферы, они и экономические, и гуманитарные, и деловые, и туристические, и коммерческие, и так далее. Везде мы наблюдаем рост. Их много на самом деле. С начала года мы где-то порядка на 14 процентов видим, опять же, увеличение въезда на территорию России. Подчеркиваю, это не только граждане центральноазиатских государств, это граждан всего мира, которые нас посещают. И, соответственно, мы видим с увеличением количества въезжающих, некоторое увеличение количества совершаемых правонарушений. Но, если их больше, соответственно, и решений, которые принимаются судами, должностными лицами, федеральной миграционной службой и должностными лицами иных правоохранительных и контрольных органов, естественно, возрастают.

Ильяшенко: Вы имеете в виду нарушение миграционного законодательства, или в целом правонарушения?

Кузнецов: Я говорю о миграционном законодательстве. Ответственность несут у нас приглашающая и принимающая сторона. Если до прошлого года ответственность несла только принимающая сторона, а приглашающая сторона вышла за скобки, то мы эту ответственность в законе восстановили сейчас в тех пакетах законов, о которых я говорил, которые были приняты, в основном, в конце 90-го года, часть из них вступила в силу 13-м году. В чем разница между принимающей и приглашающей стороной? К примеру, турфирма приглашает туристов, она приглашает, но не выполняет свои обязательства относительно того турнабора, который входит в приглашение. Она перепоручает как бы гостиницам, другим фирмам, и когда идут нарушения, мы увидели как раз правовой пробел, мы им предъявить ничего не может. Сейчас такая ответственность установлена, поэтому, пригласил - значит, и отвечай.

Ильяшенко: С 2013 года вводится также в соответствии с законодательством обязательная дактилоскопия. Скажите, кого она коснется, и каким, собственно говоря, порядком она будет проводиться?

Кузнецов: Это уже коснулось иностранных граждан, которые к нам въезжают с целью осуществления трудовой деятельности на территории РФ, чаще их называют трудовыми мигрантами. И плюс тех, кто получил патент, то есть разрешение на осуществление трудовой деятельности у физических лиц. Вот эти две категории с 1 января подлежат обязательному дактилоскопированию и фотографированию. Во всех территориальных органах Федеральной миграционной службы сейчас установлены соответствующие комплексы дактилоскопические, они современные, достаточно легко и быстро проходит эта процедура, бесконтактная. Сейчас уже пальчики катать, как раньше катали криминалисты, не надо, теперь достаточно показать, приложить, все, машина считает их. Они установлены у нас во всех подразделениях и во всех местах, где мы выдаем разрешение на работу, либо патент. Поэтому ни один из этих видов документов не будет получен, пока не будет осуществлено дактилоскопирование и фотографирование.

Ильяшенко: А те люди, которые раньше получили в 2012 году патент?

Кузнецов: Срок действия закона 1 января 13-го года.

Ильяшенко: То есть, когда они придут за следующим патентом, они уже будут....

Кузнецов: Продлевать будут, получать новые, тогда мы будем дактилоскопировать. Или, если нарушат миграционное законодательство, скажем так, незаконность пребывания на территории РФ, это одно и то же дактилоскопирование проходят.

Ильяшенко: То есть, никуда специально приходить не надо, это в рабочем порядке?

Кузнецов: Это просто дополнительная мера в процессе оформления документов.

Ильяшенко: Еще такой вопрос, в ежегодном послании президент России Путин заявил о необходимости того, что теперь даже граждане тех стран, с которыми у России установлен безвизовый режим, должны при въезде в Россию предъявлять не свои внутренние паспорта, а загранпаспорта. Это что, шаг к установлению визового режима с этими государствами, или можно как-то иначе это все трактовать?

Кузнецов: Нет, конечно, это не шаг ни в коем случае введения виз. Это шаг, который нам позволит осуществлять, или усилить контроль пересечения государственной границы и контроль нахождения на территории РФ. Въезжая по внутреннему паспорту органы пограничного контроля, в нем отметки, к примеру, о пересечении границы не делают, и не могут того сделать, потому что в данном случае паспорт будет признан не действительным, так как в нем не предусмотрена простановка даты, штамп. Заграничный паспорт, он имеет и степени защиты другие и процедуры выдачи другие. Это и сами, я думаю, мы прекрасно понимаем, что это еще дополнительный государственный контроль со стороны государства выезда - если ты получаешь заграничный паспорт, значит, у тебя есть намерения выехать за рубеж с теми или иными целями. Поэтому источником информации в данном случае с нашими коллегами не будет выглядеть только односторонней информацией Федеральной миграционной службы, к примеру, или других заинтересованных наших ведомств. А это будут их правоохранительные и другие контрольные органы. Это в двух словах. Ну, и, конечно же, если это будут биометрические показатели, степень защиты документа будет гораздо выше, их очень сложно подделать, и практически этим пока никто не занимается, такими фактами не владеем. Это тоже направлено на усиление контроля въезда-выезда, законного пребывания на территории РФ.

Ильяшенко: Я так понимаю, что если Россия введет такой порядок в отношении ряда государств, то это будет,наверно, сделано на двусторонней основе? То есть коснется по большому счету и россиян тоже.

Кузнецов: Однозначно. Взят двухлетний период, потому что нужно будет проговорить с коллегами по формату этих паспортов, есть требования ИКАО к заграничным паспортам, есть наработанная практика, не только у нас. Есть такая практика в Казахстане, Туркменистан сейчас выдает биометрические загранпаспорта, мировая практика сейчас много знает примеров, и они все больше и больше сближаются. Поэтому это будет, конечно, безусловно, переговорный процесс, мы будем в каждом конкретном случае договариваться, и мы от нее не отказываемся, и обязательно будем и готовы осуществлять и организационную, и консультативную поддержку, где-то возможно и финансовую.

Ильяшенко: Я так полагаю, что для тех, кто едет в Россию или из России в эти страны с вполне легальными целями, никаких проблем не будет.

Кузнецов: Да нет, это однозначно,у нас настолько создан широкий спектр механизмов для того, чтобы получит правовой статус по цели пребывания, они все не сложные, как вы понимаете. К примеру, тот же патент позволил дать людям возможность легализовать свое длительное присутствие наших физических лиц, которые давно привлекают эту категорию, и тоже не имели механизма и возможности их легализовать. Патенты заработали, работают на наш взгляд великолепно, интерес к ним не пропадает, несмотря на дактилоскопирование и фотографирование, которое может быть внешне как-то пугать. На самом деле мы за этот короткий срок, выдали более двух миллионов этих патентов. Но мы не подошли еще к полному пику.

Ильяшенко: А какой полный пик?

Кузнецов:  Этот рынок достаточно емок, мы просчитывали, что где-то в пределах до пяти миллионов.

Ильяшенко: То есть еще стопроцентный рост ожидается?

Кузнецов: Нет, мы еще не видим ни того, чтобы выровнялся спрос, он идет пока в пик, в гору по восходящей. Но у него есть и простота получения, она как бы и удовлетворяет и наших граждан, физических лиц, которые извлекают выгоду для решения хозяйственных, семейных и других вопросов, и иностранных граждан, это раз. Но с другой стороны, для иностранцев этот механизм достаточно прост, хотя он обеспечивает нам контроль: мы можем увидеть и бывших правонарушителей, и если это так, то вряд ли мы пойдем на то, чтобы легализовать нахождение, если это противоречит нашему законодательству. И ряд других механизмов, которые работают, и работают достаточно уверенно, хорошо, но наличие загранпаспорта в этом случае никак не повлияет на использование любого из них, все будет зависеть от целей прибытия на территорию РФ.

Ильяшенко: Ну что же, большое спасибо, за обстоятельный рассказ о тех изменениях, которые произошли в миграционном законодательстве России и вступили в силу с 2013 года. Я напомню, что у нас в студии был заместитель руководителя Федеральной миграционной службы России, Анатолий Евгеньевич Кузнецов.