Сегодня ночью в США начнут затягивать пояса. «Секвестр бюджета» - этим словосочетанием пугали американцев уже давно, но до последнего момента оставалась смутная надежда, что сенаторам и президенту удастся договориться о мерах, чтобы избежать этого. Договориться не удалось.

О чём же спорили сенаторы с президентом США и почему они не договорились радиостанция «Голос Столицы» узнала у своих международных обозревателей Алексея Бобровникова и Павла Ильяшенко.

Бобровников: Сначала нужно понять, что же такое секвестр. Секвестр – это 85 миллиардов долларов и бюджетных программ, которые должны в ближайшие годы быть сокращены. И речь идёт о программах совершенно в разных сферах. Из хороших новостей,в кавычках: большинство этих программ в военной сфере, но очень много и гуманитарных. Похоже на то, что развитые страны подобрались ко дну колодца, который сами себе выкапывали. Это политика огромных дефицитов, спонсировавшаяся за счёт займов. Но в то же время, как в Европе, разговор о суровой бюджетной политике начался давно и внедрение уже привело к массовым протестам в этом обществе сверхпотребления. И к массовым кризисам, в том числе. Америка тоже сейчас подошла к этому вплотную. Но что самое смешное: останавливаться уже нельзя. Потому что финансировать экономический рост нужно за счёт новых займов, новых программ, и новых проектов. И приостановление сейчас может повлиять очень плохо на Штаты и на все страны, которые так или иначе подвязаны под их экономику.

Но есть один маленький нюанс. Почему боятся бюджетного дефицита? Все говорят о том, что если когда-нибудь мы не сможем его финансировать, не сможем его покрывать – страна объявит дефолт, т.е. она не сможет платить по своим обязательствам. Но если для Греции это актуальная вещь, то Америка априори не может объявить дефолт.

Экономическую сторону этого вопроса объясняет экономический обозреватель «Голоса Столицы» Павел Ильяшенко.

Ильяшенко: Я сейчас поясню несколько моментов по цифрам: 1,2 триллиона сокращений госрасходов в течение ближайших 9 лет, 85 миллиардов сокращений в этом году. Сейчас экономика США болеет, ей нельзя сползать с «таблеток» в виде бюджетных заимствований, и госрасходов, может быть, излишне раздутых. Минус 85 миллиардов в госрасходах в этом году – это 0,6% ВВП. В принципе, это приведёт к тому, что рост ВВП недоберёт 1%. А так как рост будет маленький, не больше 2%, то сильного роста экономики США в 2013 году не будет. А из-за этого будет сложно во всех других странах. Что же касается секвестра: мы часто слышим, что это настолько плохо и катастрофически для американской экономики. Большинство экспертов говорят, что ничего подобного. Естественно, это все равно, что выстрелить самим себе же в ноги, учитывая то, насколько слабо сейчас восстанавливается американская экономика. Но, тем не менее, к катастрофе это не приведёт. С другой же стороны, американские политики стараются хорошо на этом заработать, поэтому они раздувают такую большую шумиху по этому поводу. Республиканцы не хотели сделки по поводу этого секвестра и теперь пытаются обвинить Барака Обаму, который, в принципе, как автор этого секвестра привёл страну к пропасти. С другой стороны, Барак Обама, учитывая настроения американцев, которые по опросам будут винить республиканцев в секвестре, пытается на этом выехать и заработать. Вашингтон сейчас больше похож на ребёнка, за которым нет надсмотра. И это печальная штука.

Как ситуация в США коснется Украины объясняет Алексей Бобровников.

Бобровников: 3% нашего экспорта – это экспорт в США. Казалось бы – ничего. Но если посмотреть глубже, то формальная статистика ничего не говорит. Если мы посмотрим немножко глубже – мы увидим другое. Таким образом, может быть снижен экспорт в нашей металлургической отрасли, и особенно это касается стали. Мы не можем продавать её в Штатах, но мы продаём её на Ближний Восток. И когда американские рынки хотя бы немного сократятся, то те, кто снизит экспорт стали и другой металлопродукции в Штаты, например, Турция, просто вытеснят Украину из тех рынков, в которых она сейчас плотно сидит.

К слову, недавно Международный валютный фонд прогнозировал, что мировая экономика в этом году вырастет на 4,1%. Этот показатель лучше прошлогоднего, но на страны Запада этот положительный прогноз не распространяется. Их рост составит, если верить прогнозу, всего 1,4%, - отчасти этому виной европейский кризис и американская бюджетная дыра.