Если Михаил Саакашвили и его правительство были такими эффективными и обеспечивали высокий уровень государственного сервиса и функционирования полиции, пользуются большим доверием у населения, достигли самого низкого на постсоветском пространстве уровня коррупции, то почему же на парламентских выборах народ показал им красную карточку?

В ожидании «халявы»

О подоплеке поражения правящей партии уже написано много. И каждый из комментаторов выделяет то, что ему видится важным. Впрочем, кажется, главная причина того, что Единое национальное движение набрало 45% голосов и потеряло право формировать правительство, была такой: стране во время избирательной кампании навязали гиперпопулистську гонку, в которой голос власти всегда будет слышаться хуже, чем оппозиции. Тем более такой, как партия «Грузинская мечта», которую создал под выборы российский миллиардер грузинского происхождения Бидзина Иванишвили. Обещания призрачных благ ввели часть общества в нездоровый азарт ожидания «халявы» (говорили, что Бидзина даст всем по $ 2 тыс., покроет долги, обеспечит беспроцентные и такие, которые не надо возвращать, кредиты и т.д.) и разрушили идеологию предыдущих лет, когда ответственность была возложена на самого гражданина, его силы, ум, самодисциплину. Государство, по концепции предыдущей власти, должно было играть вспомогательную, сервисную роль, а не выполнять функцию отдела социальной помощи для малоимущего населения.

Второй причиной (многие из обозревателей считают ее первой) является невысокий уровень жизни большинства грузин. Сосредоточившись на воплощении инфраструктурных проектов, наведении элементарного порядка, все правительства Саакашвили не смогли за такое короткое время превратить маленькую горную страну в кавказскую Швейцарию. Уровень доходов граждан, который постепенно рос, не соответствовал ожиданиям «халявы». Для значительной части населения легкость ведения бизнеса, хорошие дороги, четкие правила игры и другие сверхважные для экономической стратегии вещи оказались ненужными желаниями Михо (мол, их на хлеб не помажь).

Эйфория первых дней, когда «диктатор» признал поражение своей партии, сошла. Вопреки положениям Конституции, Саакашвили не стал настаивать на своем праве назначать руководителей силового блока, в частности МВД (в Грузии это ведомство включает в себя и местную службу безопасности) и Министерства обороны. Он вернул грузинское гражданство своему оппоненту Иванишвили (тот имел в то время русский и французский паспорта) и отдал оппозиции право сформировать такую власть, которую она хочет. Процесс несколько затянулся, но не из-за сопротивления «папередников», а из-за длительного процесса согласования интересов: оказалось не так просто совместить «лебедя, рака и щуку» из известной басни.

Тройная мечта

Команда Иванишвили - и парламентская, и правительственная - крайне неоднородна. С определенной долей условности политиков из «Грузинской мечты» можно разделить на три лагеря. Первый - это личная гвардия эксцентричного миллиардера. Взгляды этой группы трудно определить в традиционной шкале «левые-правые» или «пророссийские-прозападные». Они прагматики в бизнесе и совки в геополитике, до сих пор умиленно смотрят на Москву (еще в советское время с подачи тогдашнего первого секретаря ЦК Компартии Грузинской ССР Эдуарда Шеварднадзе даже говорили, что «солнце для Грузии восходит с Севера»), вслух заявляют о возможности неконфликтного урегулирования двусторонних отношений с РФ, открытии рынка последней для товаров их страны и обещают покончить с политикой «раздражения Кремля». Последнее - в устах многих грузин - довольно популярная претензия к президенту Саакашвили. Часть бидзинистив уловила это настроение и его активно эксплуатирует, хотя, разумеется, никакого инструмента для урегулирования навязанного Россией конфликта и деоккупации Абхазии и Цхинвальского региона нет. И это уже будет видно в ближайшее время.

Вторая часть партии Бидзины - это бывшие политики и чиновники Саакашвили, придерживающиеся реформаторских взглядов или использующие соответствующую риторику, но которые не вписались по какой-то причине, в частности из-за коррупции, в предыдущую команду, или решили сыграть в свою игру. Характерный пример - бывший посол Грузии в ООН Ираклий Аласания, который был членом команды президента, но «спрыгнул», только начались массовые митинги под лозунгом «Миша, вон!». Как выяснилось, стартовал он рано: «лев» оказался еще сильным, и довольно перспективный политик оказался на пару лет в «стае товарищей» рядом с Нино Бурджанадзе и другими «сбитыми летчиками». Когда Иванишвили начал создавать «Грузинскую мечту», ему нужны были также прозападные политики. Здесь и пригодился Аласания. Он назначен на престижную должность министра обороны. Забавность ситуации состоит в том, что по действующей Конституции верховным главнокомандующим остается глава государства.

И, наконец, часть партийцев Иванишвили - это националисты, бывшие «звиадисты» (сторонники первого президента некоммунистической Грузии Гамсахурдиа). Они почти 20 лет, с момента вооруженного мятежа зимы 1992-1993 годов, находились на обочине тбилисской политики. Их было видно под стенами парламента, когда они молча держали плакаты о нелегитимной власти Шеварднадзе (потом фамилию «тирана» заменили на Саакашвили), о преступное уничтожение Джорджем Соросом национальной культуры, требовали запрета деятельности НГО или просто выкрикивали ксенофобские лозунги. Пытаясь сбалансировать партийный список «националов», Иванишвили дал шанс вернуться им в политику. Но портфелей в Кабмине им не досталось.

Назначение экс-футболиста Кахи Каладзе на должность министра энергетики и первого вице-премьера - это почти анекдот. У нового чиновника есть интересы в области, он владеет акциями энергетической компании. Во времена Саакашвили его никогда не пустили бы в правительство из-за очевидного конфликта интересов.

На внешнем направлении (МИД и Минобороны) - убежденные сторонники расширения сотрудничества с ЕС, НАТО и США. Поэтому о российском «уклоне» говорить рано. Возвращение в несколько высоких кресел (в частности, в Министерство сельского хозяйства) людей еще из команды Шеварднадзе - очевидный жест в сторону элит, которые потеряли все (в прямом и переносном-смысле) после Революции роз. Иванишвили ищет поддержки отовсюду, потому что понимает, что вскоре к нему не будет доверия, он должен показать результат, а команда растрепанная, власть- и сребролюбивая...

Достижения власти Саакашвили высмеивают. Оказывают давление на ключевых игроков предыдущей команды. Страну уже покинули несколько ведущих экс-чиновников. Среди них братья Ахалая, один из которых возглавлял пенитенциарную систему и руками которого ломали хребет организованной преступности и уличной шпане. Очевидно, что уничтожение под корень такого врага не могло проходить в белых перчатках. Были приняты беспрецедентные законы, как право засадить надолго в тюрьму уголовников, которые называют себя «ворами в законе». Общество много лет закрывало на это глаза, но впоследствии получило безопасную страну, где преступники больше не определяют политику и не влияют на любые правительственные решения, как это было во времена Шеварднадзе. Теперь людям «открыли» на эти процессы глаза, мол, все делалось ради диктатуры президента.

Другой успешный реформатор - экс-министр образования и обороны - Димитри Шашкин (его отец - выходец из Умани) покинул Грузию после того, как неизвестные напали на его ребенка. Этот беспрецедентный случай, невозможный еще несколько месяцев назад, заставил его уехать в США. Сообщение об отставке с должности и.о. министра он разместил на странице в Facebook.

Саакашвили и экс-премьер Вано Мерабишвили взяли паузу. Они практически не реагируют на обиды и диффамации. Позволяя новым чиновникам себя проявить сполна.