Своей конституционной декларацией президент-исламист входит в конфликт со сторонниками демократического развития Египта, которые не желают мириться с тем, что новые властные права обеспечивают президенту Мурси полномочия исламского диктатора.

Этот указ сплотил ряды оппозиционеров, которые не согласны, что президент Египта предоставил себе новые широкие полномочия. Мурси «перетянул на себя всю государственную власть, получив полномочия, которые дадут возможность назначить самого себя новым фараоном Египта», подчеркнул лауреат Нобелевской премии мира Мохаммед эль-Барадеи».

Как считают египетские эксперты - «это точка невозврата для Мурси. Он вырыл этим еще большую для себя яму, и не знает теперь, как из нее выбраться». Молодежь, которая вновь собралась на площади Тахрир, начала скандировать - «Люди хотят свергнуть режим», привлекая политические слоганы, которые использовались повстанцами во время революции, которая заставила бывшего президента Египта Хосни Мубарака уйти в отставку. Политические оппоненты Мохаммеда Мурси осуждают его, как самодержавного фараона, который хотел навязать свое исламистское видение всему Египту.

Египет начал подниматься против диктатуры «Братьев-мусульман», которую вводит в Египте президент-исламист Мурси, и сегодня становится очевидным, что он практиковал ее со времени своего прихода к власти. И хотя нельзя сказать, что сравнение с эпохой правления военных также выглядит идеально, однако замена диктатуры Хосни Мубарака на диктатуру исламистов, вряд ли может удовлетворить египетское общество.

Ведь оно началось и взорвалось революцией в 2011 году не для того, чтобы «Братья-мусульмане» навязывали ему свои взгляды, а их точка зрения стала доминирующей платформой для принятия важных государственных решений.

Братство хочет контролировать не только все аспекты жизни государственных и правительственных учреждений, но и неправительственные и частные организации. И последним шагом для этого должно стать назначение нового генерального прокурора, подтверждающего все то, что необходимо «Братьям-мусульманам» для помазания нового диктатора, только на этот раз бородатого исламиста.

Первые серьезные шаги в этом направлении сделаны так, чтобы достичь такого контроля над египетским обществом, чтобы обеспечить исламистам успех на любых будущих выборах, а затем подтвердить это положение вещей в Конституции, которая увековечит президентские указы, как единственно возможную форму сильного государственного правления.

Подобная ситуация втягивает Египет в роковые разногласия и противоречия, а управление страной посредством апелляции к Богу и мусульманской религии, ставит египтян перед свершившимся фактом доминирования законов ислама в государстве, где более 10 процентов населения сегодня составляют копты-христиане.

Во многом подобная ситуация является производным того, что египтяне должны сначала принять новую Конституцию, перед тем, как выбирать нового президента. Но этого, к сожалению, не было сделано. Поэтому фактическая передача власти и властных полномочий произошла таким образом, что один диктатор был заменен другим.

И, как представляется, Мохаммед Мурси и его ближайшее окружение, не совсем просчитали наперед возможную реакцию египтян на объявление подобных неконституционных решений, которые приводят к дальнейшей фрагментации и поляризации общества. А использование крови мучеников-революционеров, которые положили свою жизнь для отстранения от власти бывшего диктатора Хосни Мубарака, для становления новой, теперь уже исламистской диктатуры, неизбежно способно взорваться еще большим хаосом и банкротством экономических планов новой власти.

Можно сказать, что альтернативой этому является только окончательное подавление в Египте всех прав и свобод, установление исламского Халифата и приравнивание государством политического инакомыслия к уголовным преступлениям или бандитизму.

Хотя пытаясь подмять под себя египетское общество, «Братья-мусульмане» и их ставленник Мохаммед Мурси, должны помнить о том, что 48 процентов египтян проголосовали за президента-исламиста, и поэтому волна массовых протестов, которая нарастает сейчас в Египте неизбежно может привести к фатальным для него изменениям. А тотальное стремление расставить людей из братства в министерствах и средствах массовой информации, выдавая это за очистку от рецидивов прошлого режима, выглядит больше как месть тем, кто хотел, чтобы его страна и далее шла светским путем своего развития, но уже без диктатуры военных.

Впрочем, последние действия президента Мурси и его попытки полностью взять под свой контроль египтян, можно попытаться объяснить и другими факторами. В последнее время стали появляться подтверждения деструктивных действий «Братьев-мусульман» и их активного участия в поджогах полицейских участков и штурмах тюрем, которые происходили в стиле террористов из палестинской ХАМАС, которые имели целью посеять хаос в стране в начале революции. И это в дополнение к свидетельствам фальсификации президентских выборов в пользу Мохаммеда Мурси. Поэтому братство чувствуя, что легитимности их власти и присутствию на египетской политической сцене угрожает опасность, решило пойти на такие радикальные решения, как конституционная декларация Мурси, для того, чтобы укрепить свои позиции, а также попытаться обуздать общественное мнение.

Египетская революция и устранение одного диктатора от власти не смогли предоставить гарантии свобод для египтян и того, что любое решение нового президента не застраховано от подыгрывание исламистам (хотя это противоречит Конституции), а законы могут заставлять замолчать и действуют против тех, кто выступает против узурпации всей полноты власти «Братьями-мусульманами».

В этом смысле логичным шагом исламистов, для достижения своих целей, является насаждение правил абсолютного послушания общества их лидерам. Здесь стоит обратить внимание, что «Братья-мусульмане» помимо контроля над средствами массовой информации, уже взяли под свой контроль министерство образования. Для того, чтобы управлять мировоззрением молодежи в будущем и искажать интеллектуальное пространство молодого поколения.

Можно не сомневаться в том, что Мохаммед Мурси готовился к своей конституционной декларации в течение длительного времени, однако по определенным причинам не решался сделать этот шаг. Вероятно, что его сдерживала возможность политического беспорядка, относительно которого Египет уже имел опыт, а может и то, он что ждал того момента, когда (как это ему казалось), граждане не смогут уже его остановить и отстранить от власти.

Но президентом издается указ о возвращении парламента, который был распущен Высшим конституционным судом, который позже еще раз подтвердил свое решение о нелегитимности парламента и подчеркнул, что все решения окончательны, не могут быть обжалованы и должны выполняться всеми государственными институтами. И согласно этому указу, распущеный состав законодательного органа должен действовать далее вплоть до выборов нового, которые, в свою очередь, должны состояться уже после одобрения новой Конституции Египта, поэтому получается, что Мурси ставит себя выше любых законов.

А Народное собрание становятся напрямую зависимыми от самого Мохаммеда Мурси, потому возвращая их в режим нормального функционирования, он просит их сохранить законодательную власть в руках президента. Зная о том, что парламент на основе этого будет продолжать во времени дальше и дальше это решение, то будет сразу же переизбран через два месяца после принятия новой Конституции. Поэтому имея еще своего прокурора, президент способен на долгое время законсервировать имеющуюся патовую политическую ситуацию.

Конечно, можно возразить, что мол, каждый может ошибаться, но почему-то Мурси все время ошибается в свою пользу. И пытаясь играть с конституционным процессом в Египте, президент толкает страну на путь кровавых испытаний, которые способны привести к расколу, как это уже произошло в Палестинской автономии, где ХАМАС захватил силой власть в секторе Газа. Поэтому Мурси должен хорошо понимать, что если он хочет видеть Египет цивилизованным государством, то он, как президент, не имеет права вмешиваться в решения и дела судебной власти, это может привести к катастрофе.

Хотя процесс кризиса полномочий, который запустил Мурси, способен вызвать не только вторую революцию, но и привести к гражданской войне египтян с исламистами. Поскольку подавляющее большинство египетского народа мечтает о демократии, и инсинуации с дополнительными полномочиями для президента могут привести к силовому сопротивлению исламистам при власти и «Братьям-мусульманам» в частности.

Можно спрогнозировать, что «Братья-мусульмане» готовятся к своеобразному исламскому союзу с салафитами, планируя создать систему, которая похожа на систему в тиранической Саудовской Аравии. Где политическая власть и военные находятся под контролем правящей королевской династии Аль-Сауд, а религиозная власть принадлежит ваххабитам (ваххабизм - наиболее аскетичное течение сообщества салафитов).

Однако разница между Саудовской Аравией и Египтом в том, что там население, из-за нефтяного богатства страны, закрывает глаза на тиранию правящего истеблишмента, будь то политические дела или религиозные. А в Египте, где сегодня фактическим правителем является лидер «Братьев-мусульман» Мохаммед Бади, а не президент Мохаммед Мурси, нечем компенсировать негативы диктатуры.

Но если демократически настроенные египтяне не окажут должного сопротивления, то Мохаммед Бади через некоторое время может дать указание президенту Мурси провозгласить в Египте исламский Халифат, якобы идя навстречу интересам правоверных мусульман.

Как считает египетский эксперт Хасан Дауди: «Конституционная декларация подрывает репутацию судебной системы. Конечно, судья может ошибаться или быть тем или иным образом задействован в коррупции и использовании своих полномочий в корыстных целях, но попытки уменьшить судейские полномочия и ничем немотивированная замена генерального прокурора, способны внести существенные элементы хаоса и неразберихи во всю правовую систему. А если юридическое сопровождение правовой системы даст сбой, то можно ли вообще будет говорить о возможности для египтян отстаивать в судах свои права и апеллировать, в случае несогласия с их решениями, в других инстанциях?»

Если судить по требованиям многих представителей революционных кругов и интеллигенции, то многие бы из них предоставили решением Мурси широкомасштабную поддержку, если бы они не были связаны с беспрецедентным постановлением президента, чтобы все его решения являлись окончательными и имели иммунитет против обжалования в суде любой инстанции.

Между тем протестное напряжение в египетском обществе нарастает. «Конечно, я буду протестовать против этой конституционной декларации, - отметил инженер из Каира Махди Фарук, - я не могу принять ее, чтобы увидеть, что моя страна превращается в частную собственность Мурси. Я всегда был против него, а теперь вижу, что я был неправ, когда решил бойкотировать президентские выборы. Никогда не думал, что Мурси способен заходить так далеко, особенно взирая на то, что он пришел к власти, получив сомнительную победу».