Такие обстрелы - обычно дело рук отдельных палестинских боевиков, их санкционирует правительство Газы, где руководит ХАМАС. Они раз за разом повторяются уже несколько месяцев. Так почему же премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху решил ответить способом, очевидно рассчитанным на то, чтобы вызвать яростное возмущение в бедном и перенаселенном секторе Газа и спровоцировать вполне вероятную реакцию со стороны террористов и боевиков?

Многие в Израиле заявляют, что выбор момента атаки - это прямой результат политических расчетов главы правящего кабинета. Еще недавно позиции премьера были достаточно сильны. Внутренние соперники из левого крыла ослаблены и не способны посягнуть на его политическое главенство или противопоставить серьезную альтернативу на назначенных на весну выборах. Экономика Израиля тоже относительно сильна. Беспорядки среди соседних стран, вызванные Арабской весной и требованиями реформ, означают, что на Израиль почти не обращали внимания, и его курс не подвергался никаким новым проблемам даже в отношениях с новоизбранными исламистскими правительствами арабских государств.

Но две причины могли подтолкнуть Нетаньяху к немедленным действиям именно сейчас. Во-первых, он хотел подать заблаговременный сигнал, что его страна остается бесспорной военной силой в регионе, и ни Египет, ни Иордания, ни особенно Сирия не должны и думать о том, чтобы отвлечь внимание от своих внутренних проблем новой кампанией против Израиля. Нетаньяху особенно пристально и с растущим беспокойством наблюдал за нарастанием беспокойства в Сирийской Арабской Республике. Потому каким бы суровым и авторитарным был режим Гафеза и Башара Асадов, более трех десятков лет он все-таки сохранял мир на Голанских высотах – оккупированной Израилем еще в 1967-м территории этой страны.

Во-вторых, не за горами выборы, поэтому глава кабинета должен был дать знак согражданам, что он и впредь будет ставить безопасность Израиля превыше всего, чего бы это ни стоило. Намеренно резкая реакция на последние ракетные удары и перестрелки на границе с Газой увеличат доверие к нему и ослабят внутренних соперников из Партии труда. Кроме того, суровый ответ должен показать непримиримость Израиля к восстановлению Палестиной попыток обеспечить себе статус наблюдателя при Организации Объединенных Наций на следующей неделе. Израильтяне опасаются, что это может стать финальным шагом к полноправному членству и международному признанию Палестины как отдельного государства.

Но, вероятно, важнейшей причиной стала третья: напряженные отношения Израиля с Соединенными Штатами. Отношения между Нетаньяху и президентом Обамой на протяжении большей части последних четырех лет были едва ли не самыми прохладными за всю историю американо-израильских контактов на высшем уровне. Попытка хозяина Белого дома надавить на Израиль, чтобы тот временно прекратил строительство поселений на палестинских землях и начал мирные переговоры с Магмудом Аббасом, президентом арабской администрации Западного берега реки Иордан, натолкнулась на откровенный вызов Нетаньяху: объявив о новых поселения в марте, точно в день приезда вице-президента Джо Байдена в Иерусалим на переговоры, он чуть ли не открыто плюнул в лицо Америке. Обама, в свою очередь, немного сбил спесь с Нетаньяху, когда последний прилетел в США на сессию Генеральной Ассамблеи ООН два месяца назад: отклонил просьбу израильского лидера о встрече, сославшись на плотный график работы.

Во время президентской кампании в США Нетаньяху откровенно поддерживал Митта Ромни. Пытаясь заручиться благосклонностью республиканцев во время визита последнего в Иерусалим, он попытался выманить у Обамы обязательства прибегнуть к атаке на Иран, если тот пересечет часовые рамки, установленные Израилем с целью остановить попытки Тегерана создать ядерное оружие. Но выиграл Обама. Очевидно, что Нетаньяху сейчас ожидает от Вашингтона немедленного давления на свою партию «Ликуд» и правительство с требованиями начать переговоры с палестинцами. Позиции Обамы в Америке снова усилились. По традиции президенты США всегда в начале своего второго срока прибегают к новым внешнеполитическим инициативам, которые, как они надеются, должны укрепить их наработки. Нетаньяху и особенно его правый союзник в правительстве Авигдор Либерман не имеют никаких намерений идти на уступки в вопросе о поселениях или мирных переговорах.

Нападение на Газу моментально сделало бы переговоры с Палестиной невозможными. Аббас вынужден был бы поддержать хамасовцев и отказаться встречаться с любым израильским лидером. Нетаньяху вновь имел бы все основания заявить Вашингтону, что нет «ни одного палестинского партнера», чтобы начать переговорный процесс. Более того, если Иран открыто поддержит любую силовую реакцию со стороны ХАМАС, Израиль вновь может выставить его главным источником напряжения в Ближневосточном регионе и еще раз попытаться заставить Вашингтон выбрать строгую позицию по ядерной программе Тегерана. Внутренние силы, в частности лобби в Конгрессе, заставили Обаму безоговорочно поддержать Израиль в ООН. И опять эта страна его перехитрила бы.

Но может случиться не совсем так, как надеется Нетаньяху. Мировое сообщество уже устало от вспышки насилия в регионе и имеет твердое намерение не позволить Израилю нанести еще один удар по Газе в таком же масштабе, как во время 22-дневной операции «Литой свинец» в 2008 году, когда погибло почти 1400 палестинцев. Президент Обама и другие руководители государств уже призвали израильтян не начинать полномасштабной военной интервенции. Кадры жертв среди гражданского населения Газы уже вызвали новую волну критики в адрес Израиля в большинстве стран Запада. А ХАМАС продемонстрировал, что готов к переговорам. Его боевики придерживались соглашения о прекращении огня на один день, после того как руководство партии встретилось в Каире с представителями Израиля.

Возможно, ХАМАС тоже просчитался с реакцией арабского мира. Это движение надеялось, что Арабская весна положит конец его изоляции и приведет к власти правительства исламистов в Египте, Тунисе и других странах, которые будут больше сочувствовать его делу. Недавно эмир Катара совершил первый визит, а за ним - принцы Бахрейна и египетские министры. Но, хотя после падения Мубарака Каир и ослабил пограничный контроль с Сектором Газа, президент Мурси не разорвал отношений с Израилем.

Помешала волна революций в регионе этой палестинской организации еще и в другом. Она усилила напряжение между арабским миром и Ираном. Восстание против Асада оставило изолированными боевиков «Хезболлы» в Ливане, которые получали оружие из Ирана через Сирию. Сначала хамасовцы не хотели раздражать Иран, тайно переправляя этот товар в Газу, но в конце концов им пришлось стать на сторону повстанцев-суннитов против Башара. Это ослабило альянс ХАМАС с «Хезболлой» и другими силами «сопротивления».

Последние месяцы ХАМАС начал двигаться в направлении компромисса с Израилем. Появились намеки на переговоры о переговорах, а также на долгосрочное перемирие, предложения со стороны европейцев ослабить экономическое эмбарго против Газы, введенные в ответ на захват ХАМАСом власти после выборов 2006 года. Но сторонники бескомпромиссной позиции среди лидеров движения отказались пойти на любые уступки. Пограничные стычки и обновления ракетных обстрелов Израиля имели целью сорвать любые политические договоренности.

Кроме того, обстрел Газы и в дальнейшем ослаблял позиции Аббаса на Западном берегу. Сейчас палестинцы вообще считают его беспомощным и неспособным противостоять израильтянам. ХАМАС уже начинает возрождать свою базу в регионе. В случае устранения Аббаса от власти Израиль потеряет там умеренного палестинского лидера. Ему будет трудно возобновить мирные переговоры с кем-то другим, если после Газы появится желание вернуться к дипломатии. Но пока ни Израиль, ни ХАМАС, похоже, не намерены искать компромисс. Мир снова ждут все ужасы кровавого конфликта между арабами и израильтянами.