На последней встрече, организованной Мемориальным музеем Холокоста США в Вашингтоне, Питер Гэлбрейт - бывший посол, который стал жертвой этнических чисток в Югославии, сделал пугающий прогноз. «Следующим геноцидом в мире», - сказал он, - «скорее всего будет геноцид против алавитов в Сирии».

Еще несколько недель назад разговоры о возможных массовых убийствах алавитов, которые доминируют в правительстве Башара Асада в Сирии, казались провластной пропагандой. Теперь это - реальная возможность. Уже больше года правительство Асада совершает преступления против человечности в Сирии. На фоне борьбы за выживание на улицах Алеппо и Дамаска риск безудержных репрессий против секты Асада алавитов и других религиозных меньшинств Сирии ежедневно растет.

После прихода в 1970 году к власти отца Асада Хафеза алавиты из преследуемого меньшинства превратились в силу, которая контролирует армию и правительство. Используя ту же систему поощрений как и в других диктатурах старший Асад ввел другие религиозные и этнические меньшинства в свою политическую орбиту в то же время безжалостно подавляя восстание членов суннитского большинства, такие, например, как восстание в Хаме в 1982 году.

Когда в прошлом году Арабская весна достигла Сирии, она раскрыла враждебность, которая таилась на протяжении десятилетий. Тогда протестное движение привлекло сирийцев из всех религиозных общин. Но в глазах правительства оппозиция была лишь суннитским фронтом, который стремился свергнуть семью Асада и положить конец правлению алавитов.

Действия сирийского правительства углубили разделение между различными сектами. Когда насильственное подавление протестов уступило разрушению контролируемых оппозицией сел, правительство перешло от расправы над отдельными инакомыслящими к коллективному наказанию целых окрестностей. Суннитские области обстреливали артиллерией и танками, а контролируемые правительством группы боевиков шабиха, которые состояли из алавитов, яростно убивали мужчин, женщин и детей. Большинство жертв были суннитским мирным населением.

С увеличением интенсивности войны Асад все чаще ставит на аутсорсинг грязную работу. В Дамаске правительство вооружает группы боевиков, в которые входят друзы, христиане и шииты. Тогда как оправданием для этих ополчений является «самозащита» и защита религиозных объектов, шабиха именно с такими целями и появились перед тем как стали отрядами Асада для убийств. А втягивая христиан, друзей, шиитов и алавитов в гражданскую войну на очевидно религиозной основе, сирийское правительство практически гарантировало, что в случае, если Асад падет, начнутся репрессии против этих общин.

Действительно, когда демократические протесты переросли в гражданскую войну, идеологический состав оппозиции изменился. Лозунгом Свободной сирийской армии остается «Мы все - один народ одной страны». Но внутри Сирии люди, которые скандируют «Христиане - в Бейрут, алавиты - в могиле!», стали более маргинальным элементом. Human Rights Watch и другие группы зафиксировали случаи, когда повстанцы казнили сирийских солдат и алавитов за то, что они сотрудничали с правительством.

Все большее количество иностранных суннитских бойцов-экстремистов борются не только за то, чтобы освободить Сирию от Асада, но и чтобы религиозно ее очистить. В результате этого многие сирийские христиане боятся повторить судьбу иракских христиан, которых война и религиозный терроризм в основном вытеснили из Ирака. Город Хомс когда-то был домом для 80 тыс. христиан, сейчас по сообщениям там живет менее 400 представителей этой религии.

Три вето России и Китая заблокировали попытки Совета Безопасности ООН заставить сирийское правительство отвечать за свои преступления. Но те, кто выбрали «войну чужими руками» в Сирии и сейчас финансируют повстанцев, не смогут избежать ответственности за то, что будет дальше. Правительства, которые публично обязались помогать закончить страдания Сирии, включая США, должны немедленно сделать две вещи, чтобы помочь предотвратить насильственные действия против алавитов и других меньшинств.

Во-первых, они должны убедить по-новому объединенную сирийскую оппозицию, что их поддержка зависит от строгого соблюдения международного гуманитарного права. Вооруженным группам, которые выступают за разделение Сирии по религиозным или региональным линиям, должно быть отказано в финансировании. Никакой помощи не должно предоставляться повстанческим группам, которые нападают на алавитов и другие меньшинства за репрессии или совершают военные преступления.

Во-вторых, посторонние правительства должны активизировать свои усилия, чтобы все виновные в массовых зверствах предстали перед Международным уголовным судом независимо от их принадлежности. Это также значит привлечение средств для дополнительных наблюдателей от ООН по правам человека на сирийской границе, чтобы собрать доказательства и свидетельства для будущих судебных дел.

На протяжении своей истории Сирия видела неописуемые ужасы. Но она является историческим перекрестком культур, вер и цивилизаций. Настоящий выбор в сегодняшней Сирии лежит не между алавитами и суннитами или между Асадом и аль-Каидой, а между действиями, которые делают возможными дальнейшие преступления против человечества и действиями, направленными на прекращение безнаказанности за такие преступления раз и навсегда.