Бумаги с текстами соглашений между ЕС и Украиной об ассоциации и зоне свободной торговли уже начинают пылиться, а декабрьские решения Евросоюза означают, что документы будут лежать, скорее всего, еще около года. 13 декабря в Страсбурге Европарламент поддержал, одобренные Советом министров иностранных дел ЕС 10-го числа выводы, которые, по крайней мере, определяют конкретный временной ориентир - ноябрь 2013 года, когда документы все-таки могут быть подписаны на саммите Восточного партнерства ЕС в Вильнюсе.

Почему европейцы колеблются и перестраховываются многочисленными оговорками и условностями? Ведь «в действительности ЕС ничего не теряет, даже если подпишет с Киевом соглашение об ассоциации, - утверждает Аманда Поль из брюссельского Центра европейской политики, - поскольку документы не содержат конкретных обещаний об обретении Украиной членства, а вопрос ратификации будет решать каждая страна отдельно. Этот процесс может длиться месяцы, а то и годы».

Между тем выгоды от внедрения соглашения для Брюсселя были бы вполне конкретными, например, улучшение бизнес-климата благодаря введению общих стандартов и правил для предпринимателей и создание надежных условий для инвестиций в Украине.

Катарина Волчук из Бирмингемского университета в Великобритании также соглашается, что политика изоляции Киева не очень продуктивна для самого ЕС и, подписав соглашение с Украиной, Брюссель получил бы гораздо больше рычагов влияния на Киев, чем имеет сейчас.

Уже который раз Евросоюз может без дополнительных усилий и немедленно сделать конкретный шаг навстречу Украине: сделки, над которыми начали работать еще в 2007 году, уже даже парафированы (ассоциация в марте, а ЗСТ в июле 2012-го).

Но в который раз становится очевидным и то, что европейцы вынуждены пересиливать себя, чтобы пожать руку тем украинские чиновникам, европейские намерения которых вызывают все больше сомнений.

Вопрос ценностей

В день обсуждения украинской ситуации Европейским парламентом в Страсбурге депутат от немецких зеленых Ребекка Хармс убеждала, что она одна из тех, кто очень благосклонно относится к Украине, которую регулярно посещает со времен Чернобыльской катастрофы. Однако общий язык со многими высокопоставленными чиновниками из официального Киева найти не может, потому что, по ее словам, многие из них «не разделяют европейских ценностей», а некоторые нынешние украинские государственные представители «вызывают у нее ужас». В частности, она была шокирована от того, что услышала на встречах с первым заместителем генерального прокурора Украины Ренатом Кузьминым, который несколько месяцев назад ездил в Брюссель и другие европейские столицы, разъясняя ситуацию с судебными делами против Юлии Тимошенко.

По словам Ребекки Хармс, господин Кузьмин «не имеет ни малейшего понятия» о европейских стандартах юстиции и о верховенстве права и «не уважает принцип презумпции невиновности», лежащей в основе европейского судопроизводства.

Госпожа Хармс признает, что некоторые украинцы, возможно, удивляются, почему европейцы «обезумели от Юлии Тимошенко», но, по словам западного политика, заключение экс-премьера свидетельствует, что нынешняя украинская власть не придерживается основных принципов функционирования демократии и правового государства. «Оценку политике и деятельности правительства Тимошенко должен давать не суд, а украинские избиратели бюллетенями», - отмечает Ребекка Хармс.

Стратегическая ошибка

Комиссара Евросоюза по вопросам расширения и соседства Штефана Фюле в Страсбурге призвали, чтобы в отношениях с Украиной он «не повторял ошибок своего предшественника Гюнтера Ферхойгена». Польский депутат Павел Коваль, который председательствует в европейской делегации Комитета парламентского сотрудничества с Украиной, заявил во время дебатов, что помнит, как Ферхойген, завершая каденцию, корил себя за то, что в свое время не решился предложить Украине четкие перспективы евроинтеграции.

Депутат из Британии Чарльз Таннок, который активно приобщается к украинским вопросам в Европарламенте, также утверждал, что сразу после Оранжевой революции призвал предоставить Киеву официальный статус претендента на членство. Но, по его же признанию, оказался тогда в меньшинстве: «Это просто позорно, что Украине не пообещали ничего. Я считаю, что это была стратегическая ошибка того времени. Такое обещание мало что значило бы, но, по крайней мере, оно было бы сигналом поощрения для Украины».

Вместо этого последние годы в отношениях Киева и Брюсселя стали периодом утраченных возможностей, в частности, по мнению Чарльза Таннока, потому, что представители некоторых европейских стран, самые заметные из них - Франция и Германия, «привыкли смотреть на Украину, оглядываясь на Москву».

Ребекка Хармс это подтвердила также, назвав «безумными» тех политиков-соотечественников, которые имеют проблемы с признанием европейскости Украины. Во время обсуждений Украины в Европарламенте показательным было фактическое отсутствие представителей Франции.

Однако даже самые сторонники Украины в ЕС не могли не признать, что сейчас официальный Киев их слишком часто разочаровывает и добавляет аргументов именно тем в Европе, кто готов отгородиться от украинцев железным занавесом.

Теперь ЕС отвергает даже теоретические предположения, что в современных условиях сложных внутриевропейских процессов можно говорить о членстве Украины, но взамен Европа предлагает Киеву конкретную формулу «политической ассоциации и экономической интеграции».

Что делать?

У Украины есть с кем говорить в Европе. Последние дебаты в Европарламенте по ситуации в нашем государстве еще раз показали, насколько, если не решающими, то хотя бы громкими и настойчивыми, в европейских структурах способны быть голоса представителей Польши.

Получив право на выступления от имени разных политических групп парламента, польские депутаты создали ощущение срочности украинского вопроса и засыпали комиссара Штефана Фюле призывами к решительным и активным шагам навстречу Киеву.

Главная разница между выступлениями заключалась лишь в том, что одни поддерживали предложение Еврокомиссии готовиться к подписанию соглашений об ассоциации и ЗСТ с Украиной в ноябре 2013-го, а другие, которых было поменьше, предлагали не ждать и подписывать документы, не откладывая дела к саммиту в Вильнюсе.

Депутат Павел Залевский призвал не только идти на контакт с официальным Киевом, но и работать с украинскими проевропейскими политическими деятелями и активистами, с неправительственными организациями и церквями.

Некоторые из депутатов, хоть и не выступали против сближения ЕС с Киевом, однако останавливались на проблеме «непонимание представителями украинской власти европейских ценностей».

По итогам дебатов была принята резолюция Европарламента по Украине, которая оказалась менее суровой и категоричной, чем предыдущая, майская. Европейские парламентарии признали, что украинские выборы в ВР 2012 года, по выводам наблюдателей, не соответствовали основным международным стандартам и стали шагом назад по сравнению с гонкой 2010-го, а затем они призвали официальный Киев устранить все «избирательные неполадки». Законодательный орган ЕС также посоветовал украинским властям «найти обоснованное и справедливое решение» по делу украинского экс-премьера и выполнить окончательные решения Европейского суда по правам человека по делу Юлии Тимошенко и Юрия Луценко, освободить и реабилитировать их, положить конец избирательному правосудию в Украине на всех уровнях и создать равные условия для участия оппозиционных партий в политической жизни. Но наряду с этим депутаты выразили надежду, что соглашение об ассоциации и ЗСТ между ЕС и Украиной будет таки подписано в ноябре 2013 года на саммите Восточного партнерства.

Зато в резолюции неожиданно появился пункт о «Свободе». Болгарский евродепутат Кристиан Вигенин, принадлежащий к левому объединению «Прогрессивный альянс социалистов и демократов», которое сотрудничает с Партией регионов, внес в проект резолюции по Украине поправку, в которой была высказана «обеспокоенность националистическими сентиментами в Украине, которые проявились в поддержке партии «Свобода». Здесь отмечено, что «расистские, антисемитские и ксенофобские взгляды противоречат основополагающим ценностям и принципам ЕС», а сам «Прогрессивный альянс» призвал украинские оппозиционные партии не сотрудничать со «Свободой». Как выяснилось соответствующую поправку к резолюции Европарламента относительно Украины в последний момент пролоббировали болгарские пророссийские силы.

Шаги навстречу

Один из европейских аналитиков выразил мнение, что в условиях непоследовательности украинской власти в выполнении политических условий для подписания Соглашения об ассоциации и расхождении в позициях разных стран ЕС, озабоченных внутренними неотложными проблемами, желательной была бы волевая инициатива кого-то из брюссельских чиновников.

Однако пока такой фигуры не видно. Кэтрин Эштон, верховный представитель ЕС по вопросам внешней политики и безопасности, желания такого лидерства или способности к нему до сих пор не обнаружила. На декабрьских дебатах в Страсбурге на тему Украины должна была докладывать именно госпожа Эштон, но у нее нашлась нужнее работа в другом месте. Штефан Фюле, который говорил перед евродепутатами вместо нее, заявил, что ЕС протягивает официальному Киеву руку, но искреннее рукопожатие будет лишь тогда, когда украинская власть также сделает шаг навстречу. «Мы не устанавливаем новых барьеров, но и не отступимся от принципов», - сказал он.

От Киева ожидают настоящей работы над недочетами, которые стали очевидными во время прошлых парламентских выборов, изменения роли прокуратуры в системе судопроизводства и отказа от практики применения избирательного правосудия, борьбы с коррупцией. Штефан Фюле заявил, что ЕС предложит Украине конкретную помощь в процессе реформирования судопроизводства, будет способствовать модернизации газотранспортной системы, готов в дальнейшем продвигаться в либерализации визового режима.

Еврокомиссар оказался любителем футбольной терминологии, он добавил, что сейчас «мяч на украинской части поля», призвав Киев «играть хорошо и следить за временем». А еще дал понять, что хочет украсить саммит Восточного партнерства ЕС в ноябре 2013-го в Вильнюсе хорошей церемонией подписания Соглашения об ассоциации с Украиной. В течение года Виктор Янукович, его правительство и ВР будут иметь возможность показать, насколько этого хочет также украинская власть и к каким конкретным шагам на этом пути она готова.