«В результате действий нападавших были, в частности, сломаны входные двери... По факту причиненного группой неустановленных лиц материального ущерба Одесский городской совет подал заявление в следственное управление МВД Украины в Одесской области», - сообщила пресс-служба Алексея Костусева.

Пока не понятно, кто именно должен возместить эти средства, парадные двери напоминают о недавнем противостояния.

Общие убытки, как отмечает местная пресса, оценены в 70 тыс. грн.

Что же произошло?

В прошлом году, 4 декабря, за подписью 18 общественных организаций президенту Украины было направлено письмо с просьбой повлиять через вертикаль власти на ее одесскую цепь. Просьба была только одна - не переименовывать улицы. В письме говорилось о том, что замена местами названий для двух площадей Одессы - площади Независимости и площади Деревянко, может вызвать дополнительную путаницу. Также просили сохранить названия улиц Ивана и Юрия Лип - выдающихся одесситов, врачей, писателей. В письме отметили, что в Одессе городской совет свернул большое количество социальных программ, поэтому бессмысленным на фоне этого является расходование бюджетных средств на новые указатели и таблички. От имени одесских СМИ и правозащитных органов выразили недоверие местным органам относительно прозрачного и эффективного распределения бюджета.

Отстоять эти интересы в день распиаренного конца света пришли представители УДАРа, Объединенной оппозиции и ВО «Свобода».

Добиться того, чтобы народные избранники их услышали, надеялись и те, чьи проблемы одесских чиновников давно не интересуют. Предприниматели тамошних рынков, которые хотят сохранить свои рабочие места, обманутые инвесторы многоэтажек и дети с родителями, которые умоляют, чтобы их парусную школу № 13 не уничтожали.

Однако ни одному протестующему попасть на заседание сессии не удалось. Поэтому большинство охватило безудержное желание любыми способами оказаться внутри админздания. Стремление митингующих оказалось таким сильным, что им это почти удалось, несмотря на установленные препятствия.

Аргументы и версии

Официальная и протестная версии событий 21 декабря по меньшей мере не совпадают. Павел Кириленко, депутат Верховной Рады от ВО «Свобода», объясняет: «Общественные активисты в соответствующие сроки подали свои обращения с просьбой, чтобы их инициативной группе, которая состояла из семи человек, разрешили пройти в сессионный зал. Я должен присутствовать без всяких обращений и процедур. Но мы пришли и увидели закрытые в рабочее время двери городского совета. Это уже нарушение».

Пресс-служба одесской мэрии подтвердила наличие такого обращения, но отметила, что вопрос, который интересовал общественных активистов, на этой сессии не рассматривался, поэтому в присутствии отказали.

«21.12.12 во время проведения сессии Одесского горсовета группа лиц, без предоставления каких-либо документов, попыталась попасть в помещение городского совета. Их незаконным действиям помешали сотрудники охраны, - говорится в письменном разъяснении. - После этого была предпринята попытка силового проникновения... Нападающие разбили стеклянные вставки... применили слезоточивый газ, а также, используя мусорные контейнеры в качестве тарана, попытались выломать дверь... В то время в здании мэрии находилось около 400 человек... Чтобы не вспыхнул пожар и во избежание человеческих жертв, был применен пожарный гидрант...»

А представители общественности все это отрицают. Уверяют, что пытались предоставить документы и войти в здание по закону. «24 декабря я подал заявление в Генеральную прокуратуру и областной прокуратуры. Уже открыто уголовное производство относительно незаконных действий против меня, собственно нарушения Конституции и воспрепятствования исполнению моей профессиональной деятельности. И уже есть реакция прокуратуры. По этим заявлениям продолжается досудебное расследование», - рассказал нардеп Павел Кириленко.

Кроме того, митингующие утверждают, что именно охранники исполкома начали газовую атаку. А поливание из пожарного гидранта было целенаправленным. «Два с половиной часа лилась вода, и одесситы за все это будут платить, - рассказала Ольга Костенко, председатель Всеукраинского профсоюза «Единство». - Главный милиционер области подошел к двери вместе со мной. Я предупредила через закрытые ворота представителей исполкома, что с ними хочет говорить начальник УВД, генерал-майор Резников. В ответ он получил струю воды в лицо. Досталось и прокурору. Даже силовиков проигнорировали, о чем же речь?»

Местные власти и пресса, комментируя инцидент, расставили акценты так, вроде штурм главного входа мэрии был результатом агрессивной деятельности одной из политических партий. Зато общественные активисты утверждают, что все равно прибегли бы к таким действиям. Потому терпение лопнуло, даже если бы оппозиционные политические силы не выразили поддержки.

Некоторые из участников событий считают, что на радикальные шаги людей спровоцировали именно местные управленцы. Начать диалог и быть услышанными - это было, наверное, основное требование пикетчиков.

«Планировалась антиукраинская провокация, - считает Сергей Гуцалюк, участник событий 21 декабря. - И фактически она была успешной».

Кто такие «фашисты» по-одесски?

Эксплуатация антифашистского дискурса становится все активнее в политической жизни Одессы.

В ответ на события 21 декабря по инициативе Партии регионов в городе создан антифашистский комитет, в который вошли более 50 общественных организаций.

Насколько притянутой за уши является тема фашизма в Одессе, частично можно судить по опросу, который провели активисты движения «Славянское Единство». Организаторы задавали один вопрос участникам антифашистского митинга: «Что такое фашизм?». Оказалось, что в Одессе борются с немцами, с «политикой времен Второй мировой войны» и «секонд-хендом» (имелось в виду, видимо, скин-хедами), а большинство вообще смущались, потому что не знали, что ответить.

В сухом остатке

Если попытаться проанализировать последствия «силового» штурма невероятно дорогих дверей в мэрию, то имеем такое.

Во-первых, отвлекающий маневр имел успех. Улицы переименовали, площади поменяли названиями. Пока одесситы будут определять маршруты и пытаться понять, куда им нужно добраться, чтобы вдруг не ошибиться, можно, пожалуй, и отдохнуть... Чем бы ребенок не играл, только бы на голову не лез. Кажется, по такому принципу и действовали.

Во-вторых, скандал позволил отвлечь общественное внимание от существенных нововведений. «На нас напали, поэтому сессию не прервем, а очень быстро проголосуем по всем вопросам. И бюджет примем, и имущественные вопросы решим...» Поднялся шум только вокруг якобы противостояния городских властей и «Свободы», а что там спешно приняли одесские избранники, никто и не пытался разобраться.

В-третьих, очевидны коммуникационные пиар-решения. Создание непонятным комитетов и призывы наказать виновных в препятствовании друг другу, малопопулярная в Одессе «Свобода» получает в интернете даже от оппонентов некоторые положительные комментарии своих действий... Однако люди и сама суть проблем, которые они пришли отстаивать под мэрией, остались «за бортом». Жители города все еще надеются на диалог с властью... Народ активно требует, власть так же игнорирует.

В-четвертых, по словам предпринимателей, отныне любой «неправильный» шаг повлечет против них протоколы правоохранителей с обвинениями в «хулиганстве». Машина работает. Хотя, как сообщил Павел Кириленко, реакция прокуратуры относительно препятствования профессиональной деятельности народного депутата уже есть. На нарушение прав обычных людей сейчас обращают внимание разве что журналисты. Но путь тот долгий...