Несколько лет безответственной концессии усугубили и без того аварийное состояние памятников национального значения - дворца в Тартакове на Сокальщине (его нужды на реставрацию ЧП «Новосад» оценивало в 100 млн. грн) и замка в Старом Селе под Львовом (в этот объект ООО «Крис» обязывалось вложить 300 млн. грн). В том, что обязательства не выполнены, концессионеры обвиняют мировую рецессию. Но памятникам от этого не легче. Дворец в Тартакове не имеет крыши, замок в Старом Селе крестьяне растаскивают на камень для хозяйства ...

Такой вполне провальной оказалась властная инициатива передать памятники на полвека в руки частных предпринимателей, хотя еще недавно не менее безответственная пресса заливалась соловьиным щебетом: «За пять лет концессионеры отреставрируют замок и дворец!». И только здравомыслящие защитники памятников тогда, как, впрочем, и сейчас, осознавали, какие на самом деле усилия нужно приложить к спасению архитектурных жемчужин.

Президент Янукович попытался «примерить» «Галицкую корону» во время своего первого визита во Львов как главы государства, когда в 2010 устроил здесь выездное совещание Совета регионов. Однако его надежды, возложенные на «Галицкую корону», которая охватила бы дворцы и замки в Золочеве, Подгорцах, Олесько, Поморянах, Бродах, Добромиле, Свирже, Старом Селе и Жовкве, не оправдались, поскольку эту идею мгновенно раскритиковал в свое время генеральный директор Национальной галереи искусств во Львове Борис Григорьевич Возницкий.

Светлой памяти опытный музейщик выступил против новообразования и его неправильного названия, отметив, что это делается специально «под Дмитрия Табачника». «Как можно говорить о «Галицкой короне», если речь идет о Галицко-Волынское княжестве. Так это делается только для Табачника! Жовковский заповедник хочет сделать объединение музеев под Жовквой. Пусть тогда имеет еще пять замков, объединяет их и делает! Я спрашиваю, для чего наши готовые замки передавать кому-то? Ни замка не сделано, и Жовква ничего не может делать, стоит все в руинах. Зачем будем в Жовковский заповедник передавать Золочев, Олесько, чтобы назвать это все «Галицкая корона»?» - возмущался Герой Украины. Напомним, что в то же время говорили и о возможности концессии Свиржского замка «под Николая Азарова», и Возницкий также был решительно против такой сделки, - история с замком в Новом Роздоле, где он буквально в последний момент спас уникальные античные скульптуры, немало ему попортила крови.

«Сохранение исторического и культурного наследия никого не интересует: ни государство, ни меценатов. «Галицкая корона» - это попытка прибрать замки в частные руки, потому что государство на таком нуле, что никаких ассигнований для заповедника не будет. Жолковский замок, где на реставрацию нет средств, - яркий пример. Мне кажется, что есть уже потенциальные владельцы этих замков, просто был апробирован путь передачи их в частные руки, при нынешней коррупции сделать это на уровне министерства не является проблемой. Дело только в размере суммы. Есть люди, которым нужны замки, и они будут действовать», - считает научный сотрудник отдела археологии Института украиноведения имени И. Крипякевича НАН Украины Николай Бандровский в то время, как представители государственной власти на местах и, в частности, в управлении охраны культурного наследия Львовской облгосадминистрации, пытались всех убедить, что «Галицкую корону» госбюджет будет финансировать отдельной статьей.

«После подписания соглашения о концессии предприниматели должны были заказать разработку проекта вывода памятники из острого аварийного состояния, привлечь профессиональных реставраторов к работе по проекту. Но этого мы не увидели, что дает основания считать концессию обычной фикцией. Возможно, кто-то хотел прокрутить какую-то аферу, например, получить крупную ссуду в банке, а договор с государственной структурой является своего рода гарантией надежности заемщика. В таком случае власть должна работать над расторжением договора», - говорит Николай Бандровский. И, похоже, что это мнение во властных кабинетах начинают разделять.

Например и.о. руководителя вновь созданного Департамента и одновременно глава управления охраны культурного наследия ЛОГА Валерий Потюк cказав: «Мы готовы расторгнуть соглашение. Эти концессионеры не только ничего не делают, но и избегают общения с нами. В Тартакове мы искали концессионера через прокуратуру. А Старосельского концессионера, хотя он и из Львова, я уже четыре месяца не вижу, чтобы добиться от него ответственности».

И это немного совпадает со словами покойного Возницкого: «Если концессионер не работает, как в Тартакове, где ничего не делается, то надо его штрафовать. Согласно закону, штраф до тысячи минимумов есть. Или надо забирать в судебном порядке и отдавать кому-то другому. Я против концессии. Концессия сделана для коммунального хозяйства. Хотят отдать на 49 лет. Но меняются президенты, меняются главы, меняются люди. Что будет за 30 лет с этим памятником? Будет ли он? Или он сгорит три раза?»

Действительно, за время заключения провальных замковых концессий Львовщина сменила уже несколько глав госадминистраций и их заместителей. Николай Кмить подписывал соглашение с Игорем Новосадом из Ровно о создании туристско-развлекательного комплекса в необароковом дворце села Тартаков. А Николай Горбаль - соглашение с львовянином Михаилом Рыбой о концессии замка в Старом Селе. На подготовку к конкурсу инвестиционных проектов из областного бюджета выделили 300 тыс. грн. И, что интересно, конкурсы были безальтернативными. «Вообще не было концессионной комиссии, из кого выбирать: кто вызвался, с тем и договорились», - признавался экс-заместитель председателя ЛОГА Владимир Губицкий. Но, когда бесхозные концессионеры так и не сделали обмеров, проектно-сметной документации и укрепления, то безответственные чиновники умыли руки, не применив к нарушителям никаких санкций. Хотя при несоблюдении требований договора со стороны концессионера государство оставляло за собой право досрочно расторгнуть соглашение и объявить новый конкурс.

«Два объекта на Львовщине до подписания концессии были в лучшем состоянии, чем сейчас. Когда мы видим, что концессионеры, с которыми заключены соглашения на содержание дворцов и замков на Львовщине, годами ничего не делают, надо разрывать концессионные договоры », - заявил председатель ЛОО Украинского общества охраны памятников истории и культуры Андрей Салюк.

Напомним, что к концу 2012 года Игорь Новосад имел реконструировать кровельное покрытие замка в Тартакове, провести укрепление фундаментов, обустроить водоотвод и канализацию, восстановить двери и окна. Завершения всех реставрационных работ запланировано на 2015 год. В замке, где в свое время бывал писатель Леопольд фон Захер-Мазох, который даже описал это сооружение, предусматривалось создание отеля, общепита, развлекательного комплекса.

Также напомним, что к 2012 году львовский ресторатор Михаил Рыба вместе с девятью бизнесменами, фамилии которых он не назвал до сих пор, обещал спасти остатки оборонительного замка в Старом Селе, до 2013-го - восстановить одну из двух башен, а в 2015 - м - ввести в эксплуатацию туристско-развлекательный объект, то есть отель. Сейчас из всех инноваций, о которых слышали местные жители, в замке встречаются разве что байкарськи тусовки.

Однако дошло до того, что на спасение памятников деньги начали собирать активисты. Например, в Тартакове они создали благотворительный фонд и хотят починить кровлю, чтобы дворец не страдал от непогоды. А в Старом Селе пишут письма к властям с требованием расторгнуть соглашение концессии, поскольку убеждены, что инвестор обманул людей, поскольку был подставным лицом, которое имело целью захватить два гектара земли для других предпринимателей. Председатель Старосельская сельсовета Михаил Ивашков говорит: «Их интересует площадь, два гектара. Я прекрасно понимаю, что никакой Михаил Рыба за этим не стоит, если человек за год ничего не делала, мы разорвем соглашение. Начнем с востока села, решим, что нам делать ».

Впрочем, даже если власть действительно решится на отмену двух конкретных соглашений с Игорем Новосадом и Михаилом Рыбой, все же в целом от идеи концессии замков и дворцов отказываться не спешит. Концессия и частный инвестор являются единственной надеждой на сохранение и восстановление исторических объектов, - говорит Валерий Потюк. Неужели речь идет лишь о перераспределении собственности?