Британская пресса давно уже имеет репутацию беспощадной, а также самой сенсационной и конкурентной в Европе, если не в мире. Британские таблоиды обычно первыми раскрывают скандалы, громче возмущаются коррупцией и дерзко показывают на весь мир интимные секреты знаменитостей. Но на протяжении последних двух лет таблоиды Британии зажили себе особенно дурную славу. Они предстали в виде беспринципных, продажных и безжалостных поставщиков «желтой» журналистики, которые переступают через закон, шпионят за гражданами, вмешиваются в личную жизнь и личное горе, нелегально прослушивают телефонные разговоры принцев и политиков, кинозвезд и семей убитых.

А сейчас проведенное на высоком уровне расследование журналистской этики под руководством лорда-судьи Верховного суда Брайана Ливсона пришло к выводу, что британская пресса оказалась вне контроля. Его долгожданный отчет, обнародованный на прошлой неделе, призывает к строгому регулированию извне, включая принятие нового закона для защиты жертв недобросовестной прессы, а также к принуждению газет исправлять ошибки, просить прощения у жертв вмешательства со стороны СМИ и выплачивать им компенсации.

Но этот отчет вызвал кризис и расколол коалиционное правительство. А еще он стал первой угрозой (за все время) в смысле ограничения драгоценной независимости свободной британской прессы. Премьер-министр Дэвид Кэмерон, как и многие из депутатов-консерваторов, отвергает идею любого государственного регулирования прессы - оно, по их мнению, задушит одну из древнейших демократических свобод Британии. Но с этим не соглашаются его либерально-демократические партнеры по коалиции. Они поддерживают позиции лейбористского меньшинства и призывают наложить строгие ограничения на поведение журналистов и принять новый закон о печати, который поддержит предложенный независимый контроль за ней. Они добиваются полного выполнения рекомендаций, содержащихся в отчете Ливсона. Сами редакторы газет боятся, что пресса Британии, и так находящаяся в упадке из-за конкуренции с интернетом, может вообще не выздороветь после этого скандала. Многие предупреждает, что знаменитые старые британские газеты скоро просто вымрут.

Весь этот кризис вызвало в прошлом году негодование общественности по поводу поведения некоторых газет, принадлежащих самому богатому и влиятельном медиа-магнату в мире Руперту Мердоку. Как оказалось, журналисты «желтой» воскресной газеты News of the World, которая приобрела популярность благодаря сенсациям и скандалам, тайно добывали информацию способом незаконного прослушивания мобильных телефонов сотен знаменитостей. В 2007 году с газетой судились из-за прослушки частных телефонных разговоров принца Уильяма, и двух журналистов приговорили к заключению. Тогда издание заявило, что это «частный случай», и полиция на этом остановилась. Но через два года газета The Guardian, конкурент Мердока, написала, что это обычная практика, и журналисты могли перехватывать голосовую почту более трех тысяч человек. А дальше взорвалась бомба: The Guardian обвинила News of the World в незаконном прослушивании мобильного телефона 13-летней Милли Даулер, похищенной и убитой в 2002 году. Ее дело шокировало тогда всю страну.

Обвинения газеты Мердока в тайном прослушивании последних голосовых сообщений, поступающих на телефон девочки, которые дали ее родителям бесполезную надежду, что их ребенок еще жив, вызвали взрыв возмущения по всей стране. На этот раз пресса зашла слишком далеко. Она показала свою аморальность, отсутствие сочувствия и понимания, вообще такие действия больше подходили бы тайной полиции какой-либо фашистской или коммунистической диктатуры, а не ответственной журналистике, которая должна существовать в демократическом государстве.

Австралиец Мердок (ныне американский гражданин), который никогда не был популярным среди британского истеблишмента, попал под сокрушительный огонь критики. Он немедленно закрыл News of the World и согласился выплатить более £1 млн некоторым из жертв прослушивания. Но обвинения не прекращались. Как оказалось, руководители газетной империи Мердока все это время знали о незаконном прослушивании и пытались избежать скандала, удаляя сообщения и уничтожая другие свидетельства. В июле прошлого года Мердок был вынужден предстать перед парламентской следственной комиссией и отвечать на сокрушительные вопросы - настоящее унижение для 81-летнего всемогущего газетного магната, польстить которому считали честью американские президенты и британские премьер-министры. Сыну Мердока пришлось уйти в отставку с поста руководителя британского отделения медиа-корпорации отца, а нескольких главных редакторов уволили.

Скандал распространялся. Выяснилось, что высшие полицейские чины Лондона давно знали о незаконном прослушивании, но не предпринимали никаких мер. Фактически некоторые полицейские получали плату от журналистов за тайный «слив» информации. Премьер-министр Дэвид Кэмерон тоже лично причастен: в 2007 году он взял на работу официальным представителем своей партии некоего Энди Каулсона - бывшего редактора News of the World, который работал там именно тогда, когда прослушивали телефон убитой девочки. Кроме того, Кэмерон был близким другом Ребекки Брукс - другого бывшего редактора News of the World, которая позже возглавила британскую газетную империю Мердока. В прошлом году Руперт уволил ее. Вместе с десятками других журналистов Ребекку арестовали, выдвинув обвинения в препятствовании правосудию.

В ответ на все большее возмущение нарушением журналистской этики, в июле 2011-го года Кэмерон поручил Ливсону провести открытое расследование скандала с прослушкой. На протяжении последнего года были собраны показания о злоупотреблениях прессы, которые шокировали и удивили большую часть британского общества. Оказывается, для газет обычное дело публиковать фальшивые репортажи: обвинять мусульман в заговорах с целью убийства Папы Римского или британских евреев, заявлять, якобы ищущие убежища съели нескольких пропавших без вести ослов, обсуждать сексуальную ориентацию поп-звезд, сливать информацию о супружеской неверности родителей певицы, что толкнуло ее на самоубийство, публиковать обвинения в адрес супругов, чья малолетняя дочь исчезла на отдыхе в Португалии, заявляя, что это родители виноваты в ее смерти, охотиться на знаменитостей с длиннофокусной оптикой или написать, что какой-то судья разрешил нелегальным иммигрантам остаться в Британии из-за привязанности к коту.

Все это навлекло на прессу шквал гнева и критики. Немало знаменитостей и кинозвезд рассказывали следственной комиссии Ливсона о том, как их преследуют таблоиды. Многие газеты стали просить прощения за ошибки в публикациях. А существующая система саморегуляции, Совет по жалобам на прессу, оказалась полностью неспособной бороться со злоупотреблениями.

Но окончательный отчет Ливсона вызвал еще и огромный скандал. Многие британцы считают, что, какими бы безответственными и фривольными были некоторые издания, государственное регулирование - еще худший вариант, ибо оно станет первым шагом к официальной цензуре. А это может привести к политическому давлению и противодействию «неудобным» журналистским расследованием. Они говорят, что действующего законодательства вполне достаточно, чтобы положить конец незаконным действиям. Единственное, что нужно, - это лучшие стандарты журналистской этики.

Проблема для Кэмерона заключается в уязвимости из-за его тесных отношений с Ребеккой Брукс и дружбы с Мердоком. Если он не проведет новый закон, обязывающий газеты соглашаться на независимое регулирование извне, критики обвинят Кэмерона в попытках защитить своих друзей и издания, которые поддерживают его правительство. Лейбористская партия решительно настроена воспользоваться щекотливым положением премьера. Да и в ее рядах нет единства. Хотя эта политсила и поддерживает Ливсона, она не хочет в будущем никаких ограничений на свободу прессы в раскрытии противоправных деяний и правительственных скандалов.

Ливсон почти ничего не сказал о новых медиа и Twitter, над которыми контроля нет и в которых чуть ли не ежедневно поливают грязью публичных лиц. На самом деле он не может радикально повлиять на будущее британской прессы. Оно решено в режиме онлайн, независимо от действий редакторов, журналистов и издателей.