Печерский райсуд Киева разрешил Генеральной прокуратуре изъять документацию о национализации и бывшем руководстве ПриватБанка. ГПУ получила доступ к документам в рамках расследования уголовного производства по злоупотреблению служебным положением и завладению должностными лицами ПриватБанка чужим имуществом, а именно — государственными средствами Национального банка Украины, выделенными на рефинансирование ПриватБанка.

 

В частности, следователям позволили изъять в Фонде гарантирования вкладов физических лиц решения о введении временной администрации в ПриватБанк, договор между Министерством финансов и Фондом гарантирования вкладов о продаже 100% акций ПриватБанка.

 

Также суд разрешил изъять заключенные контракты с бывшими топ-менеджерами ПриватБанка — экс-главой наблюдательного совета банка Геннадием Боголюбовым и председателем правления Александром Дубилетом.

 

К чему приведет новый виток дела в отношении ПриватБанка, в эфире радиостанции Голос Столицы проанализировал юрист, адвокат Евгений Лосовский.

 

Сам факт расследования Генпрокуратуры ставит под сомнение прозрачность процедуры национализации ПриватБанка?

 

— На самом деле, скажем так, получение разрешения Генпрокуратуре и, соответственно, ряда процессуальных документов, скорее всего, говорит именно о финализации процесса, потому что все, что мы с вами видели, и  какая-то информация о проблемах в ПриватБанке была и заранее понятна, потому что департамент банковского надзора НБУ по ряду проверок, которые осуществлялись в обязательном порядке, в порядке именно контроля за использованием денежных средств порядка рефинансирования — оно все абсолютно было понятно, потому что, прежде всего, НБУ как никто имеет доступ ко всем транзакциям банка, и все микроархивы банка ежедневно, точно так же, как и использование рефинансирования. Поэтому сказать о том, что это каким-либо образом глобально на сегодняшний момент изменило ситуацию, я бы не сказал. Скажем так, уголовное дело необходимо для подведения итогов, но нужно сделать и другие выводы, что в данном случае есть и ответная реакция, потому что тогда необходимо параллельно проверять и НБУ, каким образом НБУ проверял деятельность ПриватБанка.

Приватбанк
Генпрокуратуре разрешили изъять документы о национализации ПриватБанка

Под кого «копает» Генпрокуратура — под бывших владельцев ПриватБанка — Боголюбова и Коломойского, или под действующее руководство Национального банка Украины, которое занималось рефинансированием «Привата»?

 

— На самом деле сотрудники ПриватБанка независимо от уровня — от топ-менеджмента до низкого, скажем так, и будут отвечать, тогда как собственники как таковые, которые не принимали участия в данном случае в распределении, подписании документов, решении кредитных комитетов, как мы говорим об инкриминировании завладения чужим государственным имуществом и рядом ипотечных обязательств. Поэтому ничего не поменялось с советского времени — ответит руководитель, то есть глава кредитного комитета, руководители служб, которые давали определенные выводы и которые даже близко не подозревали в данном случае, что их мнение, что какое-либо имущество может стоить 100 миллионов каким-либо чудом в 2017 году посчитает кто-либо по своей методике, что оно стоит, например, больше. Поэтому, чтобы определить цену, вы представьте, для того, чтобы проверить ПриватБанк с точки зрения соблюдения им прозрачности операций при таких глобальных масштабах кредитования, получения рефинансирования — это не менее двух-трех лет активной работы, как минимум, следственной группы человек 20, невзирая еще на количество экспертов, также и работников НБУ.

 

Поэтому делаю вывод следующий: для получения быстрого результата работа будет сделана, для получения объективного результата, честного результата нам не хватит и трех, и четырех лет. Поэтому, кому это надо, под кого копают, очень просто — кого в политическом моменте в кратковременном режиме необходимо придавить теми или другими обстоятельствами. То есть Генпрокуратура является защитником государственных интересов, таким образом, делаем вывод, что под НБУ не копают, ибо это нелогично и неправильно даже с точки зрения политики.

 

Такие суммы рефинансирования и докапитализации, и вы хотите сказать, что НБУ не имел возможности следить, как распределялись эти средства?

 

— Вот о чем я говорил, конечно. НБУ однозначно перед рефинансированием, скажу так, что даже при небольшом уровне рефинансирования небольших коммерческих банков эта процедура достаточно кропотливая. Поэтому для финансирования таких сумм и анализа кредитного портфеля и обязательств ПриватБанка, поверьте, там только один вывод под рефинансирование потребует 10-15 подписей специалистов. Поэтому здесь искать нечего. В данном случае берутся специалисты, поднимаются выводы комитета по рефинансированию ПриватБанка, и каждый отдельно допрашивается. Более того, на сегодняшний момент ряд международных организаций в связи с тем, как систематизирована работа анализа НБУ по разным параметрам и показателям достаточно оценить риски — это месяц, для того, чтобы точно понимать, необходимо было рефинансирование или нет.

 

Но не забываем, что кроме анализов статистики и показателей банка, так называемая проверка, живая проверка дел банка. Вот если разрешат когда-либо журналистам увидеть результаты данной проверки, мы четко будем понимать: да, НБУ абсолютно в данном случае давал добро на рефинансирование, что делает своим образом следующие выводы, что в данном случае никак сотрудники банка не могли и не могут влиять на политику НБУ. Таким образом, две стороны в данном случае становятся в диаметрально противоположных сторонах, но и никто и не виновен. Таким образом, встанет вопрос о рядовых, сравнительно рядовых сотрудниках, об инкриминировании им и вручении подозрения о превышении служебных полномочий с целью принуждения кого-либо в данном случае в банковской сфере к сотрудничеству в той или другой сфере, потому что другой доказательной базы, наверняка, не будет и быть не может, так как собственники не влияют напрямую в данном на работу банковского учреждения.

Василий Горбаль
© Facebook / Василий Горбаль
Горбаль: государство вложило слишком много в ПриватБанк, чтобы его дарить

В НБУ подсчитали, что объем инсайдерских кредитов, выданных при прежних владельцах ПриватБанка составляет около 100%. В то же время переговоры с ним о реструктуризации кредитов не принесли результатов. Расследование ГПУ поспособствует возвращению государству проблемного кредитного портфеля?

 

— Хочу развеять мифы. Дело в том, что ряд в кредитном портфеле инсайдерской части кредитов определяется абсолютно прозрачно и абсолютно свободно на любом этапе в данном случае проверки. Поэтому если большой объем, собственниками банка инсайдерской части не был выдан за один день. Таким образом, кто-либо из сотрудников НБУ не соблюдал необходимые должностные инструкции по контролированию баланса и, соответственно, оборотных балансов и кредитного портфеля, соответственно, ПриватБанка. Поэтому говорить о том, что это стопроцентный инсайдерский кредит, в данном случае НБУ, заявляя такое, подтверждает, что соответствующего контроля за качеством кредитного портфеля такого крупного банка, который влияет на позицию и политику в Украине финансовую, не осуществлял. Таким образом, мы увидим, когда кому-либо из сотрудников или топ-менеджмента банка будут предъявлены те или другие подозрения, поверьте мне, в ответ будут подняты все проверки НБУ, которые хранятся и, я уверен, что всеми собственниками банка в данном случае все выводы НБУ и не закончится только уголовным делом в одни ворота.

 

В данном случае продолжение будет следовать, только уже в обратную сторону, потому что здесь, учитывая период рефинансирования и суммы рефинансирования, которые были выделены НБУ, в данном случае мы еще не должны забывать, под залог чего НБУ рефинансировал такие крупные суммы, мы не должны забывать, как я сказал, о том, какое качество активов принималось уже НБУ как в обеспечение. Вот тут уже будет обратная сторона. Если мы увидим, что НБУ в качестве обеспечения под рефинансирование, скажем, заявки ПриватБанка низкое качество активов, здесь уже стоит вопрос в другом — о профессиональной части оценочной экспертной группы НБУ. И вот здесь собственники банка, точно так же, как топ-менеджмент, в данном случае вообще не могли влиять на данную позицию, потому что они не могли определять стоимость залоговых активов.

 

Напомним, эксперт по банковским вопросам Игорь Полховский заявил, что ПриватБанк сейчас не проводит агрессивную политику в плоскости кредитования, соответственно, не нуждается в дополнительных ресурсах.

 

К формированию сумасшедшей суммы плохих активов «Привата» привела политика НБУ, который не контролировал ситуацию в банке и использовал устаревшую методику оценивания, считает экс-член наблюдательного совета ПриватБанка Виктор Лисицкий.