На данный момент рассматриваются несколько возможных вариантов введения миротворческой миссии на Донбасс. Об этом сообщил глава фракции БПП Артур Герасимов.

 

Первый — это формат, предложенный президентом и озвученный во время сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Петр Порошенко, стоит напомнить, предлагает ввести на Донбасс миротворческую миссию ООН с мандатом Совбеза.

 

Также в обсуждении находится формат ввода миротворцев под эгидой ОБСЕ. И плюс обсуждается введение миротворцев под формат полицейской миссии из Европы.

 

Какой из вариантов будет быстрее и эффективнее, в эфире радиостанции Голос Столицы предположил народный депутат от фракции БПП Алексей Гончаренко.

 

Если речь идет о миссии от ООН, то о какой конкретно миссии? Это операция по принуждению к миру?

 

— Во фракции БПП речь идет о том, что мы предлагаем и видим необходимость сегодня именно в принуждении к миру для начала, потому что, к сожалению, мы все видим, что каждый день в зоне АТО происходят обстрелы, происходят обстрелы в том числе гражданских объектов, гибнут украинские военнослужащие — солдаты, офицеры. И назвать эту ситуацию такой, что там полностью остановлен конфликт и полностью безопасно, это совсем нельзя. К сожалению, там происходит кровопролитие. И поэтому сегодня нам необходимо искать формат принуждения к миру для начала.

 

Операция по принуждению к миру требует все-таки санкций именно Совбеза ООН. Президент на сегодняшний день говорит о том, что будет требовать введения миротворцев от Генассамблеи ООН.

 

—  Есть проблема в том, что в Совбез ООН входит РФ, как постоянный член Совбеза. И учитывая эту ситуацию, Украина и предлагает какие-то другие варианты для принятия подобного решения.

Лазейка для Онищенко: нардеп может стать мучеником через полгода - Саакян
© Фото: uacrisis.org
В Раде любой закон о реинтеграции Донбасса ждет саботаж - Саакян

Все-таки Генассамблея не имеет полномочий по поводу санкционирования операций по принуждению к миру.

 

— Я думаю, что очень многое зависит от политической воли и от того, готовы ли наши партнеры и коллеги идти на такие шаги. В любом случае думаю, что, к сожалению, мы здесь очень сильно зависим от того, как на это все будет реагировать Россия. Потому что если Россия будет официальными или неофициальными каналами говорить о том, что она будет противодействовать внедрению такой миссии, то, конечно, это не произойдет, потому что никто не будет рисковать жизнями миротворцев.

 

Рассматривается формат, по словам Герасимова, неких миротворцев от ОБСЕ. О чем идет речь? Это расширение мандата специальной мониторинговой миссии?

 

— Сегодня работает специальная мониторинговая миссия ОБСЕ на линии разделения там, на Донбассе. Но, к сожалению, ее работа такая факультативная. То есть происходит обстрел, миссия выезжает, фиксирует его. Но и сил у нее недостаточно для того, чтобы контролировать всю линию разграничения. Поэтому, говоря о миссии ОБСЕ, речь идет в первую очередь об укреплении той миссии, которая есть, перевод ее в такое состояние, при котором она сможет в режиме 24 часа в сутки контролировать всю линию разделения.

 

В каком смысле контролировать?

 

—  Контролировать — это мониторить. Для начала. И к сожалению, нужны совершенно другие масштабы вовлечения ОБСЕ в эту ситуацию, чего мы на сегодняшний день не имеем.

 

Если речь идет о некой миротворческой миссии от Европы, то какие здесь варианты возможны?

 

— У ЕС согласно их европейской стратегии безопасности, на самом деле есть несколько видов подобных миссий. А именно: военные, полицейские, содействие установлению правопорядка и наблюдательные. Если мы говорим о полицейской миссии, то это миссия, задача которой — это порядок на территории, которая, например, реинтегрирована. Но точно, что не прекращение огня. Потому что полицейская миссия на это не способна. Если мы говорим о военной миссии, то на сегодняшний день, думаю, шансы на это невелики. Поэтому говоря о ЕС, мы бы хотели вовлечения ЕС, но наверное, самый реальный вариант — это вовлечение на уровне полицейской миссии, одновременно или параллельно с миротворческой миссией, например, от ООН. Это было бы более-менее реально.

 

Где эта миссия должна располагаться?

 

—  На всей территории между линией разграничения и границей между Украиной и Россией. То есть вся оккупированная территория Донбасса должна стать полем работы миссии, иначе, к сожалению, мы не добьемся результата. То есть если мы говорим о линии разграничения, да, например, усилив миссию ОБСЕ, кардинально усилив, мы можем добиться прекращения огня. Но реинтеграции мы не сможем добиться таким образом. Поэтому если мы говорим о реинтеграции и полностью возвращении этой территории под контроль Украины, то, возможно, полицейская миссия понадобится.

советник министра по делам оккупированных территорий и временно перемещенных лиц Украины Юрий Грымчак
Закон о реинтеграции Донбасса поможет получить летальное оружие — замминистра

Обсуждается последние дни законопроект о реинтеграции. Что на сегодняшний день известно? Собираются ли депутаты его рассматривать в ближайшие дни?

 

—  Безусловно, мы ожидаем того, что этот документ зайдет в ВР и будет зарегистрирован. Думаю, что это должно произойти буквально со дня на день. Когда он будет зарегистрирован, мы все увидим его окончательный текст, дальше ВР с ним будет работать. Суть очень проста. Необходимо сегодня найти механизм, который позволит организовать взаимодействие Вооруженных сил Украины, военно-гражданских администраций и всех остальных органов власти на той территории, которая подвержена агрессии со стороны России.

 

Порядок выполнения минских договоренностей будет фиксироваться каким-то образом в законопроекте?

 

— Давайте мы увидим окончательный текст, когда его утверди СНБО, тот вариант, который видел я, предусматривает формулировку о том, что приоритетом является политико-дипломатический путь решения конфликта. А не военный. И Украина еще раз подчеркивает свое желание это все разрешить мирным путем.

 

Ранее политолог Михаил Погребинский заявил, что цель законопроекта о деоккупации Донбасса — перенести выборы в Верховную Раду на более поздний срок.