В июне показатель инфляции достиг пика в 15,6%, после чего ожидается постепенное снижение. Об этом сообщает Национальный банк Украины.

 

В Нацбанке отметили, что по результатам июля с высокой вероятностью будет зафиксирована дефляция, которая продлится в августе.

 

В НБУ ожидают, что инфляция по итогам 2017-го года замедлится до 9%. Оправдаются ли прогнозы, прокомментировал в эфире радиостанции Голос Столицы эксперт по банковским вопросам, заслуженный экономист Украины Игорь Полховский.

 

Насколько реалистичны заявления о том, что пик инфляция уже прошел, дальше стоит ждать дефляции, то есть снижения потребительских цен?

 

— Смотрите, есть большая глобальная проблема. У нас в законе о НБУ, записано четко, что НБУ отвечает за стабильность денежной единицы. Три года назад НБУ изменил свою философию, начал говорить о валютном таргетировании. В чем сущность валютного таргетирования? Сущность в том, что НБУ не будет обращать внимания на курсовые колебания, а будет обращать внимание  на инфляционные процессы, за счет своих инструментариев будет удерживать инфляционные процессы в заданных параметрах. К сожалению, на сегодняшний момент мы тоже видим, что и этот параметр не выдерживается. То есть прогнозные показатели инфляции по факту оказались ниже, то есть инфляция растет, уже 15%. Нужно обратить внимание на то, что сегодня, к сожалению, при всех раскладах уже даже депозиты, гривневые депозиты не покрывают процент инфляции. То есть реально это трагедия. Это нехорошо для государства, и с этим нужно внимательно разбираться.

Рост мировой экономики: правит жадность, а страх отступает — Фурса

А что стимулировало этот процесс? Что дальше будет?

 

— А ничего. Это тенденция. Тенденция заключается в чем? Что у нас после того, как экономика рухнула на 15%, на сегодняшний момент восстанавливается очень слабо. Если брать индекс бизнес-активности, на сегодняшний момент тоже имеет устойчивую тенденцию к падению. По большому счету в государстве ничего не поменялось. У нас осталась олигархическая система, монопольная система, где монополисты хотят восстановить ту доходность, которая была до кризиса. И по большому счету, нет конкуренции, а нет конкуренции — монополист может делать все, что хочет. Прямыми действиями, косвенными действиями. И вот эти процессы к этому направлены. То есть, грубо говоря, с одной стороны, у нас достаточно накачана экономика необеспеченными деньгами, с другой стороны, у нас очень слабая затоваренность в этой ситуации. Появляется вот это вот давление денежной массы на товарную базу. Поэтому пока у нас не будет кардинально видоизменена структура экономики, пока кардинально государство не займется проблемой монополистов, у нас эта ситуация будет и оставаться.

 

На чем основаны прогнозы Нацбанка и правительства о том, что к концу года инфляционные процессы в Украине замедлятся до 9%? Для этого предпосылки?

 

— Вы знаете, в данной ситуации, если посмотреть по факту, чем они объясняют рост инфляции, они говорят, что подняли мировые цены на продукты питания, либо на энергоносители, и поэтому у нас в стране поднялись цены. Очевидно, они ожидают, что к концу года, знаете, как ставят свечки, чтобы, например, цены на энергоносители упали, и тогда за собой потащат и общие цены. Но я хочу обратить внимание на энергоносители. Если условно, цена литра бензина у нас стоила до кризиса 1 евро, то сегодня у нас в среднем 1 литр бензина стоит 1 доллар, то по большому счету, учитывая то, что нефть с того момента упала в два раза, то нет никаких математически оснований для того, чтобы такая цена держалась. Но она же держится. Поэтому в данной ситуации я не думаю, что если даже упадут цены на нефть, то у нас существенно измениться структура ценовая структура, цены пойдут вниз, и будет дефляция глобальная. Я больше чем уверен, что инфляция, к сожалению, останется в таком же самой динамике. Только лишь потому, что монополисты хотят восстановить ту доходность, которую они имели до кризиса.

 

Очередной кредит МВФ, который в Украине ожидают осенью, сможет сдержать инфляцию?

 

— Нет. Подобные  кредиты, они, как правило, выполняют стабилизирующие функции. Это кредиты, которые нужны на активную закупку энергоносителей, на подготовку к зиме либо на выплаты, погашение своих обязательств, предыдущих обязательств перед кредиторами. Как правило, эти деньги не идут непосредственно в экономику. Кроме тех кредитов, которые непосредственно прямые инфраструктурные кредиты. Например, как мы помним, у нас мы строили в Чернобыле Арку, тоже большие деньги заходили, они по большому счету осваивались в Украине. Либо если пойдут какие-то кредиты,  связанные со строительством каких-то дорог, прочее. Все остальные кредиты — это для поддержания  текущего баланса Украины.

 

К концу года некоторые эксперты предсказывают рост цен на фоне роста курса доллара, несмотря на то, что сейчас гривна укрепляется?

 

— Гривна укрепляется. В прошлом году у нас население продало долларов больше, чем купило, на 2,5 миллиарда. В этом году уже порядка 1,7 миллиарда продало. То есть население нищает. И все те запасы, которые оно саккумулировало за какую-то жизнь, оно их выбрасывает для того, чтобы покрыть свои текущее содержание. Поэтому, с другой стороны, государство декларирует в каких-то своих проектах, связанных с повышением заработной платы госчиновникам и служащим. Учитывая то, что у нас, к сожалению, экономика не растет, поэтому источником для подобного выполнения социальных программ может оставаться только лишь печатный станок  в скрытой либо прямой форме. Этот печатный станок, конечно, будет влиять на курс и на инфляционные процессы. Еще раз говорю, что пока у нас не будет реструктуризирована экономика для формирования среднего класса, малого бизнеса, у нас олигархи и монополисты будут диктовать правила игры. И в этой ситуации любые процессы будут только им на руку.

 

Как на инфляционные процессы повлияет ожидаемое повышение пенсий с 1 октября и очередной этап подорожания алкогольной продукции, который сейчас готовится?

 

— Знаете, есть пределы поднятию цен относительно покупательской способности. Как только эти пределы будут превышены, народ уйдет в самогоноварение. Как у нас «за поребриком» народ активно боярышник употреблял. Поэтому играть подобными вещами нужно абсолютно внятно и понятно. Понятно, что государство ищет дополнительные источники для покрытия дефицита бюджета. Но если здесь экономическое обоснование, я не готов ответить, учитывая то, что на сегодня, как я сказал, население активно нищает. И если этот рост цены поднимется, то, очевидно, будет падение объема покупки. И поэтому я не думаю, что государство напрямую выиграет.

 

Есть ли вероятность повторения антирекорда, когда инфляция по итогам 2015-го составила более 40%?

 

— Я надеюсь, что мы до такого уровня не дойдем. Это может произойти в экстраординарных каких-то вещах. Например, военный фактор у нас присутствует. Например, внутриполитическая ситуация. Это может быть какие-то выборы. То есть если мы подойдем к каким-то выборам, в рамках этих выборов может пройти какие-то внутренние потрясения в этой ситуации. То есть, конечно, происходят резкие скачки только в таких экстраординарных вещах. И достаточно и этого, когда мы сегодня имеем 15%, это уже очень больно для населения и для нормальной жизни нашего общества.

 

Напомним, Украина не сможет оплачивать внешние долговые обязательства только  за счет госбюджета, отметил в эфире «ГС» доктор экономических наук Алексей Плотников.

 

Ранее директор Института социально-экономической трансформации Илья Несходовский в эфире «ГС» пояснил, что благодаря росту зарплат в стране оживилась торговля, а это положительно повлияло и на другие отрасли.

Игорь Полховский
© Фото: avtokrazbank.ua
ЗСТ между Украиной и Канадой: сложно искать точки соприкосновения - экономист