Нацбанк Украины установил официальный курс гривны к доллару на среду, 26 июля, на уровне 25,84 грн/доллар, повысив его на две копейки по сравнению с предыдущим рабочим днем. При этом, большинство аналитиков рынка прогнозируют, что в начале осени национальная валюта начнет слабеть.

 

С 1 сентября 2017 года вступает в силу соглашение об ассоциации между Европейским союзом и Украиной.

 

Фонд государственного имущества (ФГИ) 24 июля объявил о начале проведения аукционов с повышением цены по продаже пакетов акций восьми энергетических компаний, сообщает пресс-службы Фонда.

 

Что будет с курсом гривны и экономикой Украины в ближайший год, прокомментировал в эфире радиостанции Голос Столицы экономист Виктор Скаршевский.

 

Аналитики прогнозируют, что курс гривны до конца августа особо не изменится и останется на текущем уровне — примерно 26 гривен за доллар. Какие ваши прогнозы? К концу лета что будет с курсом?

 

— Дети пойдут в школу 1 сентября, и курс тоже пойдет, только вверх, а не в школу. Что касается вообще динамики обменного курса, после того, как НБУ отпустил его в свободное, как он говорит, плавание, то уже сформировались определенные циклы за последние три года. Когда падает экономическая активность, когда предложение валюты превышает спрос на нее, тогда гривна укрепляется. Это происходит в конце весны и летом, то, что мы сейчас и наблюдаем. И сейчас наблюдаем, и два последних года наблюдали. Потом, когда возобновляется экономическая активность, когда повышается спрос на валюту, прежде всего, это отопительный сезон, это более крупные закупки импортного топлива, и для урожая, и для отопительного сезона, и тогда начинаются девальвационные процессы. Потом еще накладываются более высокие бюджетные выплаты, особенно это происходит в декабре, когда из бюджета выплачивается где-то в три раза больше денег, чем в среднем по году.

Рост курса гривны: праздновать победу еще рано — Львов
© facebook.com/NationalBankOfUkraine
Рост курса гривны: праздновать победу еще рано — Львов

То есть то, что не успели потратить?

 

— Да. Там и разные капитальные расходы. Плюс еще появилась такая практика, что на месяц вперед выплачивать пенсию. Вот в декабре выплачивают январские пенсии. Вот эта вся денежная масса так накапливается и еще больше усиливает этот девальвационный эффект. Плюс еще в этом году, в принципе, как и в прошлом году, появился фактор ПриватБанка, туда сейчас накачивают деньги. Вот недавно закачали около 40 миллиардов гривен. Согласно меморандуму МВФ и тем заявлениям, которые звучали, там еще дыра, плюс 45-50. А вообще там 90-100 млрд. И пока это все находится в облигациях внутреннего государственного займа, это еще не так страшно. Но есть риск монетизации, как это произошло в декабре прошлого года, 19 миллиардов дали ПриватБанку, и оно попало на наличный рынок, на рынок наличности. И это еще больше усугубило курс доллара.

 

Осенью гривна будет падать, но насколько?

 

— Здесь надо смотреть на внешнеэкономическую конъюнктуру и погоду, по-большому счету. Потому что внешнеэкономическая конъюнктура, к сожалению, может ухудшится. По прогнозам мировых инвестиционных фондов цены на металл могут снизиться и на руду. Они уже и так начали снижение. Пока еще, кстати, это не сказалось на курсе, несмотря на блокаду Донбасса и потерю контроля над некоторыми предприятиями-экспортерами. Потому что сейчас уровень цен на металлургическую продукцию выше, мировые цены, чем в прошлом году. Вот если сравнивать квартал, например, второй половине 2017-го с кварталом 2016-го. А вот уже с осени цены на руду могут еще больше просесть, также на металл. И плюс еще почему я сказал — погода? Это урожай. Если будет меньше урожая, будет меньшее поступление валютной выручки, и это может еще больше усугубить девальвационные процессы. Здесь надо смотреть, например, на закон о бюджете. Там написано — 27,2.

 

Из этого стоит исходить?

 

— Да. В любом случае, дальше ревальвацию не допустит НБУ. И правительство в этом тоже не заинтересовано. Потому что 40% доходов государственного бюджета зависит от курса гривны. Потому что это импорт, НДСный импорт, ввозная пошлина, акцизы, другие налоги и сборы, которые привязаны к курсу валюты. Это 40%. Если дать гривне укрепиться дальше, то это скажется на доходной части бюджета.

 

То есть чем ниже курс гривны, тем выгоднее для бюджета и для правительства?

 

— Да. С точки зрения доходной части. Правда, это не очень выгодно для выплат по внешним долгам. На это смотрят. В этом году, слава богу, нет большой проблемы по обслуживанию внешних долгов, потому что они не такие большие, выплаты. А золотовалютные резервы составляют 17,5 миллиарда долларов.

 

Почему по отношению к доллару гривна укрепляется, а по отношению к евро слабеет?

 

— Не надо переоценивать значимость гривны, надо смотреть на пару доллар-евро. И сейчас там пошло такое ралли, и очень быстро с 1,05-1,06, имеется в виду евро к доллару, сейчас уже 1,17.

 

А валютная выручка в евро поступает в Украину?

 

— Практически все контракты, 80-90% — это в долларах.

Проценко о мифах по поводу ЗСТ с ЕС, квотах на экспорт и интересах агрохолдингов
© © Photo: Flickr.com/Rock Cohen/cc-by-sa 3.0
Экспорт сырья в ЕС: на большее Украине рассчитывать не стоит — Кушнирук

А какой курс правительство может заложить на следующий год?

 

— Есть основные направления бюджетной политики до 2020 года. Правда они не будут выполняться. Там они закладывают 28-29 гривен. До 2020 года. То есть там заложена девальвация на плюс одну гривну ежегодно. Точно курс сказать всегда сложно. Но если, например, сойдутся факторы ухудшения внешнеэкономической конъюнктуры, плохая погода, то есть меньше урожая, плюс в бюджетных выплатах, если, не дай бог, там еще ПриватБанк облигации внутреннего государственного займа переведет в наличность, то курс может запросто и до 30 гривен дойти к концу года. Именно к концу года. Потом опять может начаться сезонное укрепление. Качели все время с повышением обменного курса. Если, например, в прошлом году брать межбанк, средний за год курс был 25,6, то в этом году уже 26,6. Потому что в начале был выше курс. То есть плюс одна гривна. Вот так оно идет приблизительно.

 

В крайнем случае курс откатится до 30, вернут до 27 гривен за доллар, все довольны.

 

—  И опять будут говорить, что укрепляется, это хорошо. Кстати, там много можно услышать победных реляций от нашего правительства, президента, которые не связаны с реальностью нормальной. Нет такого, чтобы Гройсман вышел, сказал: вот видите, благодаря нашим действиям, он этого не говорит, и слава богу, потому что от правительства это не зависит, как я сказал, это зависит от внешнеэкономической конъюнктуры и погоды. А почему? Вот тут кроется очень важная и фундаментальная проблема, потому что Украина — сырьевая страна. Мы производим сырье, экспортируем сырье, а импортируем готовые продукты. Поэтому рынок в ближайшее время, если не будет структурных реформ, будет всегда зависеть от внешнеэкономической конъюнктуры и погоды. Кстати, в этом контексте информация о ликвидации «Антонова» говорит о том, что Украина таки выполняет заповеди бывшего посла Джеффри Пайетта, который в феврале прошлого года сказал, что Украина должна стать аграрной сверхдержавой.

 

Это реструктуризация…

 

— Как мы знаем, в таких процессах что-то по дороге теряется. Это больше как символическое решение и символический факт то, что все больше и больше Украина становится аграрной страной, и нет в мире ни одного примера, когда бы аграрная страна была с высоким уровнем жизни.

 

С 1 сентября вступает в полную силу соглашение об ассоциации между Украиной и ЕС. Получит ли осенью украинская экономика какой-то толчок или никто ничего не заметит?

 

—  Если бы вообще был бы какой-то позитивный эффект и если бы возможен был, мы бы это увидели в 2014 году, потому что соглашение об ассоциации в части одностороннего экспорта из Украины в ЕС уже начало работать тогда, уже в мае 2014 года. Никакого толчка не произошло. Кстати, темпы роста экспорта в Россию сейчас превышают темпы роста экспорта в ЕС. В Россию — это где-то около 38-40%, в ЕС около 20%.

 

То есть экспорт в Россию опять возобновляется?

 

— Возобновляется, при чем быстрыми темпами. Там продукция машиностроения, в принципе, то, на что нужно делать акцент, потому что в Европу растет, опять же сырье. На 80-90% — это экспорт сырья, что только лишь усугубляет структурно и экономическое положение Украины и не дает возможности дальнейшего прорывного роста.

 

Украина решила продавать свои доли в восьми облэнерго. Зачем?

 

— В принципе, государство и так ничего не контролирует, контролируют все операционные моменты те собственники, у которых есть доля. А то, что планируют продавать, так эта большая приватизация была объявлена, если я не ошибаюсь, в феврале 2014-го года. Сейчас июль 2017-го года, и поэтому пусть они сначала что-нибудь сделают, реализуют, продадут пакет, потому что мы все время обсуждаем, Не мы, обычно обсуждаются планы правительства, например, они объявляют, что через 10 лет будет пенсия в шесть тысяч гривен. Им бы продержатся до осени или до декабря, с другой стороны, но здесь то, что нужно приватизировать, то, что нужно уже доводить до логического завершения, — это да. Другой вопрос, нужно также, чтобы работал АМКУ, чтобы были правила для всех одинаковы, но это уже второй вопрос, и этот второй вопрос более важен, какая структура собственности в этих облэнерго.

Загородний о борьбе с офшорами, институте информаторов и повышении тарифов
© Скриншот
Загородний: участвовать в приватизации облэнерго новым инвесторам нет смысла

Не получится ли, что эта приватизация еще больше усилит монополию отдельных олигархических структур?

 

—  Она может не то что усилить… По-большому счету, в Украине должен быть создан АМКУ, я говорю создан, потому что он не функционирует и ничем не занимается.

 

Как сделать так, чтобы АМКУ заработал?

 

—  Как сделать так, чтобы экономика росла в 10-15% в год, потому что потенциал есть. Здесь все зависит, получается, от экономических властей, от таких вещей таких, как работа судов, защита прав собственности. Это уже, с другой стороны, заезженные вот эти все моменты и понятия, но без этого, к сожалению, оно не заработает. И то же самое АМКУ. Институциональные так называемые реформы нужны, чтобы это работало.

 

Смс от слушателя Кирилла: «Получается, у украинцев хотят отобрать в итоге территорию и сделать небольшую резервацию, как у американских индейцев».

 

—  Второй вопрос, сколько человек в Украине останется, если так дальше будет идти в сторону в кавычках сверхаграрной державы? 20-25 миллионов людей может остаться. Тем более, что сейчас, по официальным данным госстата, 42 миллиона с хвостиком небольшим, а если еще учесть наших заробитчан тех, которые уехали и которые учитываются здесь, я думаю, что это будет где-то миллионов 33-35.

 

Только по официальным данным МИДа, пять миллионов украинцев официально работали за рубежом.

 

— Да. Плюс два- три еще неофициальных, вот и получаем эту цифру и тут вопрос по поводу резервации, как это не грустно звучит, но будет очень похоже.

 

Что с банковской сферой? Ждать ли нам новых временных администраций, выведения банков с рынка? Как живется банковскому сектору без Гонтаревой?

 

— Просто отлично, как сказала бы Валерия Гонтарева. Отлично имеется в виду живется очень плохо, но тут, кстати, не зависит о того, либо Валерия Гонтарева в отпуску, либо при должности, либо она уйдет. Тут просто можно посмотреть на статистику кредитования экономики. Зачем банки нужны в принципе? Для того, чтобы кредитовать. Это основная функция. Если банк не кредитует, это не банк. Это либо сбор денег, либо проведение каких-то расчетных операций. Это можно делать вне банков. Банк кредитует. Банки должны кредитовать. Так вот, за последние три года банки объем кредитов банковского сектора, выданных реальному сектору, сокращается на 15-20% в год, и в этом году тенденция продолжается тоже, кредиты экономики сокращаются.

 

Почему тогда не выдают кредитов?

 

— Потому что некому давать кредиты. Есть крупные клиенты, которым банки раньше повыдавали, они перекредитовываются и это все. Новых клиентов и нового бизнеса в Украине, к сожалению, не создается. Происходят такие реструктуризации, как ликвидация «Антонова». Кажется, Порошенко заявлял, что создано за три года 96 заводов, но, опять же, если на них посмотреть, это мелочь, нет нового бизнеса, некого кредитовать. Даже если есть кого кредитовать, защиты прав собственности нет в Украине, поэтому риски высокие. Тут же не потому, что гривна такая дорогая, поэтому такие высокие процентные ставки, а потому, что риски высокие. Там больше половины этих процентных ставок — это риски невозврата. А после девальвации, которая произошла трехкратная, риски сильно увеличились, и плюс очень сильно ухудшились портфели самих банков. Больше половины 55% — это плохие кредиты, то есть кредиты, по которым не будет возврата, а то, что рассказывают про ПриватБанк разную информацию, там это гораздо выше — 70% и причем по поводу плохих кредитов, это не только украинские банки. Кстати, их уже осталось практически ничего, потому что ликвидировали 90 банков и все с украинским частным капиталом были, также иностранные банки, у них даже выше у иностранных банков доля плохих кредитов, чем в среднем по банковской системе.

Сергей Фурса
Банки начнут активнее кредитовать юрлиц осенью — Фурса

У европейских банков все нормально?

 

—  Я говорю — показатели у всех плохо, у всех плохие кредитные портфели и, в первую очередь, это повлияла девальвация, потому что это резко снизило возможность возвращать кредиты.

 

Топ-менеджеры ПриватБанка делают продукт для украинских банков и предлагают присоединится к их платформе «Банк без отделений». Что вы думаете об этой системе? Насколько она жизнеспособна в Украине?

 

— Конечно, нужна, конечно, жизнеспособна. Банки в том классическом виде, в котором мы привыкли их видеть, в среднесрочной перспективе просто отомрут. Все будет через телефон, через айпад, айфон, андроид.

 

Многие говорят, что ПриватБанк — самый технологичный в мире…

 

— Да. Скорее всего, он самый технологичный, просто еще в Украине, как это не парадоксально звучит, нет такого сверхсупермощного контроля за платежами, как это в Европе или в той же Германии. Там просто технология ПриватБанка работать не сможет, потому что там необходимы еще процедуры проверки от кого, кому, куда, по суммам и прочее. Поэтому Украине еще надо радоваться, что у нас это возможно.

 

У нас же говорят, что слишком много зарегулировано со стороны НБУ.

 

— Зарегулированы внешние платежи — это вывод денег, заведение денег, а вот внутри еще держится. Но, я думаю, что этот праздник жизни долго продолжаться не будет.

 

Напомним, экономист Сергей Фурса в эфире «ГС» отметил, что экономика Европы только начинает восстанавливаться и будет демонстрировать хороший рост, свою лепту в рост мирового ВВП также вносят густонаселенные Китай и Индия.

 

Ранее директор Института социально-экономической трансформации Илья Несходовский в эфире «ГС» пояснил, что благодаря росту зарплат в стране оживилась торговля, а это положительно повлияло и на другие отрасли. 

Налоговая реформа: ГФС готовит новое наступление на малый бизнес — Доротич
© sfs.gov.ua
Снять мораторий на проверки бизнеса можно после реформы СБУ и ГФС — эксперт