В понедельник, 24 июля, около восьми вечера практически в центре Днепра произошла перестрелка между двумя группами мужчин. Погибли два ветерана АТО: добровольцы Алексей Вагнер и Максим Иващук.

 

Ранения получили пять человек, среди них — бывший доброволец, а ныне адвокат Эдмонд Саакян. Он рассказал, что причиной конфликта было вымогательство денег у его брата, которые тот якобы задолжал. Эдмонд Саакян также утверждает, что его брату длительное время угрожали.

 

На встречу незнакомцы приехали с оружием. И после словесной перепалки нападавшие из автомата начали расстреливать бывших бойцов АТО. Те в ответ тоже применили оружие. Об этом сообщили в Нацполиции Днепропетровской области.

 

Там отметили, что трагическую схватку вызвали именно экономические вопросы, а не политические или криминальные. Правоохранители изъяли у участников конфликта автомат Калашникова, пистолеты и другое оружие.

 

Это резонансное происшествие в эфире радиостанции Голос Столицы прокомментировал юрист, адвокат Евгений Лосовский.

 

Подобные случаи применения оружия на улице в последнее время участились в разных городах Украины. Не напоминает ли вам это девяностые годы?

 

— На самом деле, могу говорить не голословно, потому что сам уже в данные годы был достаточно взрослым человеком. А если по сути, то динамика намного хуже. На самом деле, такое количество использования автоматического оружия даже в девяностые годы за такой короткий период времени такой рост… даже нельзя сравнивать с девяностыми годами. В данном случае, в девяностых годах существовали ОПГ, но тем не менее они были контролируемые с точки зрения понимания следующих действий правоохранительными органами, и как мы тогда с вами помним, ситуация шла к разрешению, то есть к уменьшению в данном случае тяжелых преступлений. На сегодняшний момент динамика и статистика гораздо хуже, чем была в девяностых годах.

 

Что является первопричиной этих трагических случаев?

 

— Прежде всего, оборот оружия никогда не был меньше. Он всегда достаточно весом для приобретения гражданами с криминальным прошлым, поэтому проблем приобретения, что в девяностых, что в восьмидесятых, что в 2017 году, абсолютно проблем более не стало. Поэтому рассматривать версии правоохранителей, что стало больше оружия, на самом деле — несерьезно. Те, кто много работал, и оперативники ходили по земле, и соответственно занимались борьбой с серьезной организованной преступностью, даже улыбаться могут. Поэтому даже обсуждать нечего. Оружие было и тогда, и сейчас.

 

Теперь второй момент. На самом деле, когда уже есть такая статистика, есть одинокие случаи применения, соответственно в связи с разными вопросами… там, непредумышленное применение, например, зарегистрированного охотничьего оружия, непредумышленное применение служебного оружия, например, в состоянии каком-либо аффектном. А здесь мы говорим о тотальном применении автоматического оружия. Все прекрасно понимают, кто был связан с борьбой с организованной преступностью, при такой статистике и при спокойном применении — прошу заметить — нарезного автоматического оружия, то есть, оно приехало с ними в автомобилях, более того, граждане применяли его посреди города, абсолютно не применяя меры какой-либо маскировки или, например, применение в ночное время суток. Это о чем говорит? Если попросту, уйти от высокой юриспруденции, это говорит о том, что плевать они хотели на правоохранительные органы, оружие ездит с ними, второе — они даже не предполагали, что операция будет проведена, то есть они не предполагали, что будут ранения с их стороны. Поэтому в принципе спокойно его применяли. Таким образом, даже встреча была назначена в центре города.

 

Если мы с вами проведем аналогию девяностых, то даже те, кто отбыл наказание за совершение особо тяжких преступлений с применением нарезного огнестрельного оружия, скажет четко, что тогда такой «офигевшести» не было. То есть это были встречи за чертой города, в промышленных районах, с целью минимизировать раскрытие личностей исполнителей заказных, или применения с целью совершить тяжкие преступления. Поэтому, если мы разложим с вами все факты, это говорит не просто о страшной, об ужасающей статистике, то есть граждане позволяют себе лупить из автоматического оружия в центре города, абсолютно не беспокоясь об идентификации.

© Фото: facebook.com/poezdnik
Убийство бойцов АТО в Днепре: подробности о погибших и версии о мотивах

Почему ситуация так ухудшилась?

 

— На самом деле, причина только в одном: сотрудников Нацполиции, спецподразделений, которые могут бороться с серьезным противовесным противником, то есть с применением нарезного автоматического оружия и с серьезными ОПГ, практически не существует. Далее, реформы как таковой, мы увидели только патрульную полицию. Таким образом, контроль, профилактика за лицами, которые отбыли заключение на месте, которые должны отвечать соответственно за ситуацию у себя в районе, отсутствует. Далее, не будем забывать, для того чтобы бороться с серьезными гражданами, которые способны применить автомат, для этого психологически гражданин, который работает в полиции, должен соответственно быть к этому готов, как и к применению оружия. Для этого необходима школа, работа со старыми операми и сотрудниками спецподразделений.

 

Теперь, третье: абсолютно отсутствует жесткое пресечение использования оружия. Например, в Киевской области законный хозяин заходит к себе в дом, его встречает человек с автоматом. Приезжает полиция, вот буквально, вчера-позавчера. Приезжает полиция, абсолютно спокойно реагирует, не задерживает. Поэтому вопрос, конечно, только в одном: это жесткое пресечение, с применением, соответственно, ответного огня.

 

Легализация оружия, если мы посмотрим на ситуацию в Днепре, могла бы она исключить такие случаи?

 

— На самом деле, я как всегда сторонник легализации нарезного короткоствольного оружия, скажу вам точно, что если в отношении кого-либо будет применяться профессионалом, не поможет, соответственно, обладание кем-либо из граждан нарезным оружием. Поэтому в данном случае мы говорим, до момента, пока следствие даст свои версии, о применении обеими сторонами, как из открытых источников, нарезного оружия.

 

Днепр не является в данном случае примером. Он является примером тому, что в центре города не была пресечена попытка завоза оружия, то есть оно спокойно проехало. Таким образом, тут как профилактическая, так и оперативная работа по гражданам, которые могут владеть и могут его применить. Поэтому здесь немного другой контекст повернем наш разговор. Вопрос только в том, что на сегодняшний момент предполагает оперативная работа сотрудников Нацполиции, кроме как граждане видят патрульной полиции. Это мы опять возвращаемся к вопросу о формировании штата сотрудников. Но мы еще не будем забывать, сегодня это резонанснейшее преступление, но посмотрим о реализации в рамках уголовного дела — кто будет задержан, и какие будут реализации в данном случае уголовного дела, то есть передача в суд. Если мы с вами не увидим реальных приговоров, мне кажется, что Днепр станет отправной точкой в сознании граждан, что защититься невозможно.

 

Ранее эксперт по оружию Юрий Минкин в эфире «ГС» отметил, что Украина 25 лет живет без закона об оружии, все регулируется ведомственными инструкциями.

Перестрелка в Днепре: нападашие и жертвы договорились о встрече — спецкор