Национальный цирк Украины и еще шесть отечественных цирков, а также три киностудии, включая «Киностудию художественных фильмов имени Довженко», будут приватизированы.

 

Всего же за 2017-2020 годы хотят приватизировать 893 предприятия. В списке, обнародованном Министерством экономического развития и торговли, указано почти 3,5 тысячи госпредприятий. Они распределены по следующим группам: те, которые рекомендуется оставить в собственности государства, ликвидировать, передать в концессию и те, которые подлежат приватизации в 2017-2020-ых годах.

 

Идею приватизации цирков прокомментировал в эфире радиостанции Голос Столицы цирковой деятель, президент Всеукраинской общественной организации «Цирковой союз Кобзова» Николай Кобзов.

 

Как вы считаете, цирки надо передавать из государственной собственности в частную?

 

— Вы понимаете, какая штука. Дело в том, что сейчас речь идет не о приватизации цирков, а об уничтожении искусства самого по себе. Сначала убрали стаж акробатам, потом запретили животных в цирке, теперь приватизируют цирки в целом, то есть идет просто уничтожение самой отрасли, причем такое, знаете, мощное. Если взять сами цирки, то их, конечно, не надо передавать в частную собственность, потому что частник не будет заниматься самим цирком, они переделывают их в автосалоны, в какие-то клубы, либо еще что-то будет там, но самих по себе цирков не будет. И в принципе цирк, как вид деятельности, вид искусства постепенно исчезнет с Украины. Придется возить детей в Европу, чтобы увидеть классический цирк, цирк с животными. У нас, к сожалению, сейчас все в области циркового искусства очень плохо. Нет не то, что поддержки нет, а просто, как раньше говорили: самая лучшая помощь государства — это не мешать. Вот государство влезло, и все.

«Укрзализныця»: на кону не кресло Балчуна, а приватизация железной дороги — Бортник
«Укрзализныця»: на кону не кресло Балчуна, а приватизация железной дороги — Бортник

В каком состоянии сегодня находится цирковая отрасль?

 

— Цирк в Украине очень сильный, как вид искусства, я имею в виду — артисты. Наши артисты занимают первые места на всех международных фестивалях, то есть Монте-Карло, Париж, Китай — мы берем золото, серебро, бронзу, потому само искусство — сильное. Но сейчас постепенно его вытесняют, и наши артисты скоро будут представлять другие страны: Белоруссию, Молдавию и прочее.

 

Это связано исключительно с регулированием со стороны государства или просто с финансовым вопросом?

 

— Вы понимаете, когда государство не поддерживает само по себе искусство, то получается, артисту хочется работать там, где его будут поддерживать. Артисту хочется представлять ту организацию, которая будет его поддерживать, и он будет чувствовать, что когда он постареет, о нем будут заботиться, понимаете? Поэтому как бы понятное дело, что если в нашей стране уже цирк становится таким, знаете, видом искусства разменным, то есть его меняют как какую-то монету, то артист начинает искать там, где все-таки это уважают, любят, понимают. Вообще население Украины, зрители сами ходят в цирки в маленьких городах, в больших городах, у нас полные залы и так далее.

 

Ведь почему так стало? Начали очень сильно прессовать по животным в цирке, запретить животных в цирках. Совпало это с теми, чтобы взять и приватизировать государственные цирки. Цель какая? Нужно запретить животных, чтобы цирки сами закрылись, обанкротились, чтобы подешевле их выкупить, вот и все. То есть и это сейчас делают, активно делают, ведь никому сами животные не нужны, то есть это не делается ради животных, потому что если копнуть глубже, никто ж в цирках животных не мучает, не издевается, во всем мире эти животные в цирках выступают, все очень хорошо. А у нас вдруг все стало плохо, и это все, причем резко.

 

Как в мире цирки работают?

 

— На самом деле там все просто. Есть цирк — это бизнес, который приносит определенный доход собственнику, и он платит с него налог. Есть в некоторых странах Европы государственные цирки, это, например, Венгрия, у них есть стационарный цирк государственный, он на дотации государства. А, например, Франция — там нет государственных цирков, в Германии нет государственных цирков, там все цирки частные. В Германии 400 цирков шапито, во Франции 300 цирков шапито, там очень такая мощная культура цирковая. Цирк считается один из самых великих деятельностей, потому что большая масса зрителей ходит на цирковые представления, то есть если взять театр, то это примерно от цирка всего 5% посещаемости, а все остальное — это цирки. Вообще вы знаете, что в Европе очень большой доход именно идет от культуры, театры, цирки, шоу-программы и так далее дают очень большую прибыль государству.

 

Сколько финансовых затрат надо на один сезон выступлений цирка? И сколько цирк зарабатывает за год?

 

— Дело в том, что государственный на дотации находится, поэтому они платят определенный налог, и им дают деньги на содержание здания, на содержание коллектива, то есть у них система такая дотационная. Частникам приходится зарабатывать деньги самостоятельно, то есть мы едем на гастроли, зарабатываем деньги, этими деньгами гасим все зарплаты, все свои расходы и так далее. Если взять цирк шапито, то нужно где-то примерно около три миллиона гривен в месяц зарабатывать, чтобы примерно быть в нулевой позиции. Не зарабатывать и не быть в минусах. Если взять государственный цирк, то там абсолютно по-разному — 1,5 —2 миллиона гривен в месяц.

 

Вы поддерживаете инициативу Минэкономразвития по приватизации, потому что речь идет не только о цирках, но и о киностудиях?

 

— Нет, вы же поймите правильно, что это все зависит от того, каким образом это делать. Если они будут приватизировать и заставлять частных инвесторов заниматься этим видом деятельности дальше, чтобы цирки не стали торгово-развлекательными центрами какими-то там и так далее, то есть это может быть и правильно. Если же они просто отдают здания — и делайте в них, что хотите, — то никто не будет заниматься. Там, где киностудия, скорее всего, все снесут и построят жилой комплекс и так далее, то есть все больше будет на грани уничтожения, чем на развитие этого вида деятельности.

 

Напомним, экс-глава Фонда госимущества Украины Александр Рябченко в эфире радиостанции Голос Столицы заявил, что в рамках приватизации не стоит выставлять на первую продажу объекты, которые, по мнению правительства, являются наиболее инвестиционно привлекательными.

Николай Спиридонов
Приватизация в Украине сравнима с продажей сарая во время пожара — Спиридонов