Долгосрочный план поддержки Украины будет представлен на саммите Восточного партнерства в ноябре. Об этом сообщают СМИ со ссылкой на одного из депутатов литовского Сейма.

 

Якобы на саммите хотят добиться не только деклараций, но и реального выделения денег по Европейскому внешнему инвестиционному плану. Согласно этому плану Еврокомиссия до 2020 года выделит 88 миллиардов евро.

 

Эти деньги направлены в основном на Африку. Но достаточно большая часть может пойти и на другие страны. Еще 31 марта Европейская народная партия одобрила резолюцию о разработке «Плана Маршалла» для Украины.

 

Могут ли быть выделены средства Украине в рамках «Плана Маршалла», проанализировал в эфире радиостанции Голос Столицы экс-заместитель министра финансов Украины Игорь Уманский.

 

Есть ли перспектива принятия «Плана Маршалла» для Украины?

 

— Я бы точно не назвал это «Планом Маршалла». После войны экономика Европы была разрушена, а экономика США была на грандиозном подъеме. Они достаточно прилично заработали на Второй мировой войне. Поэтому для себя они приняли решение простое и прозаичное — вложить деньги в Европу, с одной стороны, получив серьезного партнера в лице Европы, с другой стороны, им нужен был и экономический рынок Европы. При этом это осуществлялось под жесточайшим контролем. В том числе запретом определенных политических движений, с полной люстрацией. Нужно ли это Украине? И по сути говоря, США правили Европой достаточно долго. Относительно сегодняшней ситуации, безусловно, мы очень рассчитываем на то, что отношение к Украине поменяется, и мы получим реальную поддержку, финансовую поддержку, без которой развитие экономики невозможно. Не просто кредитные ресурсы на три-четыре года, поскольку они не спасают ситуацию в целом, они позволяют лишь в краткосрочной перспективе найти ликвидность для погашения текущих обязательств. Нужен длинный инвестиционный ресурс. И, безусловно, без захода системных инвесторов в виде международных финансовых организаций на первом этапе, этого не произойдет. Мы находимся на втором только этапе промышленной революции, в то время, как весь мир уже перешагнул за четвертый. И, безусловно, без инноваций, инвестиций в инновации, Украина останется страной, в лучшем случае, третьего мира. Поэтому в первую очередь, повторюсь, нам нужен инвестиционный ресурс. Но тут основная проблема на самом деле даже не столько в европейцах, сколько в нас самих. Слишком много недоверия к тому, что мы делаем и к тому, что мы говорим. 

Владимир Воля
«План Маршалла». Конфликт на Донбассе не даст Украине получить помощь — Воля

 

Какие отрасли в Украине могли бы быть инвестиционно-привлекательными?

 

— Это сельское хозяйство, однозначно. По одной простой причине. Того потенциала черноземов и свободной земли, который есть в Украине, на европейском континенте, в принципе, не существует. Но быть исключительно аграрным государством — это, опять же, путь в никуда. Мы никогда не станем тогда действительно реальной европейской страной во всех смыслах этого слова. И это должно быть второе основное направление. Где именно будут применяться и в каких отраслях, как по мне, это уже не имеет значения. Тут уже должен бизнес для себя смотреть, какие производства в Украине могут быть размещены. Это инновации, это в первую очередь робототехника. Это робототехника, которая будет производить в том числе средства производства, которые все остальные должны покупать. Это они оставляют у себя. Под это будут создавать свои рабочие места и продавать дальше этот уже инновационный продукт другим странам. Я считаю, что нам сразу нужно ориентироваться на этот сегмент.

 

В 2018 году заканчивается строк реструктуризации кредитов, которую когда-то проводила Наталья Яресько, и Украине придется выплачивать огромные суммы денег. Как это может отобразиться на состоянии украинской экономики?

 

— 2018 год — один из пиковых на сегодняшний день по выплатам. Но выплаты по реструктуризованной части начинаются после 2020 года. Безусловно, и 2018 год, и ситуация после 2020 года, они будут достаточно критичны для Украины. Но опять же, для того, чтобы иметь ресурс, чтобы его отдавать, нужна печка, которая будет генерировать добавленную стоимость. То есть нужна экономика, чтобы она работала. Новые рабочие места. Без этого ничего не будет, чтобы отдавать старые кредиты. Кроме как брать новые. Но брать новые для того, чтобы отдавать старые, плюс еще проценты, это долговая спираль, в которой мы находимся достаточно долго. Мы пока не задаемся другим вопросом — создавать предпосылки для того, чтобы был внутренний ресурс для возврата тех же кредитов, для развития. Мое убеждение, что сейчас необходимо акцентировать внимание именно на этом. Относительно реформ. Ни одна реформа в Украине, мое глубочайшее убеждение, не даст результата, если не будет проведена судебная реформа. Мы увлеклись антикоррупционными органами, судами, НАЗК, НАБУ и так далее. Это все имитация, это профанация, как по мне. Нормальная работающая судебная система, при которой буква и дух закона должны выполняться абсолютно всеми — это гарантия того, что те законы, те реформы, которые будут в Украине, и которые уже сделаны на самом деле в Украине, что они будут работать. У нас основная проблема, что законы в Украине не работают. Они не выполняются. И если мы не победим это, никакие остальные законы, изменения, реформы не дадут свой результат, потому что они будут выполняться и они применимы только в тех случаях, когда это будет кому-то выгодно. Кому не выгодно, тот не будет выполнять. Не обязательность закона влечет к его, по сути, нивелированию.

 

То есть по факту это именно тот ключевой момент, который на сегодняшний день останавливает инвесторов от массового вложения денег в украинскую экономику?

 

— Безусловно, это незащищенность, это отсутствие единых законов для всех. Это может дать и обеспечить только судебная реформа, когда закон будет един для всех, и он будет выполняться. Простое правило — дорожное движение. Мы в Украине все ездим 120-170, если позволяет трасса и машина, но только мы пересекаем границу Европы, мы тут же законопослушный гражданин. Немец, приезжая в Украину, будучи законопослушным, на третий день ведет себя точно так же, как и рядовой украинец. По одной простой причине — нет обязательного наказания. Преступление — наказание. Это у нас автоматически не срабатывает. Нарушил закон — отвечай.

 

Способна ли сфера сельского хозяйства стать двигателем украинской экономики?

 

— Нужно не забывать, что сельское хозяйство, оно достаточно широкое, и в нем много отраслей. То, чем занимается Украина, она концентрируется на первичной переработке. У нас очень низкая добавленная стоимость. Мы выращиваем пшеницу и продаем пшеницу вместо того, чтобы продавать изделия из пшеницы. В том числе муку, в том числе, например, мясопродукты, на чем стала специализироваться Аргентина. Потому что произведенная пшеница и из нее выращенный уже в том числе продукт животноводства, они имеют совершенно другую добавленную стоимость и совершенно другое количество рабочих мест. Украина по производительности труда одна из самых худших в мире. Если мы будем применять хорошие передовые технологии, в том числе, в сельском хозяйстве, это приведет в первую очередь к безработице в сельской местности. Потому что по новым технологиям та производительность, которая, например, есть в Европе, она говорит, что нам раз в десять нужно меньше рабочих рук, чем есть у нас сегодня. И это проблема колоссальная, ее нужно решать. Решить ее можно только более глубокой переработкой и, создавая рабочие места в пищевой промышленности, в животноводстве. Мы можем иметь этот козырь, но это должен быть дополнительный козырь.

 

Ранее исполнительный директор ОО «Европа без барьеров» Ирина Сушко прокомментировала в эфире «ГС», что после одобрения безвиза Украину ждет жесткий мониторинг ЕС.

 

Эксперт Совета внешней политики «Украинская призма» Марьяна Кузьо в эфире «ГС» заявила, что гражданскому обществу необходимо удержать давление и темп тех реформ, которые начались в стране в рамках визовой либерализации

Рыбачук
© Фото: polittech.org
«План Маршала» для Украины: коррумпированной власти денег не дадут — Рыбачук