В Украине восстановят неприкосновенные военные запасы. Об этом заявил президент Петр Порошенко. Кроме этого, как отметил Петр Алексеевич, также запланировано оснащение современными системами военной радиосвязи, средствами военной разведки тактического уровня, в том числе, беспилотными авиационными комплексами.

 

О формировании военного запаса и о том, что в него входит, в эфире радиостанции Голос Столицы рассказала советник замминистра обороны Наталья Воронкова.

 

Что входит в этот неприкосновенный военный запас, о котором говорил президент?

 

— То, что он в первую очередь сказал, это в том числе системы радиосвязи и все, что касается военной разведки, но к сожалению, очень много того, что туда входит, это подлежит секретности, нельзя озвучить весь список. Вы сами понимаете, что по логике это просто то вооружение, которое необходимо на данный момент на войне, которое должно оставаться. То есть это все комплексы и ПВО, и другие артиллерийские, и так далее.

 

К сожалению, пресс-служба президента не дала расшифровки, что имелось в виду, и пока не доведено, что именно будет восстанавливаться. Но мне показалось, что сделан акцент больше на НГУ, потому что шла речь о развитии НГУ. Но хочется отметить, что, к сожалению, в данном случае наши ВСУ как бы немножко обижены. Потому что я много разговаривала с ребятами на фронте, и они говорят: почему ребята из НГУ, которые стоят на второй линии где-то, сзади ВСУ, они обеспечены немного лучше, и в первую очередь обеспечены транспортом, и вы знаете о том, что они обеспечены техникой лучше. Вот тут возникает вопрос, почему делается такой акцент на людей, которые не выполняют на данный момент боевые задачи. В свое время, 2014 год, НГУ была на передовой, и, безусловно, 2014-2015, они воевали, выполняли, и некоторые подразделения до сих пор еще выполняют, но на данный момент обеспечение армии проигрывает немного НГУ, хотя бы только в техническом плане.

 

Для чего обычно формируется такой неприкосновенный военный запас?

 

— На случай войны. На случай полномасштабных действий. Вы знаете, что у нас едва ли не каждый месяц идет обострение на фронте. И мне очень жаль, что это превратилось для людей в большинстве, как бы, в сухую статистику. Вот у нас сегодня на утро трое раненных, двое погибших, и для большинства в стране — это просто определенные цифры. Не называются ни город, хотя бы, ни район, область, откуда эти погибшие. Хотя бы имя, если невозможно назвать фамилию. Мне кажется, уместно было бы объявить хотя бы минуту молчания, потому что на данный момент те, кто занимается войной, и те, кто живет, такое впечатление, что мы живем в разных мирах немножко.

ВСУ до сих пор воюют по боевому уставу времен Советского Союза — Жданов ВИДЕО
ВСУ до сих пор воюют по боевому уставу времен Советского Союза — Жданов

Вы говорите, неприкосновенный военный запас формируется на случай войны. А почему именно сейчас? Сейчас все предпосылки сложились?

 

— Нет, я думаю, это связано, скорее, с тем, что началось очень много разговоров, что на складах в Балаклее был очень большой запас, который теперь утрачен, такие панические настроения начались, понятное дело, что у нас не один склад, и не является критической массой то, что было уничтожено вследствие диверсии… насколько пока об этом говорит следствие, что это диверсия.

 

Как вообще формируется этот неприкосновенный военный запас? Распоряжение министра, перечень того, что сюда входит, по списку проходит госзакупку, тендеры.

 

— Сначала идет распоряжение президента, потом распоряжение министра, и вся та же процедура, которую вы перечислили. Существует определенный перечень, который имеет определенный гриф «ТСК», и согласно этого перечня, причем это засекреченная информация Кабмином.

 

Как часто обновляют подобные резервы?

 

— Нечасто. Очень много того, что есть у нас сейчас в армии, что сейчас используется, даже на примере, аптечек, которые формировались, у нас ИПП, который используется, он был датирован еще годами прошлого столетия. Но тем не менее, качество его… не всегда старое — плохо. Качество бинтов в ИПП намного выше, чем современных бинтов, которые производятся.

 

Что касается комплектации военнослужащих и военных частей, как сейчас обстоят дела на местах?

 

—  На данный момент, как я знаю, проблем нет. Исходя из моих инспекций на линии фронта, я могу сказать, потому что я больше сейчас — за линией фронта, для меня остается проблема, это ремонт военной техники и эвакуационной техники. Это проблема №1 остается, потому что у нас много транспорта, который волонтеры подарили военным, соответственно он стоит на временном учете, и его тяжело ремонтировать за счет Минобороны, потому что это достаточно дорогостоящие ремонты. Плюс — основная техника, вследствие того что техника много была использована еще при СССР, соответственно есть проблемы по закупке некоторых запчастей. Или даже мы возьмем те же машины, которые нам дарят как гуманитарный груз, те же «Хаммеры», которые были подарены, тоже является определенной проблемой их отремонтировать. По питанию, по снабжению — да, были зимой проблемы, действительно, и это мое субъективное мнение абсолютно, о том что абсолютно напрасно были убраны валенки, как именно часть одежды, часть обмундирования, убраны из перечня, потому что для наших широт валенки — это самая надежное от обморожения. Я, к сожалению, видела ребят с обморожениями после наших берц, и это не спасало, поэтому были приняты экстренные меры волонтерами по закупке химических грелок, которые были отправлены на фронт.

 

Ранее военный эксперт Олег Жданов в эфире «ГС» заявил, что добровольческое движение свидетельствует о готовности общества быть самостоятельным и независимым.

 

Напомним, военный эксперт Олег Стариков в эфире Голоса Столицы отметил, что в Украине по контракту набирают 50-60 тысяч военнослужащих ежегодно, а всего в армии — 250 тысяч личного состава.