Европейский банк реконструкции и развития уже в 2017 году готов выделить миллиард евро Украине. Как сообщается, инвестиции в размере одного миллиарда евро планируют направить на финансирование строительства метро в Харькове, развитие украинских электросетей, а также портов.

 

Подробнее о том, какие еще украинские проекты интересны Европейскому банку реконструкции и развития, и на каких условиях он готов вкладывать деньги, в эфире радиостанции Голос Столицы проанализировал директор инвестиционной компании «Озон Капитал» Андрей Золотухин.

 

Можете объяснить, на каких условиях Европейский банк реконструкции и развития готов вкладывать деньги в украинские проекты? Это будет программа кредитования?

 

— Этот банк наряду с другими международными организациями, такими как Мировой банк, был создан для поддержки и помощи, в первую очередь, развивающимся странам, и его специализация — развивающиеся страны, и фактически он смотрит на весь спектр экономики, вот если мы говорим об Украине, то на весь спектр украинской экономики. Если посмотреть исторически, то ЕБРР уже успел проинвестировать почти 400 проектов в Украине, вложив порядка 12 миллиардов долларов. На сегодня у него активных порядка 180 проектов в размере 4,5 миллиардов долларов, то есть это банк, который вкладывает в разные направления в Украине. Вот в прошлом году, например, он дал кредит «Нафтогазу» на закупку газа на зимний период, и он в то же время финансирует агрокомпании, финансирует транспортные проекты, финансирует, в том числе, морские порты, метро. Это очень много таких больших кредитов. В то же время он дает очень много мелких кредитов на развитие малого и среднего бизнеса. Для этого он сотрудничает с местными банками, с такими, как «ОТР», например, или «Аваль», и он дает им кредитные линии, в рамках которых эти банки уже по установленным ЕБРР правилам раздают очень маленькие, мелкие кредиты, которые просто получить, там маленькие процентные ставки, и это тоже у нас работает.

 

Вообще, Европейский банк реконструкции и развития в течение последних двух лет вложил в украинские проекты более двух миллиардов евро инвестиций. На что конкретно пошли эти деньги?

 

— Да. Если посмотреть динамику, то за последние три года объемы инвестиций падали. В 2014 году это было миллиард 200 миллионов, в 2015 — миллиард, в 2016 — это всего 800 миллионов, а в этом году они решили преломить этот нисходящий тренд: собираются вложить порядка миллиарда, и они заявили про большие проекты. Вот те, которые вы назвали — это большие проекты, но они очень активно сотрудничают с малым и средним бизнесом. Если посмотреть, что там было в прошлом году, то они со старта подписали кредитный договор, с индустриальной молочной группой подписали договор, они разговаривают с нашими крупными банками — с Укрсиббанком и с Райффайзенбанком на вхождение в капитал, то есть у них очень широкий спектр интересов, но все это направлено на поддержание, развитие конкуренции и экономики страны.

 

Один миллиард — это программа кредитования?

 

— Да. Как правило, это все кредитование. Просто кредитование, оно достаточно дешевое от них поступает, поэтому оно интересно, и за него большая конкуренция. Люди заинтересованы в том, чтобы сотрудничать с ЕБРР.

 

Сейчас речь идет о финансировании строительства метро в Харькове, развитии украинских электросетей, а также портов Украины для ЕБРР. Какие еще проекты интересуют ЕБРР?

 

— Пока что из планов на этот год — это все, что они озвучили. Но, исходя из того, чем они занимались раньше, наверняка, будет продолжено кредитование малого и среднего бизнеса. Это у них один из приоритетов, которым они занимаются в Украине чуть ли не с самого начала, поэтому, наверняка, будет эта программа продолжена, и у них активно сейчас развивается аграрный сектор, поэтому я думаю, они будут активно с ними общаться, причем как с производителями, так и с трейдерами, потому что даже Луи Дрейфусу давали какой-то оборотный капитал.

Сергей Фурса
Меморандум с МВФ: в капитал госбанков будет постепенно входить ЕБРР — Фурса

Когда же ждать реальных действий от ЕБРР?

 

— Я думаю, что, поскольку заявлена эта цифра и эти три проекта заявлены, то это говорит о том, что эти проекты находятся в активной фазе обсуждения и, скорее всего, они будут в этом году подписаны, может быть, даже в ближайшие полгода. Просто у ЕБРР есть политика конфиденциальности, и пока они не выходят на какой-то уровень договоренности, они просто не сообщают о том, что они с кем-то ведут переговоры, поэтому тяжело гадать. Но сферы и индустрии понятны: это агро, это промышленность, торговля, инфраструктура и энергетика.

 

МВФ приостановило выделение транша Украине. Это может как-то повлиять на выделение одного миллиарда евро от ЕБРР? Могут уменьшить объемы финансирования, например?

 

— Это абсолютно разные уровни. Почему МВФ не отменил, а отложил рассмотрение этого вопроса, потому что в том меморандуме, который подписывается и который надо будет выполнять, там заложены ключевые показатели, которые должны соблюдаться. А эта блокада существенным образом может повлиять и, скорее всего, повлияет на всю макроэкономику Украины и на ее показатели, поэтому для того, чтобы правильно следить за выполнением заложенных показателей, нужно учесть эффект блокады в расчете этих показателей, вот то, о чем сказал МВФ. ЕБРР разговаривает с отдельными компаниями, с юрлицами, и почти все эти компании не имеют никаких активов, ни операций, ни чего-то еще с востоком Украины, поэтому эта блокада на них не скажется и, я думаю, что переговоры у ЕБРР с конкретными юридическими лицами совсем никак не приостановятся. Да, и с МВФ, я думаю, у нас будет достаточно позитивное решение, просто оно будет на месяц позже.

 

Как вложение инвестиций ЕБРР может повлиять на бизнес-климат в Украине? Даст ли это толчок другим инвесторам вкладывать деньги в украинские проекты?

 

— Конечно, даст, потому что на сегодня, если посмотреть, что происходит с украинской банковской системой, то она только оправилась от кризиса последнего 2014 года, от очищения. Если посмотреть на средний уровень резервов, если посмотреть по активам банковских выданных кредитов, то это средний по системе порядка 40%, это просто огромные цифры как для развитых рынков. В развитых рынках этот процент порядка двух-трех, в развивающихся рынках — это 10 максимум. У нас — это 40, это огромная цифра, и поэтому банки на сегодня только-только точечно начинают потихонечку возобновлять кредитование. И на этом фоне, на фоне того, что компаниям нужны оборотные средства, нужны средства для развития, а в кредит взять фактически невозможно, а ЕБРР остается одним из немногих, к кому можно прийти и взять денег в долг, деньги для развития. Поэтому да, это важный функционал, и хорошо, что у нас это есть.

 

Ранее политолог Александр Палий в эфире «ГС» заявил, что нынешний парламент не двигает страну вперед, проводя реформы, а погряз в политических дрязгах.

 

Напомним, эксперт по вопросам экономики Евгений Невмержицкий в эфире «ГС» подчеркнул, что зона свободной торговли с Канадой не улучшит инвестиционный климат Украины, для этого нужно искоренять коррупцию на всех уровнях.