НБУ опубликовал сравнительную статистику, согласно которой платежеспособные банки в январе 2017 года получили 338 миллионов гривен чистой прибыли против 890 миллионов потерь в январе 2016 года.

 

Уменьшилось и количество убыточных банков. Из 93 банков, которые были платежеспособными по состоянию на первое февраля 2017 года, 76 сработали с прибылью. И только 17 — ушли «в минус». За этот же период в 2016 году было 26 убыточных финучреждений. Правда, прибыль НБУ констатирует у группы иностранных и частных банков, в то время как в управляемых государством — зафиксировали убытки.

 

Подробнее такие тенденции в банковском секторе в эфире радиостанции Голос Столицы пояснил эксперт в банковской отрасли Игорь Шевченко.

 

С чем вы связываете появление чистой прибыли? Сохранится ли такая тенденция?

 

—  Во-первых, давайте скажем более точно, о каких прибылях и каких банках мы говорим. На сегодняшний момент, действительно, десятка наиболее доходных банков выглядит таким образом, первые девять позиций занимают исключительно банки иностранные. Наибольшую прибыль зафиксировал Райфайзен Банк Аваль, это 4,2 млрд грн. И все остальные банки, которые здесь представлены, вплоть до десятого места, это, действительно, банки-нерезиденты. Здесь есть, скажем Ощадбанк, с 468 млн грн, это отдельная история. Но также необходимо сказать, что 10 место — «Укргаз», имеет более 300 млн прибыли. И, в принципе, если говорить о причинах, почему так приятно, скажем, изменилась тенденция, изменилась ситуация с тем, что количество убыточных банков существенно снизилось, и мы имеем достаточно хорошую динамику в плане увеличения доходов большинства банков, они в первую очередь связаны с изменением процентной политики. Потому что крайне серьезно изменились процентные ставки, то есть расходная часть банков по обслуживанию привлеченных средств, депозитов в первую очередь. Потому что за истекший год, в первую очередь, по банкам-нерезидентам более, чем в два раза в среднем, если брать по системе, уменьшились расходы на обслуживание по процентам. То есть просто банально снизились процентные ставки. Вот это в первую очередь повлияло на то, что изменилась ситуация с доходностью.

 

Почему снизились ставки?

 

— Банковская политика начинает все больше разворачиваться в сторону примеров западного банковского сектора, когда, скажем, процентная ставка по срочному депозиту для юридических лиц уже оценивается не в целых, а уже в меньших значениях. То есть на сегодняшний момент у банков-нерезидентов можно массово увидеть ситуацию, когда годовая процентная ставка по депозиту валютному, например, в евро, находится на значении менее 1%. То есть 0,5% годовых просто мы сейчас имеем по ряду иностранных банков, это процент по годовому вкладу. Такого у нас никогда не было. И это существенно уменьшило расходную часть банков на обслуживание, что, соответственно, и повлияло на показатели прибыли.

При инфляции в 45% рано говорить о перевыполнении дохода госбюджета — экономист
Украинские банки сменили убытки на прибыль — НБУ

Если снижаются депозитные ставки, кредитные ставки будут снижаться?

 

— Кредитные ставки будут снижаться, и они снижаются. Хотя не настолько это динамика очевидна. Но здесь на рынок кредитования ведь, помимо стоимости ресурса, влияет еще достаточно много факторов. Сейчас, на сегодняшний момент самый важный фактор, который не дает по-настоящему говорить о возобновлении кредитования, это достаточно сильная зарегулированность рынка со стороны регулятора, то есть НБУ. Тот объем резервов и те ограничения, которые НБУ применяет в последние два года на рынке кредитования, с одной стороны, в принципе, не дают возможности говорить о том, что кредитование возобновится массово. Плюс, ко всему есть гораздо больше инструментов для банков, менее рисковых, на которых они могут зарабатывать. В первую очередь это, естественно, торговля ценными бумагами, когда привлекаются банком средства, на которые покупаются, скажем, ОВГЗ с доходностью 17-18 % годовых, и в этой ситуации, это, по сути, безрисковая совершенно операция, которой заниматься банку гораздо выгоднее, чем пытаться на таких же процентах — 17-18% годовых, найти заемщика, который будет качественно, своевременно в полном объеме выполнять все обязательства по кредиту.

 

То есть соотношение рисков не соизмеримо, а доход, как минимум, не ниже. При этом не имеешь совершенно никаких проблем с тем, что нужно где-то искать клиента, нужно его оценивать, нужно кредитовать, нужно сопровождать, нужно заниматься возвратом. То есть вот эти вещи, к сожалению, просто даже не стимулируют банки к тому, чтобы действительно говорить о том, что мы возобновили кредитование. Ко всему прочему, по сегодняшним расчетам стоимость кредита для, скажем, частного клиента, то, что он действительно в состоянии потянуть и качественно обслуживать, находится в значении 10-12% годовых. То есть та ставка кредитования в гривне, которая должна быть для того, чтобы мы действительно всерьез говорили о полноценном возобновлении кредитования. На сегодняшний момент, как мы понимаем, такую ставку по кредитам предложить мало кто готов.

 

То есть говорить о том, что объем кредитования увеличится в 2017 году не приходится?

 

— Вот в этой ситуации все-таки все зависит от регулятора. Если подходы к резервированию, подходы к другим факторам, которые регулируют этот рынок, то, что стимулирует коммерческие банки к кредитованию, не будут изменены со стороны регулятора, подчеркиваю, тогда, к сожалению, даже не будет особого смысла. То есть все, в принципе, в больше степени будет выглядеть как просто красивая, очень правильная, но не работающая декларация.

 

Прибыльность банковского сектора как-то влияет на стабильность гривны?

 

— Прибыльность банков и курсообразование никак не связано. А что касается курса, мы прекрасно понимаем, что в первую очередь на курс влияет то, насколько инвестиционно привлекателен климат в нашей стране. На сегодняшний момент он отрицательный, к сожалению. То есть желающих прийти сюда с деньгами, с той валютой, которая нам во многом для нас является индикатором стабильности в том числе нашей отечественной, ее не хватает. И вот пока этот климат не будет изменен в положительную сторону, и инвесторы опять не начнут возвращаться в страну, принося в том числе с собой не просто технологии и декларации, а принося вот ту самую живую валюту, которая вернется на рынок, в таком случае гривну будет продолжать колотить. И вопросы транша МВФ — это ведь на самом деле такие просто инъекции, не лечащие болезнь, в которой находится отечественная экономика, а просто как-то помогают ей дышать. В любом случае, это путь в никуда. Только изменение ситуации с инвестиционным климатом способно, в том числе, существенно улучшить стоимость национальной валюты, не давая ей продолжать постепенно скатываясь вниз.

 

Напомним, директор инвестиционной группы «УНИВЕР» Алексей Сухоруков в эфире «ГС» заявил, что экономика Украины — закрытая, и вариантов для инвестирования существует немного.