Нардеп Надежда Савченко опубликовала список пленных украинских военнослужащих. В частности, в нем указаны имена, фамилии и отчества, а также даты рождения 41 украинца, содержащихся в заложниках в так называемых ДНР и ЛНР. Этот список, как отмечается, подтвержден представителями самопровозглашенных республик.

 

В другой список входят 44 украинских политзаключенных, которые находятся в российских тюрьмах.

 

Стоит отметить, что Надежда Савченко опубликовала списки несмотря на просьбы Службы безопасности Украины не делать этого.  

 

Каковы могут быть последствия от публикации списка украинских пленных, в эфире радиостанции Голос Столицы пояснил координатор группы по освобождению военнопленных «Патриот» Олег Котенко.

 

По вашему мнению, почему Надежда Савченко опубликовала эти списки пленных, несмотря на просьбу СБУ не делать этого?

 

— Сразу скажу: эти списки некорректные, некорректные во многом. Во-первых, в списках, которые Надежда Савченко сейчас опубликовала, более десяти человек уже давным-давно похороненные. А теперь представьте: человек опять видит в списках фамилию своего сына или родственника. Это сразу ударит психологически по всем этим людям. Второе — много в этом списке людей неизвестных, мы не знаем, кто это, по крайней мере, нашей организации неизвестно. Мы имеем девять тысяч фамилий без вести пропавших и погибших людей, то есть у нас обширная база. Мы не знаем, что это за люди. Дальше. Это не все те люди, которые находятся даже в Макеевской колонии № 97. Сейчас у меня обрывается просто телефон: и матери, и родственники звонят тех людей, которые точно находятся в плену, они знают их точное местоположение. Почему эти люди не попали в список? Поэтому то, что делает сейчас Надежда Савченко, она сделала очень плохо, мягко говоря. Этого не нужно было делать. Поэтому СБУ и боялась, по крайней мере, некорректности этих списков.

 

Почему она это сделала и почему эти списки у Савченко?

 

— Исходя из того, что она выбросила списки, мы их отработали, мы видим, что эти списки она получила у Рубана. Рубан — это сейчас его фамилия, вообще его фамилия Гарбузюк — это тот, который занимается якобы военнопленными, это его списки и, по всей вероятности, 2014 года, потому что преобладание без вести пропавших в данном списке именно 2014 года, не 2015, не 2016 года. Зачем она это сделала? Она же объявила, что у нее политический проект. По всей вероятности, хочет набрать рейтинги. Это неправильно изначально и ничего хорошего ни для нее, ни для ее партии это не принесет.

 

А что можете сказать относительно списков от так называемых ДНР и ЛНР?

 

—  Они, на редкость корректны. Это списки, которые передаются в Минске. Такое впечатление складывается, что Надежда Савченко хочет действительно освободить больше сепаратистов, чем наших военных, потому что в списках наших военных многие отсутствуют, а в списках, которые передают ДНР, ЛНР — они очень корректны, это те списки, которые передают нам в Минске. То есть она общается со стороной боевиков больше, чем она общается с СБУ.

 

Почему такая большая разница? В списке, который запрашивает от так называемых ДНР и ЛНР украинская сторона — 121 человек. Как можете это прокомментировать?

 

— Из этого списка без вести пропавших 60%, это те люди, которые считаются без вести пропавшими. Потому что ДНР, ЛНР записывают даже тех, которые пропали без вести у них и, возможно, где-то захоронены у них же на территориях, они все равно вставляют в список. А наши списки — мы таких не подаем, мы подаем только списки тех, которые, как мы считаем, действительно находится в плену.

Итоги года
В СБУ рассказали о беседе с Савченко по спискам пленных

 

Имела ли право Савченко публиковать эти списки?

 

— Морального права она однозначно не имела публиковать эти списки. Проблема в чем? Ведь многие из наших волонтеров занимаются поиском без вести пропавших и освобождением военнопленных. Никто себе не позволил ни разу этого сделать. Единственный раз — это было в 2014 году тот же самый Рубан (Гарбузюк) опубликовал эти списки, и тогда была такая точно паника, как и сейчас, потому что люди очень растеряны: то ли государство потеряло людей, то ли не хочет заниматься освобождением. Они звонят нам, в СБУ. У нас уже буквально два часа горят телефоны после опубликования списков, потому что матери не видят в списках своих людей. Поэтому морального права, если ты точно не знаешь, кто находится там, по крайней мере, не имела.

 

Может ли это влиять на сам процесс обмена пленными?

 

— В лучшую сторону однозначно никак, потому что я вообще не понимаю, к чему это. Если вы знаете, кто находится в плену, берите освобождайте, никто вам не запрещает, наоборот, поддерживается любая ваша инициатива, если вы умеете делать. А просто играть на пиар-кампанию, опубликовать списки, потом рассказать, что кто-то кому-то передал, где-то встретится, поехать в Чехию — это еще говорю, это больше похоже на политический проект и пиар самой непосредственно Савченко. Я не понимаю, как она может отреагировать в лучшую сторону, в худшую — мы уже понимаем, исходя из того, что мы сейчас слышим.

 

У кого есть самые точные списки пленных и пропавших без вести украинцев?

 

— Я бы сказал, что самые точные, не самые большие, а самые точные есть в центре СБУ, потому что они имеют доступ ко всем ДНК, они точно знают, кто, когда пропал, и у них, я думаю, что наиболее точный список. Хотя с нашим списком он абсолютно не совпадает. Может, где-то у нас некорректные могут быть списки и ведение базы данных, но больше 100 человек считается официально, и по нашим спискам — до 300, это мы только говорим о военнопленных, это гражданские и военные вместе взятые. Если мы говорим о без вести пропавших, то тоже самое: по данным СБУ — около 500, по нашим данным — около 800. Разница есть определенно, но у них более корректные и более точные.

 

Как бы вы отреагировали на предложение Надежды Савченко изменить представительство Украины во временной контактной группе?

 

— Это она стремится, наверное, занять место Ирины Геращенко. Поэтому она показывает, что она значимая в этом процессе. Никакой значимости у нее нет и, тем более, те, с кем она разговаривает — это Захарченко, Плотницкий, абсолютно не имеют влияния на обменный процесс. Этим всем регулирует Москва и кураторы, которые там находятся. Поэтому, я считаю, что коней на переправе не меняют, даже при наличии там Медведчука, одиозной личности, непонятно, в какую сторону играет — в украинскую или российскую, тем не менее, надо добиться того, чтобы обмен большой, как мы его называем, не всех на всех, а большой — это «42 на 228», состоялся как можно быстрей. До этого момента, я считаю, что никого менять не надо.

 

Напомним, в эфире радиостанции Голос Столицы советник главы СБУ Юрий Тандит заявил, что Савченко могут использовать против независимости и целостности Украины.