Глава НАБУ Артем Сытник заявил, что власть не оставит и не простит НАБУ расследований громких антикоррупционных дел. При этом Сытник заверил, что власть имущим работу НАБУ остановить не удастся.

 

Такое заявление он сделал после того, как посетил НАПК, где ему вручили протокол об административном нарушении. Якобы глава НАБУ не предоставил каких-то документов по требованию НАПК.

 

Сытник сказал, что в этом протоколе видит, что власть руками НАПК давит на НАБУ именно через резонансные дела.

 

Игорь Коломойский, экс-акционер ПриватБанка, подал в суд иск против Нацбанка. Он заявил, что национализация «Привата» была рейдерством.

 

В своем исковом заявлении он утверждает, что согласился на национализацию исключительно в интересах клиентов финансового учреждения и только после того, как чиновники убедили его в том, что банку нужно оздоровление.

 

Ранее бывший совладелец ПриватБанка Геннадий Боголюбов направил правительству Украины уведомление с требованием компенсации за «незаконную экспроприацию» его доли и счетов в ПриватБанке. Свои требования он аргументирует тем, что был лишен прав собственности на банк незаконным способом. Впрочем, его устроит также финансовая компенсация.

 

В воскресенье, 12 ноября, в авто возле ТЦ на Осокорках, нашли взрывчатку, а также готовые к использованию детонаторы. По словам начальника ГУ Нацполиции в Киеве Андрея Крищенко, следователи подозревают, что готовился теракт. Были задержаны двое мужчин из Мукачево с этой взрывчаткой.

 

Эти и другие ключевые события дня в эфире радиостанции Голос Столицы прокомментировал политический эксперт Андрей Золотарев.

 

О ВЫЯВЛЕНИИ ВЗРЫВЧАТКИ В КИЕВЕ

 

В связи с задержанием двух человек из Закарпатья с взрывчаткой следователи подозревают, что в Киеве готовился теракт. Как вам кажется, к чему идет дело?

 

— Вся эта антитеррористическая активность, спецмероприятия, которые проводились, и это ощутили очень многие водители по гигантским пробкам на въезде в Киев… то есть, пробки создавали, но, по моему, КПД от всего этого… выхватывали какие-то отдельные машины, но говорить о том, что проверяли серьезно и тщательно, не приходится. Но проблем создали много. Но все же должно было привести к какому-то результату? Вот, блестящий финальный аккорд — таки поймали злоумышленников. Но, судя по всему, это не спонтанное задержание экс-беркутовцев, очевидно это, судя по всему, полк особого назначения, читайте, раньше это «Беркут». То есть, вывеску поменяли, но полицейский спецназ на автостоянке выхватил именно эту машину, скорее всего, была определенная оперативная информация, ориентировка, и очевидно знали, что и у кого искать. Вот такое ощущение. Примем на веру, но понимаете, для МВД важно показать результат работы, что все эти мероприятия — это не спроста, что все серьезно. Вот таким вот образом, мне кажется, демонстрируют свою эффективность.

© Фото: Олег Богачук / censor.net.ua
Полиция отменила усиленный режим в Киеве

Вы подозреваете, что все дело — в пиаре МВД? Они таким образом себя пропиарили?

 

— Возможно, какая-то гибридная версия, но то, что это не спонтанное задержание: увидели подозрительную машину и проверили, а там оказалась взрывчатка. Скорее всего, этих молодых людей вели. Тем более, появившаяся сегодня информация, что они пытались внедриться на вот этот «Михо-Майдан», и что их, вот эту группу, могли использовать для дискредитации. Все тут дурно пахнет.

 

О ГИБЕЛИ ПОЛИТОЛОГОВ И ЖУРНАЛИСТОВ В РОВЕНСКОЙ ОБЛАСТИ

 

В результате смертельного ДТП на Ровенщине погибли пять человек. Следствие считает, что это умышленное убийство. Как вы считаете, для заявления о преднамеренном убийстве есть основания?

 

— Первое. Действительно, есть ряд моментов, которые заставляют усомниться в первоначальной версии. Не так высока была скорость машины и Владимир Карагяур перед тем, как сесть за руль, нормально выспался, он не был уставший, то есть вероятность того, что заснул за рулем, невысока, но тут надо дождаться все-таки окончания следствия, и какие будут аргументы у обвинения. Поскольку даже те люди, которые были близки погибшим политологам, у них нет такой твердой, железобетонной уверенности в том, что это было заказное убийство и, действительно, водитель этой фуры пошел на групповой таран, и расположение машины, собственно, нет однозначного ответа, и вот эта версия насчет того, что это было неспроста, надо подождать, поскольку зачем строить конспирологические теории? У нас, как правило, убивают за деньги. Политологи, журналисты в большинстве своем, скажем, далеки от мира больших денег. Если что-то случается, как правило, оно также выводит на этот извечный вопрос. Поэтому я не склонен пока полагаться на эту версию, что это было умышленное убийство.

 

ОБ АРТЕМЕ СЫТНИКЕ И АНТИКОРРУПЦИОННЫХ ОРГАНАХ

 

По вашему мнению, насколько серьезное давление сейчас оказывается на НАБУ?

 

— Во-первых, не будем называть то, что НАБУ — это инструмент внешнего управления, который создан при активном участии наших внешних партнеров, активно ими опекается и, чего греха таить, они теперь хотят замкнуть эту вертикаль — еще и получить антикоррупционный суд, который был бы административно независим от системы судебных, правоохранительных органов, от власти с тем, чтобы работалось хотя бы как в Румынии, где Лаура Ковеши посадила три тысячи человек.

 

Вам не кажется, что это ненормально, когда публично, через пиар вертикали власти дерутся и занимаются показухой?

 

— Естественно, это полная дискредитация системы правоохранительных органов. Тут трудно не согласится с генпрокурором, ведь у нас в минувший четверг абсолютно никто не заметил комитета Рады, где обсуждалась как раз скандальная ситуация с запуском Государственного бюро расследований и с тем, что с 20 ноября у прокуратуры нет права вести следствие. Он прямо сказал, что мы дореформировались до коллапса правоохранительной системы, а плюс, когда на это накладываются политические амбиции ряда руководителей, я не знаю, кто вдувает Сытнику в уши, но, похоже, он серьезно начал верить в то, что он может быть следующим кандидатом в президенты.

Наталья Корчак
© Фото: kmu.gov.ua
Глава НАПК Корчак фигурирует в ряде расследований НАБУ

Почему у нас такой раздор начался? Почему НАБУ, НАПК, САП начали публично ссориться?

 

— Политическое обострение автоматически ведет к выяснению отношений, поскольку за каждой структурой у нас чья-то фигура маячит. Мы хорошо знаем, кто стоит за МВД, ГПУ, за НАБУ, и как раз обострение политической ситуации ведет к острому выяснению отношений, то есть когда конкурентная борьба, которая всегда была и есть, и, кстати, в большинстве стран мира есть конкуренция правоохранительных структур, но она в рамках, а у нас периодически выходит за рамки, ведь это не первый случай. Мы помним, как конфликт НАБУ, когда оно организовало слежку за помещением ГПУ, как тогда выясняли отношения с задержанием детективов, уладили, хорошо, сошло на нет. Проблема в том, что все это неизбежно ведет к дискредитации правоохранительной системы как таковой и утрате к ней доверия.

 

Эти заявления делаются для широкой публики?

 

— Естественно. У нас три года идет пиар и политика рука об руку. К сожалению, эффективная политика далеко не всегда предполагает как раз использование этих пиар-инструментов: скандалов, конфликтов. У нас эта пиар-обложка подменила содержание и, к сожалению, что мы имеем? Провал реформы МВД, коллапс ситуации со следствием, когда 20 ноября прокуратура должна передать следствие, МВД должно передать следствие, но ДБР в ближайшее полгода — год, скорее всего, работать не будет. Такова реальность.

 

О ПРИВАТБАНКЕ

 

Национализация Приватбанка, это рейдерство — заявил Коломойский. Он судится с НБУ. Не поздно уже кулаками махать? Почему не сразу после решения, в декабря 2016 года?

 

— Был не тот политический момент. Если мы обратим внимание, что все обошлось достаточно тихо, спокойно, что очень четко указывает на то, что присутствовала третья сторона, модератор всех этих процессов. Понятно, что Коломойский, как любой из наших олигархов, он крайне глобализирован и зависим, от той страны, которая эмитирует «вечно-зеленые». И вот, благодаря, как раз, опять же, я не присутствовал на переговорах, но покладистость Боголюбова и Коломойского в процессе национализации, который произошел тихо, неожиданно… Обычно же, как только сгущались какие-то тучи вокруг «Привата», мы помним, и десять лет назад, при Ющенко, тут же начиналась информационная война, противодействие, а тут — все тихо. И вот это подозрительно, потому что очевидно, вмешались те силы, с которыми, очевидно, тягаться Коломойскому и Боголюбову не по плечу. Сейчас, очевидно, вот как бы вот эта длань ослабла и, возможно, с учетом того, что Киев раз за разом, скажем так, подводит своих внешних партнеров, вот казус с НАБУ, очевидно, тоже будет способствовать непростым отношениям, очевидно, решили что — время. Ведь принцип политики Коломойского и сотоварищи, он никогда не менялся, — это приватизация прибыли и национализация убытков. На этом была построена вся бизнес-империя Коломойского.

 

То есть, вы имеете в виду, что государство какие-то нереальные, огромные средства влило в ПриватБанк, и теперь у него все хорошо, все уладилось, докапитализация прошла — и, боже, у нас же незаконно его забрали, отдайте!

 

— Я более чем склонен полагать, что какие-то уязвимые места в этой национализации команда адвокатов Коломойского уже нашла. Но это, собственно, приглашение к торгу. Я не думаю, что он так уж горит желанием… Понятно, что без «Привата», этого станового хребта империи Коломойского, его возможности влияния на политику, на экономическую жизнь страны… он не олигарх. В свое время, когда Петр Алексеевич возглавлял СНБО, а президентом был Ющенко, там как-то не нашли взаимопонимания с Коломойским, прямо поставил вопрос так, что завтра повешу замок, а вы возитесь с вкладчиками, с клиентами… то есть, это был достаточно мощный инструмент влияния на решение политических, экономических вопросов. Теперь этот инструмент у Коломойского отобрали, и он из полноценного олигарха превратился в такую… хромую утку.

Кравец АУДИО 13.11.17
Коломойский и Боголюбов судятся за ПриватБанк, чтобы избежать ответственности — юрист

С одной стороны, можно считать, что Коломойский и Боголюбов вышли на тропу войны. А с другой стороны, такими заявлениями не надеются ли они отбиться от претензий НБУ на немалую сумму, которую им теперь выставляют?

 

— Возможно. Это даже не столько объявление войны, сколько приглашение к торгу. По приватовской ихней «бизнес-стайл» — это максимально поднять планку требований, то есть просить безумно много, а потом вы уже получите то, что на самом деле хотели. Возможно, это действительно касается каких-то других компаний, но мне кажется, что это достаточно расчетливые, циничные и прагматичные люди, и, не просчитав своих дальнейших действий, профита, который они получат, они бы не рискнули так идти «иду на вы».

 

О ГОСБЮДЖЕТЕ И МВФ

 

На этой неделе приехали эксперты МВФ для того, чтобы изучать украинский бюджет. Если нардепы начнут завтра рассмотрение сметы, это означает, что МВФ уже дал зеленый свет?

 

— Как раз соответствие этим маячкам, которое выставило МВФ — это то, чем руководствовались при формировании бюджета, и если что-то выбрасывалось из бюджета, то это, скорее всего, следствие того, что подгоняли под эту форму. Вопрос теперь не только в бюджете. Теперь же МВФ требует антикоррупционный суд. Как вам требование? У нас же главное пообещать, получить деньги, а потом петлять и тянуть деньги, вот такая украинская политическая игра. Но, похоже, что ситуация заходит в тупик, то есть утром — выполнение условий, деньги — вечером.

 

О ЯЗЫКОВОЙ СТАТЬЕ ЗАКОНА «ОБ ОБРАЗОВАНИИ»

 

Лилия Гриневич считает, что в ВР сегодня не найдется голосов для того, чтобы вносить изменения в языковую статью закона «Об образовании». Сама статья довольно спорная — результат компромисса, и перспектив переголосовывать ее вообще нет.

 

— Компромисс кого с чем? «Народного фронта» с рейтингом 1% или «Самопомощи», которая туда же движется? Собственно говоря, это они же были главными драйверами того, что эта седьмая статья оказалась. Теперь эта седьмая статья — ой, как нам дорого обойдется. К сожалению, я критически отношусь к этой реформе образования, которая нацелена на выпуск патриотов и идиотов, но это о другом. Страна, которая находится в состоянии конфликта, в состоянии войны, она должна к чему стремится? К консолидации общества и окружении себя союзниками. Что мы делаем? Мы раскалываем общество. Посмотрите, в ВР лежит закон про церковь, который легализует рейдерские захваты. Сегодня прислали видео, как бабушкой в футбол играют дюжие хлопцы в Коломые, и вот это явление хотят легализовать. То есть мы ко всем имеющимся конфликтам еще и получим войну религиозную, не дай бог. Так вот эти полезные патриоты подложили колоссальную свинью, поскольку венгры прямо заявили: а мы с вас не слезем. И венгры не слезут, поскольку там такие же упоротые националисты, ведь половина венгерского политикума — это националисты, и у них как раз фантомные боли о великой Венгрии.

 

К слову, старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец считает, что нельзя исключать того, что в процессе национализации ПриватБанка со стороны Кабмина была коррупционная составляющая. 

 

Напомним, между Украиной и Венгрией будут возникать новые конфликты, считает эксперт Валерий Гончарук, а достигнутая договоренность не решит политический кризис, возникший между странами.

Итоги дня с Андреем Золотаревым: результаты работы полиции, скандал вокруг ПриватБанка